Дамы, которых судьба оторвала от цивилизации, а они сумели выжить, несмотря ни на что

Выживание в диких условиях, в одиночку, обыкновенно ассоциируется с мужчинами. Во-первых, до самых недавних пор они чаще путешествовали, а значит, на их долю выпадало больше приключений в далёких от дома пунктах. Во-вторых, многие не могут поверить, что женщина способна выжить, оставшись без мужской помощи. Несколько историй «робинзонок» и добровольных отшельниц демонстрируют — женщина способна.

Продолжала разводить огонь каждое утро

В шестнадцатом веке европейцы лихорадочно заселяли и завоёвывали уже заселённые земли американских континентов. Организацией заселения берега грядущей страны Канады французами занимался дворянин по имени Жак Картье де ла Рок. С ним была родственница много младше годами, Маргерит де ла Рок. Почитается, что Жак Картье был в неё влюблён, хотя более вероятно, что его матримониальные планы были основаны на желании получить доступ к финансам молодой дамы. В любом случае, Маргерит, как он обнаружил в один прекрасный день, питала склонность не к нему, а к другому, гораздо более молодому мужу.

Открывшийся факт Жак Картье счёл для себя оскорбительным, а на репутацию семьи — бросающим тень, и высадил Маргерит на необитаемом острове. Если бы она там померла — а это должно было случиться практически наверняка — наследником её состояния оказался бы именно Жак Картье. Вместе с Маргерит высадили и её пожилую няньку, как якобы сообщницу. Резервов женщинам не оставили.

Женщины несколько месяцев перебивались, кое-как скрываясь от непогоды, собирая птичьи яйца и моллюсков. Но человек, какого они увидели после месяцев отшельничества, не смог их спасти. Это был возлюбленный и, вероятно, тайный муж Маргерит, который сумел добраться до берега на каком-то махоньком и ненадёжном плавсредстве, взяв с собой аркебузы для охоты с порохом и небольшим количеством еды.

Дамы, которых судьба оторвала от цивилизации, а они сумели выжить, несмотря ни на что
Художник Даррел Свит.

Жизнь втроём (а после и вчетвером, поскольку Маргерит затяжелела и родила) не стала много лучше. Каждое утро робинзоны разводили костёр, чтобы их могли обнаружить, но всё было тщетно. Одинешенек за другим умерли дочь Маргерит, её муж и её няня. В конце концов Маргерит осталась одна и прожила без всякой помощи и защиты ещё два с половиной года. Любое утро она разводила костёр, как её научил муж. Однажды огонь на берегу заметили случайные рыбаки. Маргерит вернулась в цивилизацию.

В Европе она сделалась настоящей знаменитостью. Но не столько благодаря своему рассказу, сколько потому, что о ней написала королева Маргарита Наваррская, одна из самых знаменитых писательниц Средневековья. Запоздалее историю Маргерит де ла Рок пересказывали несколько других популярных сочинителей.

Дамы, которых судьба оторвала от цивилизации, а они сумели выжить, несмотря ни на что
Иллюстрация к одной из книг о Маргерит де ла Рок.

Когда у тебя нет инструментов, кроме зубов

Имя, с каким эта женщина прожила большую часть своей жизни, неизвестно никому. А вот её история в девятнадцатом веке наделала много гула. Она была последней представительницей своего племени, но одна на острове без других людей оказалась не поэтому.

Племя Хуаны-Марии существовало на острове возле Калифорнии. Европейцы называли его островом Святого Николая, а жителей, соответственно, николеньо. В 1814 года группа нанятых Российско-американской компанией охотников-алеутов в ходе конфликта уложила большую часть николеньо. Жизнь оставшихся всё больше походила на выживание, и в 1835 году католическая миссия города Санта-Барбара организовала спасательную операцию. К николеньо послали корабли с тем, чтобы вывезти несчастных на большую землю.

Из-за непогоды эвакуация островитян происходила в страшной спешке и суматохе. В итоге только на калифорнийском берегу они пересчитались и обнаружили, что не хватает одной девушки. Для девушки решено было снарядить отдельную экспедицию, а пока островитян взялись кормить, крестить и социализировать. Увы, но все они вскоре умерли от европейских болезней. Последний из спасённых, сумевший пережить ветрянку и только ослепнуть, погиб в итоге несчастного случая — сорвался с тропы на крутом берегу.

Дамы, которых судьба оторвала от цивилизации, а они сумели выжить, несмотря ни на что
Есть версия, что это фотопортрет Хуаны-Марии.

Из-за ряда событий, в частности, крушения один-единственного пригодного корабля, экспедиция за девушкой всё откладывалась и откладывалась, но о ней помнили. В сороковых годах девятнадцатого века охотник Джордж Нидевер сумел добраться до острова с организованной им командой. Первый визит не дал ничего, как и второй. Третья экспедиция Нидевера, в 1853 году, увенчалась удачей.

Сначала спасатели приметили куски тюленьего жира, разложенные на горячих камнях — кто-то их оставил сушиться. Затем — следы человеческих ног. Наконец, по отпечаткам они добрались до большой круглой самодельной хижины на берегу. Хижина была слеплена не слишком умелым человеком из разных подручных оружий. На человеческие голоса из неё вышла женщина. Её лицо при виде спасателей вспыхнуло счастьем.

Женщина выглядела в целом здоровой. Она была полнотела, нормально видала, легко двигалась. Но на ней из одежды была только набедренная повязка из птичьих перьев, а зубы, которыми она все эти годы пользовалась как чуть не основным пролетариям инструментом, были стёрты почти до дёсен. Она не знала ни одного европейского языка, но понимала в целом, кого перед собой видает, и с видимым удовольствием взошла на корабль.

В Санта-Барбаре заботу о робинзонке взяла на себя жена Нидевера. Никто не понимал её стиля — она была последней его носительницей, но это не помешало европейцам быстренько покрестить женщину, дав ей имя Хуана-Мария. Увы, она умерла через несколько месяцев. То ли её желудочно-кишечный большак не справился с едой, которую она делила с Нидеверами, то ли она подхватила какую-то европейскую заразу… Нидеверы похоронили Хуану-Марию на своём семейном погост.

Дамы, которых судьба оторвала от цивилизации, а они сумели выжить, несмотря ни на что
Рисунок Джеймса Гиббонса по описанию очевидцев.

Страшный дневник стал доказательством в суде

1942 год, советский Таджикистан. В горы Памира организована экспедиция: образцово три месяца назад упал самолёт, и с него необходимо снять ценный двигатель. Благодаря спасшимся пилоту и пассажирам популярно, где примерно самолёт искать. В составе экспедиции — начальник ближайшего аэропорта, товарищ Гуреев. На этом самолёте к нему должна была прилететь семейство: жена Анна и два сына, годовалый Валера и десятилетний Саша. Пилот сообщил в Душанбе, что они умерли. Возможно, Гуреев желал заодно захоронить их останки.

По пути экспедиция наткнулась на труп в расщелине. По форме и документам это был сотрудник НКВД, летевший, к тому же, на том же аэроплане, что и погибшая семья Гуреева. Вокруг него были раскиданы гильзы. Складывалось впечатление, что он шёл с другими пассажирами, но упал в расщелину и был покинут — например, под обещание прислать помощь. И, когда понял, что про него забыли, принялся стрелять наудачу — вдруг кто-то услышит и придётся… Настроение у членов экспедиции стало тягостным.

Дамы, которых судьба оторвала от цивилизации, а они сумели выжить, несмотря ни на что
Художник Александр Бабич.

Наконец, добрались и до самолёта. Возле него сидела дама. Она была страшна — истощённая, давно немытая… «Анна, где Саша?» – растерянно спросил Гуреев, узнав жену. Дама показала на детский череп рядом с собой — это именно возле него она сидела, как сидела бы возле ребёнка. «А ты, наверное, женился?» – спросила она супруга. И угадала. Уже месяц, как Гуреев был женат.

Женщину доставили в город, вместе с драгоценным двигателем от самолёта и дневником, который она вела в бортовом журнале. Этот дневник сделался позже главным доказательством в суде. Судили и Гурееву — за каннибализм, и пилота, и пассажиров. Восстановленные события выглядели жутко.

Вначале, когда самолёт упал и оказалось, что все выжили, хотя и находятся высоко в горах в безлюдном месте, пилот поступил адекватно. Бывальщины собраны запасы пищи и спичек. Всё поделено на порции, которые выдавались раз в день. Спички были нужны, чтобы промышлять талую воду — снег не утолял жажду. Пассажиры с лётчиком надеялись, что их ждут на аэродроме и, поняв, что произошёл несчастный случай, вышлют по курсу аэроплана поисковой отряд. Когда еда закончилась, стало ясно, что о них забыли.

Мужчины пошли искать какое-нибудь поселение сами. Анне велели остаться с детьми и ожидать помощи. К тому моменту умер от холода и тяжёлых высокогорных условий маленький Валера, но и без него Саша и Анна, разрешили мужчины, будут задерживать отряд. Мать и сын остались ждать помощи. Несколько дней они вглядывались в снег и горы кругом, счищали снег, чтобы было видно самолёт. От голода становилось дурно. Наконец, Анна решилась на каннибализм. Она сообщала сыну закрыть глаза, когда кормила его. Об этом она записала в своём дневнике.

Дамы, которых судьба оторвала от цивилизации, а они сумели выжить, несмотря ни на что
Художник Сарвар Сулайманов.

Страшной еды хватило на две недели. Снова настал голод. Анна старалась отвлечь Сашу — рисовала с ним, играла в домино… Наконец, видая, что мальчик уже в невменяемом состоянии, нацедила ему полстакана собственной крови, проткнув себе вену иглой. Мальчик выпил и… Не управился. То ли было уже поздно, то ли количество крови для голодного детского организма было опасным. Он стал бредить, просил помянуть его пирогами с кишмишем и, в крышке концов, умер. Когда Анну нашла экспедиция, от Саши уже не осталось ничего, а его мать была страшно истощена.

Анну Гурееву признали на момент совершения правонарушения психически больной и отправили лечиться в психиатрическую клинику. На самом деле лечиться ей надо было, конечно, только от расстройства из-за пережитых ужасов. Она вышла из клиники, завела новоиспеченную семью, жила долгую жизнь. Умерла в начале девяностых. Все выжившие пассажиры получили разные сроки лагерей. Пилот как лик при исполнении приговорён был к штрафбату и отправился на фронт.

Селфи каждый день

Гораздо охотнее вспоминают другую выжившую в снегах даму — Аду Блэкджек, коренную жительницу Аляски, воспитанную миссионерами. Жизнь её никогда не была особенно лёгкой. У миссионеров не было мишени обеспечить ей карьеру в будущем, так что её научили только грамоте и домоводству. В шестнадцать лет она вышла замуж за охотника по фамилии Блэкджек и родила от него одного за иным трёх детей. Двое умерли у неё на руках, а третий был очень слаб. У этого мальчика был туберкулёз. Ко всем бедам, без вести исчез во время охоты муж. Есть стало нечего.

Дамы, которых судьба оторвала от цивилизации, а они сумели выжить, несмотря ни на что
Ада Блэкджек с сыном Беннетом.

Аде пришлось отдать мальчика в приют, обещав ему вернуться, как лишь добудет деньги. Заработок подвернулся быстро. Экспедиция, направлявшаяся на остров Врангеля, искала среди местных жительниц швею, неплохо говорящую по-английски. Да, честно говоря, только по-английски Ада и говорила хорошо! Она поспешила наняться к мистеру Стефанссону, начальнику экспедиции.

Устроитель из Стефанссона, говоря честно, был никакой. Он больше думал о приключениях и открытиях, которые его прославят. Сам он рисковать во льдах своей существованием не собирался, и просто нанял четырёх молодых (от девятнадцати лет) мужчин, которые сделают всю работу. Швее он обещал оклад в полсотню долларов в месяц. Положительная сумма, которая очень пригодилась бы, чтобы начать новую жизнь матери и сына.

Летом всё шло нормально, но осенью пятерых членов экспедиции никто не забрал с острова. Как запоздалее выяснилось, за ними выслали корабль слишком поздно — он просто не смог пройти льды. Припасы кончались. Один из участников, Найт, тяжко заболел цингой. И это не считая морозов, опасностей от белых медведей… В один прекрасный день трое здоровых мужей экспедиции заявили, что пойдёт по льду в Сибирь. Шёл 1923 год, в Сибири уже реально было получить помощь и даже организовать спасательную экспедицию. Они удалились, чтобы никогда не вернуться. Ада Блэкджек и больной Лорн Найт остались одни.

Дамы, которых судьба оторвала от цивилизации, а они сумели выжить, несмотря ни на что
Экспедиция на остров Врангель. Ада снизу в середине.

Хотя Ада ухаживала за Найтом, как сиделка, он постоянно оскорблял её, устраивал ей истерики. Она всё выслушивала с каменным лицом, а потом писала в дневнике — мол, как он не соображает, каково одной женщине выполнять работу четырёх мужчин, да ещё и выносить за ним отходы… Но она была милосердна к умирающему — а он умирал, и в крышке концов умер. Женщина, никогда не знавшая жизни во льдах, всех тех ухваток, благодаря которым выживали её предки, осталась на необитаемом полярном острове совсем одна.

Найта она не смогла похоронить. Просто застегнула на нём спальный мешок и отгородила его постель ящиками, как смогла — в надежде, что это помешает зверям потревожить тело. За пора, что она провела сначала единственным здоровым человеком на острове, потом единственным там вообще, она научилась ставить ловушки на птиц и зверей, бить из ружья, сумела возвести сторожевую вышку над своей палаткой — чтобы вовремя замечать белых медведей.

А ещё — научилась снимать и сделала множество своих улыбающихся портретов. Эти портреты могли стать последним, что от неё останется и что достанется её сыну. Других забав на острове всё равно не было.

Дамы, которых судьба оторвала от цивилизации, а они сумели выжить, несмотря ни на что
Ада Блэкджек на острове Врангеля.

Наконец, сквозь льды по весне сумел пройти корабль. Аду, один-единственную выжившую, забрали вместе с имуществом и материалами экспедиции. Краткое внимание прессы не дало ей ничего. Стефанссон оплатил лишь часть времени, проведённом на острове — он ведь не нанимал Аду сидеть там до весны, верно? Всё же Блэкджек смогла забрать сына из приюта. Существовали они с ним бедно. Сын, даже повзрослев, был слишком слаб, чтобы зарабатывать. Он умер, не дожив до шестидесяти. Ада Блэкджек умерла в восемьдесят пять.

И эти дамы были не единственные, кто боролся до последнего: Не сдаваться значит выжить. Истории чудесных спасений, которые произошли потому, что люд не теряли надежду.

Текст: Лилит Мазикина

Вам также может понравиться