Фрагменты утраченных архитектурных монументов старой Москвы из фонда “Белый камень” в музее-заповеднике “Коломенское” мы скоро увидим на своих компьютерах. Это станет возможным благодаря совместному проекту музейщиков и IT-специалистов.

Как Белокаменная Москва возвращается из руин XX столетия в цифре

Как Белокаменная Москва возвращается из руин XX столетия в цифре

Немало 500 массивных предметов из фонда “Белый камень” уже оцифровано, до конца 2020 года будет обработано еще 137. Фото: Анна Коузова

Белокаменные скрижали со словами о том, кем и как была выстроена Сухарева башня, фрагменты строений Симонова монастыря, стоявших когда-то на месте Дворца культуры ЗИЛ, капители разрушенных святилищ, уцелевшие образцы декора, массивные колонны и много других архитектурных форм сохранили для нас и сохраняют для потомков ревнители московской древности и всего, что связано с историей государства Российского, его традициями и культурой.

А теперь в союз с музейщиками все активнее вступают лидеры IT-индустрии – профи по использованию цифровых технологий в архивном деле, музейной и выставочной труду.

Ярким и по-своему уникальным примером такого сотрудничества становится оцифровка музейных экспонатов из фонда “Белый камень” в Московском государственном объединенном художественном историко-архитектурном и природно-ландшафтном музее-заповеднике “Коломенское” (МГОМЗ). Нынешний хранитель фонда “Белоснежный камень” Анастасия Дробязко рассказала, что сам этот фонд обязан своим существованием основателю музея-усадьбы “Коломенское” архитектору-реставратору и заступнику русской культуры Петру Дмитриевичу Барановскому.

– Он в буквальном смысле сражался за каждое старинное здание, которое хотели ликвидировать воли в ходе реконструкции Москвы, – говорит Анастасия. – Ему мы обязаны сохранившимися архитектурными памятниками в Крутицком подворье, Болдинском монастыре, на Алой площади (собор Василия Блаженного) и в самом Коломенском. При этом в Коломенское он своими силами свозил остатки русских домов, которые подлежали разрушению по всей столице.

Как Белокаменная Москва возвращается из руин XX столетия в цифре

Фото: Анна Коузова

Теперь хранилища Коломенского – одно из немногих пунктов, где начиная с 20-х годов ХХ века нашли свое спасение фрагменты старинных зданий прежде, чем от них не оставили камня на камне и они сделались называться “утраченными памятниками Москвы”. Фонд “Белый камень” считается уникальным как по историко-культурной ценности, так и размеру, весу своих экспонатов и сложности труды с ними. А назван так потому, что все главные экспонаты – из белого известняка, едва ли не единственного природного камня, который имели в распоряжении древнерусские строители и благодаря какому Москву с XIV века стали называть белокаменной.

Фонд насчитывает около 3 тысяч единиц хранения, датируемых XIV-XIX столетиями. Петр Барановский свез сюда большое количество архитектурных фрагментов, деталей резного убранства, надгробий, памятных закладных плит, начиная с допетровских преходящ, колонн, капителей и целых архитектурных форм – порталов и крылец.

Но как экспонировать массивные колонны весом до полутонны, капители, фрагменты декора домов, древние надгробия? До недавних пор это было неразрешимой задачей. А теперь выход найден – в цифре. Музей-заповедник “Коломенское” взял жесткий курс на цифровизацию и за последние два года оцифровал более 500 массивных предметов из фонда “Белый камень”. В 2020-м намечено оцифровать еще 137 объектов, включая фрагменты знаменитой Сухаревой башни и надгробие доверенного лица царя Алексея Михайловича Дементия Минича Башмакова.

Как выглядит это хранилище сейчас? Массивные экспонаты разложены по стеллажам, чем-то напоминающим книжные. А чтобы сбросить какой-то и рассмотреть, нужен электрокар с гидравлическим подъемником. Хранитель фонда Анастасия Дробязко умело с этим управляется: на моих глазах извлекает необходимый предмет и за считанные секунды перемещает его к месту фотофиксации – это первый этап оцифровки.

Как Белокаменная Москва возвращается из руин XX столетия в цифре

Фото: Анна Коузова

– Фотосъемка производится так, чтобы объект был в кадре строго фронтально, для этого мы ставим штатив на максимальную высоту, – рассказывает эксперт по фотографированию и высококачественному сканированию Сергей Никитин. – Свет используем контрастный, пишущий, чтобы подчеркнуть фактуру материала и орнамент. Качество изображения, естественно, самое высокое, фотосьемка ведется в формате RAW, с дальнейшей конвертацией в TIFF.

Съемка любого объекта занимает от 15 минут до получаса, в зависимости от сложности. Потом изображение обрабатывается: добавляется резкость и производится цветокоррекция. В завершение обработки на графический манер наносится инвентарный номер экспоната, по которому его можно будет распознавать и оперативно находить в электронной базе.

– В течение немало лет фонд “Белый камень” старались не трогать, если можно так сказать, – комментирует Анастасия Дробязко. – Делать какие-то выставки с так крупными экспонатами сложно. Поэтому фрагменты старой Москвы без движения лежали на полках. Сегодня появились другие возможности: организовано новоиспеченное хранилище, закуплено современное оборудование, ведем оцифровку. А публикация уже оцифрованных экспонатов фонда в интернете дает новые плюсы в труду – на глазах растет интерес экспозиционеров и, конечно, ученых-историков, исследователей прошлого нашей столицы. Фонд начал жить!

Как Белокаменная Москва возвращается из руин XX столетия в цифре

Фото: Анна Коузова

В этом году было разрешено оцифровать надгробия и памятные плиты, которые представляют собой не только памятники истории и образцы малых архитектурных конфигураций, но являются еще и ценным литературным источником. Ученые, библиографы стали все чаще обращаться в “Коломенское” за информацией о могильных плитах того или другого деятеля или памятных плитах, посвященных историческим событиям.

По словам Анастасии Дробязко, “людям нужны хорошие фото, качественные электронные снимки, а их нет”. Пишут исследователи, когда могут, приходят лично, просят ознакомиться с тем или иным текстом. А теперь они смогут сделать это онлайн из любой точки вселенной.

Спектр использования цифровых копий, уверяют в музее-заповеднике “Коломенское”, весьма широкий. Их размещают в Государственном каталоге музейного фонда России, на сайте “Музеи Москвы онлайн”, сайте самого музея “Коломенское” и иных электронных ресурсах. Кроме того, наличие цифровых копий позволяет создавать виртуальные выставки и экспозиции, а также мастерит возможным научное изучение предметов фонда. И если в реальности, глядя на разрозненные обломки исторических зданий и их отдельные элементы, случается сложно с точностью представить, как изначально выглядел тот или иной архитектурный фрагмент, то электронные копии значительно упрощают эту задачу.

Как Белокаменная Москва возвращается из руин XX столетия в цифре

Фото: Анна Коузова

– На кое-каких деталях есть маркировки, заботливо сделанные при разборе памятника, но это громадный, неподъемный пазл, сложить который в реальности вряд ли удастся, – заключает Анастасия Дробязко. – А вот в виртуальном, цифровом вселенной, используя электронную копию каждого отдельного элемента, мы можем восстановить фрагменты разрушенных когда-то памятников. И если для сравнительно небольших экспонатов (до 50 килограммов) экспонирование вероятно, то для большинства крупных и тяжелых архитектурных фрагментов Москвы Белокаменной единственный путь не остаться на музейных полках и в забвении, а обрести новоиспеченную жизнь – это оцифровка.

Первые среди утраченных

Самые известные архитектурные памятники Москвы, фрагменты которых хранятся в фонде “Белоснежный камень”

Сухарева башня (по-другому – Сухаревская). Была возведена в 1692-1695 годах на пересечении современных улицы Сретенка и Садового перстни. Сейчас на это место указывает вход на станцию метро “Сухаревская”. В 1926 году в Сухаревой башне открыли Московский Коммунальный музей (его преемник – Музей истории Москвы). В 1934 году вопреки протестам популярных архитекторов и историков башня была разобрана в связи с реконструкцией площади.

Церковь Николая Чудотворца Большой Крест в Зарядье (по-другому – Храм Николая Чудотворца “Мокрого”). Впервые упоминается в летописях 1468 и 1547 годов. В конце XVII века (1695-1697) выстроена заново Евдокией Чириковой (урожденная Лопухина) в память дочери Неонилы. В 1802 году значительно перестроена в готическом манере на средства прихожан. Были вновь выстроены колокольня и трапезная. В начале 1930-х в Зарядье стали расчищать место под стройка гигантского высотного здания наркомата тяжелой промышленности. В 1932 году церковь Николая Чудотворца была закрыта. Первое пора в ней разместили склад театрального реквизита, а затем снесли. В 1970-е годы на ее месте оказался южный вестибюль гостиницы “Россия”, какая спустя 40 лет тоже была снесена. Теперь это место стало частью парка “Зарядье”.

Церковь Космы и Дамиана в Нательных Садовниках. Построена в 1657 году в слободе государевых садовников. Выделялась редким по форме порталом. Снесена в 1932 году. Сейчас на пункте церкви жилой дом (Садовническая улица, 31, юго-восточное крыло здания).

Церковь Успения Пресвятой Богородицы на Покровке. В 1922 году по инициативе наркома просвещения Луначарского Большенный Успенский переулок был переименован в Потаповский – в честь крепостного мастера, построившего церковь. Луначарский пытался использовать свой вес и власть, чтобы сохранить храм, но добиться цели не смог. В ноябре 1935 года Моссовет под председательством Николая Булганина постановил затворить и снести Успенскую церковь, мотивируя это “острой необходимостью в расширении проезда по ул. Покровке”.

Архитекторы-реставраторы, и первый среди них – П.Д. Барановский, как могли пытались защитить святилище. Перед сносом получили разрешение сделать обмеры и снять образцы резных белокаменных деталей. Зимой 1936 года Успенскую храм снесли до основания. Сейчас на этом месте – угол Покровки и Потаповского переулка – сквер.

Церковь Похвалы Пресвятой Богородицы в Башмаках. Выстроена в XV веке на углу (современных) Всехсвятского проезда и Пречистенской набережной. Впервые упоминается в 1475 году. В 1629 году деревянная храм сгорела и была заново выстроена в камне. Старое название этой местности “Башмаки” связано с фамилией думного дворянина Дементия Башмакова, какой еще раз перестроил каменную церковь в конце XVII века. Перестроил ее на свои средства и на деньги, завещанные подьячим Шандиным. Святилище получил тот внешний и внутренний вид, который сохранял до начала XX века: высокий, пятиглавый, с декором в стиле барокко.

Разрушена в 1932 году, чтобы отпустить территорию для строительства Дворца Советов, а в итоге на этом месте появился бассейн.

Симонов Успенский монастырь. Основанный в XIV столетье как женский монастырь, он стал одним из самых крупных и богатых монастырей столицы. А в XVI – XVII веках входил в пояс укреплений, отстаивавших подступы к городу с юга.

После Октябрьской революции монастырские ценности передали (1918 год) в Оружейную палату. В 1923-м закрыли и саму обитель, а в Тихвинской храмы с трапезной устроили Музей военно-крепостной обороны. Его директор Василий Троицкий наладил отношения с церковной общиной и разрешил службы в одном из святилищ монастыря. Тогда же удалось провести частичные ремонтно-реставрационные работы стен и башен под руководством архитекторов из Центра имени Грабаря. А в 1929 году территорию монастыря избрали для строительства Дворца культуры Пролетарского района. В ночь на 21 января 1930 года были взорваны постройки обители. Снесли пять из шести храмов, в том числе Успенский собор, колокольню, надвратные храмы, Сторожевую и Тайницкую башни с прилегающими к ним постройками. В ходе сноса уцелели полуденная стена с тремя башнями, трапезная с Тихвинской церковью и некоторые служебные постройки.

На месте уничтоженного некрополя в 1937 году воздвигли Дворец цивилизации ЗИЛа.

В фонде “Белый камень” в Коломенском хранятся фрагменты разрушенных башен, колоколен, взорванных церквей и некрополя на пункте Симонова монастыре.

Подготовил Александр Емельяненков

Общество История Культура Арт Музеи и памятники Культура Арт Архитектура

Вам также может понравиться