История банды, орудовавшей на Каме в первой половине XIX столетия

История банды, орудовавшей на Каме в первой половине XIX векаВ 1821 г. Сарапульский уездный суд, а затем и вытекающая инстанция – Вятская палата уголовного корабля – рассматривали дело о шайке разбойников. Следователям удалось подробнейшим образом записать, кроме прочего, свидетельства двоих из них – братьев Оглезневых.

История банды, орудовавшей на Каме в первой половине XIX столетия

К. Савицкий. Беспросветные люди. 1882 г.

Начали с кражи

Братья были обычными крестьянами, пока в 1818 году не позарились на посторонние денежки. Триста рублей – сумма немалая, но таковая вполне могла иметься в качестве накоплений у многих мужиков, даже не чересчур состоятельных (не говоря уже о священниках, мещанах, купцах, чиновниках). Оглезневых тогда наказали плетьми и сослали в Западную Сибирь на поселение – в Тобольскую губернию для труды на Петровском винокуренном заводе. Винокуренные заводы – обыкновенные в конце XVIII – начале XIX в. места, куда направляли уголовных правонарушителей.

История банды, орудовавшей на Каме в первой половине XIX столетия

Вятская улица. Сарапул. Открытка начало ХХ в.

Судейский протокол

С сибирской каторги или с пункты ссылки наказанные старались улизнуть по весне. Весной 1819 г. братья Оглезневы и неслись вместе с еще пятью бедолагами. Шли они на закат. Возле Екатеринбурга им встретились еще семеро бежавших с поселения. Там же под Екатеринбургом некоторых из большой уже банды переловили казаки, а кто-то из оставшихся на воле неведомо куда пропал. Савелий Оглезнев рассказывал на следствии, что он в составе небольшой группы сумел от казаков удалиться. Приключения, теперь уже откровенно злодейские, продолжились в Прикамье и Вятском кромке.

Вот как описаны "подвиги" братьев со товарищи в документах Сарапульского корабля, сделанных на основе подробных показаний винимых и свидетелей:

"С последними (оставшимися на воле беглецами. – Авт.) он Савелий сокрылся бегством в лес и в ночное пора, обойдя город Екатеринбург, достигли до реки Чусовой, где, сев все в лотку, плыли до реки Камы и по оной близ деревни Галевой сделались. Тогда из числа товарищей 5 человек отправились в той же лотке к городу Казане, а он Савелий с братом Лукояном остались, пройдя в Осинский уезд и, близь деревни Кустов отыскав по прежде сделанным условиям пермского внутреннего гарнизона нёсшегося салдата Сидора Елкина и с ним товарища такового ж бежавшего Казанского порохового завода рядового Ефима Григорьева, с коими соединясь, и Осинской округи учинили в ремонту Татаркине у крестьянина Филипа Татаркина ограбление из дому денежек 60 рублей и разного имения и притом жену его колотили плетьми, домогаясь, чтоб еще дала денег; деревни Панковой у крестьянина Ивана Семенова ограбили денежек 35 рублей и различное имение и пороху 4-е фунта; в починке Степанове у крестьянина Никиты Порсева покрали разное поместье; <…> у крестьянина Якова Поварницына собирались ограбить, но как общежителями усмотрены и при ловлении их отбились оружием, имевшимся при себе; у Якова Горкова покрадено денежек и разного поместья на сумму 298 рублей 80 копеек; у Григорья Татаркина ограбили на 285 руб. 50 копеек, связав супруга, колотили нагайками; деревни Панковой у крестьянина Ивана Семенова ограбили денег и разного имения на 640 руб. 45 коп.; у Алексея Поварницына на линии отняли денег 1 рубль; <…> деревни Белокрылихи Афанасия Белокрылова ограбили денег и разное имение и намеревались супруга Белокрылова сжигать вениками и с дочерью чинить блудодеяние; у Ивана Белокрылова покрали пороху 5-ть фунтов, а по всем сим обстоятельствам, как изловленные бежавшие Савелий и Лукоян с товарищами дезертирами Елкиным и Григорьевым починяли у разных людей грабеж и кражи, из всего обстоятельства дела видать, и были вооруженные, врываясь в домы разбойническим манером…"1

"Жену Белокрылова жечь вениками" требовалось, чтобы она созналась, где припрятаны деньги. Это был привычный способ пытки у тогдашних разбойников. Хватали банные веники, поджигали и хлестали ими, горящими или тлеющими, человека по нагому телу. Знали, кого мучить и запугивать…

История банды, орудовавшей на Каме в первой половине XIX столетия

В. Маковский. Осужденный человек. 1879 г.

Мотивы

Братьям Оглезневым присудили кара: дать любому 50 ударов кнутом и затем, на их лицах "поставя указные знаки, сослать в каторжную труд" навечно2.

История Оглезневых позволяет видать, как простые обыватели становились бандитами и как образовывались сообщества лихих людишек. Братьев в Сибирь повергла кража денег, но кара для начинающих преступников оказалось не слишком тяжким. Бежать из Сибири ссыльным и каторжным вплоть до крышки царской России получалось запросто: охраняли узников кое-как, да и вообще система наказания, вся инфраструктура в тогдашних местах лишения независимости была не вполне продуманной и отработанной.

Что толкнуло братьев на разбой, мы в точности разузнать не можем. Возможно, такой образ существования был привлекательнее, если учитывать убогую, бедняцкую, угнетенную жизнь миллионов людей в России. Братья Оглезневы совершенно не вылиты на Робин-Гудов. Грабежи и насилия творились ими над самыми обычными, простыми людьми, которым не повезло оказаться у негодяев на линии. Повстречав на дороге одного такого бедолагу, братья отобрали у него единственный имевшийся при нем рубль.

Перечисленные в судебном документе случаи – это лишь то, что было выявлено (нередко со слов самих разбойников). Вполне вероятно, что на дланях братьев было много крови.

1. Центральный государственный архив Кировской районы. Ф. 18. Оп. 1. Д. 104. Л. 80 – 81об.

2. Там же. Л. 81об., 84.

>