И низенький поклон сквозь века…

Это благое дело свершил русский предприниматель, владелец Уральских чугуноплавильных заводов, камергер двора Его Императорского Величества Павел Демидов. Сей господин вполне может почитаться русским Нобелем. Между прочим, сам Альфред Нобель учредил свою премию лишь спустя 60 с лишним лет после решения Демидова.

С 15 января 1831 года и вплоть до своей кончины в 1841 году, меценат в день рождения цесаревича (17 апреля), грядущего царя Александра II, вносил в Российскую академию наук по 20 тысяч рублей «на награды за лучшие по разным частям сочинения в России» и по 5 тысяч рублей «на издание увенчанных Академиею рукописных творений».

Ходил по земле Павел Николаевич, увы, недолго и скончался, когда ему было едва-едва за сорок. Но дело его не завяло, не свернулось. Согласно завещанию Демидова, деньги в фонд премии продолжали поступать и на протяжении последующих 25-ти лет, до 1865 года, после чего была учреждена Ломоносовская премия. Награда же Демидова почиталась самой почетной неправительственной наградой Российской империи.

Кто же был таков, Павел Николаевич Демидов?

Происходил он из знатного рода, покинувшего яркий след в истории России. Его предки имели немало достоинств, но пуще всего славились меценатством. И Павел Николаевич поспел сделать за свою недолгую жизнь множество добрых дел.

…Когда войска Наполеона вторглись Россию, юнкеру Демидову было итого 14 лет, однако, он, как и батюшка Николай Никитич, принял участие в Бородинском сражении в составе егерского полка Московского ополчения. Вытекающие полтора десятка лет Демидов служил в императорской армии и вышел в отставку, получив чин коллежского советника.

Павла Николаевича назначили штатским губернатором Курской губернии, и с его приходом мздоимство, которое в других регионах России процветало, практически исчезло. Грязный порок Павел Николаевич осилил весьма оригинально, приплачивая чиновникам в придачу к жалованью весьма солидные суммы.

Впрочем, куда больше денег Демидов расходовал на благотворительность.

Меценат снабжал денежными пособиями рабочих своих предприятий, получивших увечья и недуги, обеспечивал пенсиями пожилых. Помогал вдовам и детям потерянных солдат и офицеров, принимал участие в строительстве Николаевской железной дороги. Однако прославился Павел Николаевич той самой премией, за какую его добрым словом поминали долгие лета талантливые россияне. Его забота помогла им встать на ноги, продолжить работу, значительную для всего Отечества. Словом, добрая нить, протянутая прежними Демидовыми, крепчала.

…История семейства берет начало от эпохи Петра I, с деревенского коваля Демида Клементьевича Антуфьева. Его сын Никита, благодаря поддержке царя, приближавшего к себе талантливых, мыслящих людей, в 1695 году выстроил в Туле металлургический завод.

Он преобразовал переданный ему во владение Невьянский казенный завод на Урале и вместе с сыном Акинфием основал еще несколько предприятий, какие долгое время были лучшими не только в России, но и в Европе.

Во время Северной войны Никита Демидович был главным поставщиком оружия для Русской армии. И, наконец, он изрядно поспособствовал императору при основании Санкт-Петербурга, жертвуя на нужды столицы империи немалые оружия. В награду за свои деяния он получил из рук Петра I дворянское звание и фамилию Демидов.

Акинфий Никитич продолжил отцовское дело, сделавшись одним из основателей металлургической промышленности России. В 1725 году его стараниями был введен в действие самый крупный на континенте Нижнетагильский чугуноплавильный и железоделательный завод. Но этим заслуги Демидова Третьего не исчерпались. При нем в империи заработали девять железных и семь медеплавильных предприятий.

И иные Демидовы трудились истово, от души, в разных областях. Приумножали свое богатство, но и радели за Россию, стремились сделать ее могущественной державой, жертвовали денежки на ее процветание.

Любовь к Отчизне не внушали громкими лозунгами и пышными словесами. Она была уже у Демидовых, как и у представителей других известных русских династий, что именуется, в крови. А забота о молодых талантах становилась насущной необходимостью и диктовалась трезвым расчетом. Ведь они, окрепнув и встав на ноги, мощнее возвеличивали державу, заставляли говорить о ней иноземцев с еще большим пиететом.

И еще о представителях славной династии. Прокофий Акинфиевич Демидов заложил знаменитый Нескучный ботанический сад в Москве, поддержал основание Московского университета, передав совместно с братьями ему в дар 21 тысячу рублей и минералогический кабинет, состоявший из шести тысяч предметов. Он также внес деньги на стипендии для неимущих студентов, названных «Демидовским пансионом».

Младший сын Акинфия Демидова – Никита Акинфиевич Демидов к шести доставшимся ему в наследство нижнетагильским заводам добавил еще три. Он первым из семейства сделался коллекционером, собирая художественные и исторические ценности. Купленные в путешествии по Европе картины, скульптуры и различные «курьезные» вещи, сделались основой фамильного художественного собрания.

Разумеется, и Никита Акинфеевич жертвовал деньги на благотворительность. Он помог скульптору Федоту Шубину сделаться ваятелем с мировым именем, отправлял значительные суммы на обучение молодых живописцев, которых направляли на учебу в Санкт-Петербург, Москву и за пределы Российской империи.

Батюшка основателя Демидовской премии Николай Никитич служил в армии флигель-адъютантом князя Григория Потемкина. При императоре Павле I сделался членом Камер-коллегии.

В Санкт-Петербурге на средства Демидова были построены четыре чугунных моста. Он подарил Московскому университету богатейшее собрание раритетов, отдал свой Слободской дворец и 100 тысяч рублей для устройства Дома трудолюбия. Немалые суммы были пожертвованы Николаем Никитичем в Комитет инвалидов, а также людям, пострадавшим от стихийных бедствий.

Покинул он о себе добрую память и в Нижнем Тагиле, где находилось одно из его предприятий. Там Демидов построил школу, больницу, приют, реорганизовал горнозаводскую школу в Выйское училище…

Вернемся к Демидовской премии, точнее, к людям ею увенчанным. Многие фамилии, как, скажем, лингвиста Филиппа Рейфа, математика Николая Брашмана, физика Бориса Якоби, лингвиста Герасима Павского, астронома Алексея Савича, химика Карла Клауса, географа Константина Неволина и иных давно затерялись в историческом далеке.

Однако по-прежнему на слуху имена иных обладателей почетной награды. Это – историки Николай Устрялов, Николай Погодин и Иван Забелин, филолог Александр Восходов, мореплаватели Иван Крузенштерн и Фердинанд Врангель, естествоиспытатель Иван Сеченов, хирург Николай Пирогов, химик Дмитрий Менделеев, физик Роберт Ленц…

Впрочем, и тем, и иным сквозь столетия мы шлем благодарный поклон – они работали на благо России. То, чем эти люди занимались в свое время, было необходимо и важно для Отечества!

…Демидовская премия была возрождена спустя много десятилетий – в 1993 году. Она вручается ученым за выступающий вклад в развитие науки в России. Замечательно, что ожила старинная традиция и благодарность тем, кто приложил к этому руку. Однако вытекает признать, что награда значительно потускнела и не имеет такого авторитета, как прежняя, дореволюционная. Да и сумма премии, полагаю, не столь порядочна, как былые времена…

Напоследок воскликну, как грибоедовский Фамусов: «Да! Вы, нынешние, ну-тка!» В стародавние времена это был упрек и одновременно вызов молодому поколению от лики старшего – готовы ли вы сделать что-то полезное для общества, достойное для подражания или будете только танцевать на балах, флиртовать и ожидать у моря погоды?

Нынче эта короткая реплика может быть адресована состоятельным людям, владельцам предприятий, хозяевам фирм, олигархам, число каких в России постоянно растет. Многими накоплено столько, что хватит не на одну жизнь, а на множество – не только собственную, но и близких. Не пора ли им всерьез припомнить благородство и милосердие великих предков, радовавшимся не только большим доходам, но и немалым расходам – на благие, честные и патриотические дела? Отчего бы и им не тряхнуть мошной для поддержки российской науки?

Протяните длань, господа, да не пустую, талантам, не дайте им зачахнуть, склониться под холодным ветром нашего беспокойного времени. Отрежьте хоть сущую малость от вашего обеспеченности, не скупитесь, и щедроты вернутся к вам с лихвой.

В ваших силах еще раз доказать, «что может собственных Платонов и быстрых разумом Невтонов Российская земля рождать». Ведь не лишь на прочном военном щите, но и на науке и просвещении зиждется благополучие и сила державы.

Вам также может понравиться