Как Елизавета Петровна взяла воля Преображенцы провозглашают императрицей Елизавету Петровну. Полотно Е. Е. Лансере

Бардак на российском престоле

Дворцовый переворот был вызван длительным династическим кризисом в Российском государстве. Интересно, что его потребовал сам государь Пётр Алексеевич, когда в 1718 г. дал замучить своего законного сына Алексея. Сын Петра от его полузаконной жены Екатерины (Марты Скавронской) Пётр Петрович помер в 1719 году. Тогда Пётр изменил закон о престолонаследии, и теперь сам мог назначить своего наследника. Но он не сумел (или не успел) этого сделать и скончался в 1725 г. При этом перед кончиной Пётр явно охладел к бестолковой Екатерине.

Законным наследником Петра был его внук Пётр Алексеевич, сын несчастного царевича Алексея и его супруги Шарлотты Кристины Софии Брауншвейг-Вольфенбюттельской. Но ему было лишь 10 лет и за ним не было мощной придворной партии. Поэтому с помощью ближайших «птенцов гнезда Петрова» могущественного вельможи Меншикова, начальника Секретом канцелярии Толстого, генерал-адмирала Апраксина и канцлера Головкина, которые заручились поддержкой гвардии, на престол была возведена «стряпуха» Екатерина. Фактическим правителем при ней был Меншиков.

Вскоре после смерти Петра Первого в Петербурге состоялась свадьба его старшей дочери и Екатерины, царевны Анны с голштинским герцогом Карлом Фридрихом. Формально и Анна, и Елизавета бывальщины незаконными дочерями Петра, так как родились до его официального брака с Екатериной. Но в то время об этом предпочитали молчать, чтобы не оказаться в Сибири или не угодить в пыточный подвал. Карл Фридрих был племянником шведского короля Карла XII, имел право претендовать на престол Швеции. Земли у него не было: его вотчину Шлезвиг отняли датчане. От супружества Карла Фридриха и Анны родился Карл Пётр Ульрих, герцог Гольштейн-Готторпский (будущий император Пётр III Фёдорович). Он по дамской линии был наследником сразу двух престолов – российского и шведского.

Екатерина долго на престоле не просидела. Скончалась в 1727 году, нескончаемые балы, пиры и праздники подорвали её здоровье. Ещё до её кончины высший свет склонялся в пользу Петра Алексеевича. Сама Екатерина желала назначить наследницей свою дочь Анну или Елизавету, но опасалась волнений. Меншиков переметнулся на сторону лагеря Петра и добился согласия императрицы на супружество своей дочери Марии с Петром Алексеевичем. Поэтому после смерти Екатерины императором стал Пётр II. В сущности, он был один-единственным законным наследником Петра Великого в течение всего XVIII столетия. Происхождение всех остальных было весьма дискусионным.

В 1730 году Пётр Алексеевич скончался от оспы, наследников не оставил. Поэтому российские вельможи и гвардейские офицеры избрали на престол Анну Иоанновну, дочь слабоумного царя Ивана V (брата и соправителя царя Петра I). Пётр Великий в 1710 г. выдал племянницу за герцога Курляндского Фридриха Вильгельма. Её супруг скоро скончался, но Анна осталась жить в Митаве, найдя утешение в объятиях Бирона. Сначала петербургские вельможи пытались ограничить воля Анны, но она быстро стала неограниченной правительницей. Фактическим же правителем России стал Бирон («бироновщина»).

Российское государство в это пора пребывало в забвении. Двор заботили праздники, пиры и кутежи. Вельможи занимались интригами, борьбой за власть. Правители бывальщины слабыми и никчёмными. Казна, армия и флот находились в упадке. Процветали казнокрадство, произвол и злоупотребления.

Брауншвейгская династия

Государыне Анне требовался наследник. Она припомнила о своей племяннице – дочери Екатерины Ивановны и герцога Мекленбург-Шверинского Карла Леопольда. При рождении её крестили по протестантскому обряду и нарекли Елизавета Кристина. Супруги скоро расстались, и Анна вернулась в Россию, где Елизавету перекрестили по православному обряду, и она стала Анной Леопольдовной.

В 1739 году Анна вступила в супружество с Антоном Ульрихом герцогом Брауншвейг-Вольфенбюттельским. В 1740 году у них родился сын Иван (Иоанн Антонович). Вскоре больная Анна Иоанновна выпустила манифест, в каком объявила Ивана великим князем с титулом императорского высочества и наследником престола России. Регентом Ивана был назначен Бирон.

17 октября 1740 года Анна Иоанновна скончалась. На вытекающий день столица присягнула новому императору-младенцу и регенту. Бирон стал неограниченным правителем России. Но он переоценил свои мочи. Его все ненавидели, опоры в столице у него не было, и терпели Бирона как фаворита императрицы. Бирон попытался укрепить позиции линией репрессий, но эти действия возымели обратный эффект. В ночь с 8 на 9 ноября 1740 года фельдмаршал Миних, получив одобрение Анны Леопольдовны, во главе небольшой группы гвардейцев взял Бирона. Переворот был бескровным, за Бирона никто не вступился. Бывшего всесильного фаворита приговорили к смерти, но по велению Анны Леопольдовны тленный приговор заменили на ссылку на Северный Урал.

Анна Леопольдовна стала правительницей России. Антон Ульрих был провозглашён генералиссимусом. Анна особым разумом не отличалась и тут же начала «наступление» против Миниха, который возвёл её семью на престол. Миних не выдержал давления и подал в отставку. То кушать от трона был отстранён самый талантливый на тот момент полководец и управленец.

Антон Ульрих был очень ограниченным человеком. Его провозгласили генералиссимусом, но герцог не имел никаких военных или административных талантов. Край была отдана на откуп прохиндеям, вроде Остермана, саксонского посланника графа Линара, фаворита Анны. Сама Анна коротала всё время со своей фавориткой Юлией Менгден.

Как Елизавета Петровна взяла воля Анна Леопольдовна с сыном Иваном VI

Война и недовольство армии

Развал системы управления, деградация русского флота и армии не бывальщины секретом для иностранцев в Петербурге. Именно на бардак в русской столице рассчитывала Швеция, которая решила взять реванш за разгром в Северной войне и вернуть Прибалтику. Шведы считали, что серьёзной войны не будет, достаточно начать войну и режим Анны Леопольдовны рухнет. Летом 1741 года Стокгольм огласил войну России (Как шведы попытались взять реванш за Северную войну).

В это время в русской столице созрел заговор, какой не был секретом для Швеции и Франции (французы были союзниками шведов). Русское офицерство, чиновничество и просто общество устали от германской партии, какая правила от имени ничтожных монархов. Наиболее реальной фигурой, которая могла бы взойти на престол вместо брауншвейгской династии, была Елизавета Петровна. Прошло уже довольно много времени и об эпохе Петра Великого остались в основном светлые воспоминания. Теперь вспоминали только победы и достижения Петра. В его дочери видали возрождение великой державы и освобождение от ненавистной немецкой партии. О том, что она внебрачная дочь, никто не вспоминал.

Хорошего образования Елизавета не получила. Она неплохо знала только французский язык (с неё началось франкофильство в России). Просвещением не интересовалась, не читала, всё время проводила в развлечениях. При этом Елизавета была любезной, приветливой и радушной, старалась понравиться людям. Она обладала «житейским умом», была склонна к интригам и лицемерию. Понимая всю опасность своего позы, Елизавета старалась избегать вмешательства в государственные дела, изображая полную дуру. Любила охоту, хороводы и игры, всегда меняла фаворитов-любовников. Обожала бывать на свадьбах и крестинах, предпочитая солдат и офицеров гвардейских полков.

«Революция» Елизаветы

В итоге в Петербурге уложилось аж два заговора в пользу Елизаветы. Один стихийный среди гвардейцев. Другой заговор подготовили французский посланник маркиз Жак-Иоахим де Шетарди и шведский посол Эрих Нолькен. Француз работал по указке своего правительства, которое желало разрушить союз России и Австрии, ослабить позиции германской партии. Франция влеклась оттеснить Россию на Восток. Считалось, что Елизавета Петровна склонна к старине, и вернёт столицу в Москву. Также Париж был в альянсе со Стокгольмом и стремился поддержать союзную Швецию. Учитывались интересы и других союзников Франции – Польши и Турции. Шведский посол Нолькен работал в основном в инициативном порядке. Посредником между иностранными дипломатами и Елизаветой был её личный врач Лесток.

Шетарди предложил Елизавете подмахнуть обращение к русской армии в Финляндии не сопротивляться шведам и дать письменные гарантии территориальных уступок Швеции. Елизавете достало ума не давать письменных обязательств, но на словах, видимо, она была на всё согласна. Шетарди и Нолькен профинансировали дворцовый переворот. Французские и шведские денежки были использованы для оплаты больших долгов Елизаветы и расположения гвардейцев.

Правительницу Анну Леопольдовну, а также её министров неоднократно предупреждали об опасности Елизаветы. Об этом доказывали шпионы, сообщали дружественно настроенные иностранцы. Имелись сведения, что все нити заговора тянутся к Лестоку. Анна Леопольдовна отнеслась к этому легкомысленно, ограничившись «семейным» беседой с Елизаветой.

24 ноября (5 декабря) 1741 г. правительство отдало приказ о направлении гвардии в Финляндию на помощь действующей армии. Были сведения, что шведская армия готовит удар по Выборгу. Но заговорщики приняли это распоряжение на свой счёт. Что правительство специально желает удалить гвардейские полки. Окружение Елизаветы – Воронцов, Разумовский, Шувалов и Лесток, предложили немедленно выступить. Сообщили, что гвардия поддержит «революцию».

Елизавета колыхалась, но в итоге решилась. В ночь на 25 ноября (6 декабря) она надела поверх платья кирасу, села в сани и отправилась в казармы Преображенского полка. Приехав в гренадерскую роту, Елизавета произнесла: «Ребята! Вы знаете, чья я дочь, ступайте за мною!» Солдаты и офицеры закричали: «Матушка! Мы готовы, мы их всех перебьём!» Цесаревна взяла крест, сделалась на колени и воскликнула: «Клянусь этим крестом умереть за вас! Клянётесь ли вы умереть за меня? – Клянёмся, клянёмся!» — ответили бойцы. Толпа направилась к Зимнему дворцу. По дороге отдельные подразделения были направлены для ареста Миниха, Головкина, Менгдена, Остермана и иных приверженцев правящей династии.

Не встретив сопротивления, заговорщики вошли в Зимний дворец. Охрана перешла на сторону Елизаветы. Бойцы разбудили и арестовали Анну Леопольдовну и её мужа Антона Ульриха. Утром был провозглашён манифест, по которому Елизавета Петровна вступила на престол «по легитимному праву, по близости крови к самодержавным родителям». Вызванные к Зимнему дворцу приняли присягу. 28 ноября был издан другой манифест, в котором право Елизаветы на российский престол подкреплялось ссылкой на завещание Екатерины I. Иван Антонович был объявлен противозаконным государем.

Остермана, Миниха, Левенвольда и других деятелей правительства Брауншвейгов отправили в ссылку в Сибирь. Елизавета не знала, что мастерить с брауншвейгцами. Сначала хотели отослать в Западную Европу, но отказались от этой идеи. Семья Анны Леопольдовны оказалась в темнице в Дюнамюнде, затем в Холмогорах. Анна Леопольдовна и Антон Ульрих умерли в ссылке. Иван погиб при тёмных обстоятельствах в заточении в Шлиссельбурге в 1764 году.

Елизавета при посредничестве Шетарди попыталась заключить мир со Швецией. Но переговоры сорвалась. Русская армия в пух и прах разбила шведов, заняла всю Финляндию. Швеции пришлось просить мира. Елизавета «простила» Швецию, вернув Финляндию, и присоединив к России ничтожные территории (Как Елизавета Петровна вернула Швеции Финляндию, завоеванную русским оружием).

Как Елизавета Петровна взяла воля Присяга Преображенского полка Елизавете Петровне. Ф. Москвитин

>