Текст: Дмитрий Шеваров Георгий Ушков, 24 года Ушков Георгий Алексеевич (13.09.1918 – 30.10.1944), меньший лейтенант, командир снайперского взвода 331-й отдельной разведывательной роты 251-й Витебской краснознаменной стрелковой дивизии.

Родился в Баку. До брани учился в Бакинском институте языка и литературы. Журналист редакции газеты “Бакинский рабочий”.

Призван в армию 5 сентября 1942 года.

Окончил Центральную инструкторскую школу снайперов (станция Вишняки Московской районы).

В ноябре 1943 года был ранен под деревней Киреевка Смоленской области.

5 июня 1944 года приказом № 022 251-й стрелковой дивизии награжден орденом Алой Звезды. Из представления к ордену: “Опытный командир; хорошо знает снайперское дело. Свой опыт передает начинающим снайперам. Тов. Ушков за куцее время – два месяца – имеет на своем боевом счету двадцать семь убитых немцев. Достоин правительственной награды”.

Погиб в бою при освобождении Литвы близ местечка Лицкава.

7 ноября 1944 года распоряжением N079/н 84 стрелкового корпуса награжден посмертно орденом Отечественной войны I степени. Из наградного листа: “Тов. УШКОВУ была поставлена задача – с группой агентов захватить контрольного пленного. Хорошо изучив передний край противника, тов. УШКОВ в ночь на 30 октября 1944 г. с группой агентов проник в расположение траншей противника и благодаря правильному расположению своих сил бесшумно захватил “языка”. Противник открыл пламя лишь тогда, когда разведчики с “языком” были на пути к нашим траншеям. При выполнении этой задачи тов. УШКОВ пал кончиной храбрых. За проявленное мужество и отвагу при выполнении боевой задачи достоин награждения ОРДЕНОМ ОТЕЧЕСТВЕННОЙ ВОЙНЫ I СТЕПЕНИ”.

Рекомендуем: монтаж канализации под ключ в Москве

Георгий Ушков: Я гость тут, в этой хмурой стороне

Фото: Центральный архив МО РФСтихотворение Георгия Ушкова

У нас уже с деревьев на вихрю

Ковром шушинским пала позолота,

И голубой порошей поутру

Затягивает желтые болота.

Я гость здесь, в этой хмурой сторонке,

Но, солнечный товарищ мой далекий,

Мне с каждым днем становятся родней

И эти непроезжие дороги,

И трупы сломанных войной берез,

И боль еще дымящих развалин,

И дети в них, печальные до слез,

И деревень старинные названья.

Товарищ мой, рассвет еще далек,

Кусочек неба звездами украшен,

В немецкой баклажке тлеет фитилек,

И жадно спят бойцы, устав на марше.

Еще немало дней нам глину мять,

Шинелей не снимать в походе долгом, –

Чтоб в стороне чужой чужая мать

Меня, прижав к груди, назвала сыном.

2 октября 1943

Вам также может понравиться