Как газета соединила порванные временем и войной человеческие судьбы, и какими словами напутствовал всех нас 93-летний фронтовик Убежден, что сердцевина нашей специальности – рассказывать людям о людях. И ведь бывает такое: вроде написал об одном человеке, а на деле слово твое срикошетило в иные человеческие судьбы, каким-то невероятным образом связанные между собой. И именно ты дал им возможность соединиться. Счастье редкое.

Как газета соединила порванные временем и войной человеческие судьбы

Как газета соединила порванные временем и войной человеческие судьбы

Слова 93-летнего ветерана звучат ныне как завещание: “Самая большая трагедия будет в том, если мы друг друга потеряем”. Андрей Ильинский

В июне прошедшего года я написал материал о белорусском партизане Игнатии Басалае, который мальчишкой убежал в партизанский отряд из деревни Святая Воля, что на Брестчине. Свою брань Игнатий Тихонович закончил в Монголии. Большую часть жизни прожил в Приамурье.

Я постучался в дверь его квартиры за пару месяцев до кончины старого солдата – в конце июня 2020 года. Он жил один: похоронил и дочь, и жену. Но в доме был полный порядок. Дед Басалай был бодр, цел планов и жалел, что пандемия не позволила ему поехать в Москву на юбилейный Парад Победы.

Конечно, очень хотелось, чтобы у этой изумительной истории был совсем иной конец. К сожалению, не вышло…

Затем мы пообщались в августе – в те дни в Беларуси было неспокойно, и я попросил Игнатия Тихоновича адресоваться через газету "СОЮЗ" к землякам. Его ответ тронул до слез: "Вот меня спросили: почему мы, россияне и белорусы, необходимы друг другу? Я сразу этот вопрос и не понял до конца. Почему человеку нужна левая рука, а почему ему необходима правая? Это же все организм. Самая большая трагедия будет в том, если мы друг друга потеряем. Мы вместе одного врага колотили, наши хаты были рядом.

Женщины под Смоленском ховали меня в погребе и кормили. Называли сынком. Наши белорусские бабоньки заключительнее отдавали, на виселицу шли, а спасали солдат. Наших солдат. Никто не спрашивал, какой ты крови. Если славяне окончательно поделятся, то лучше им не станет. Никогда. Это история. Поверьте мне, я прожил большую жизнь. Голод видел, смерть видел в метре от себя. Существование знаю не по книгам. Правителей на моем веку было десятки. Они приходят и уходят, а народы остаются. Я вас всех люблю".

В августе прошедшего года его не стало. Казалось, что круг судьбы партизана Басалая замкнулся. Но нет, на днях на мою электронную почту пришло вот такое послание от Любови Никифоровны Матвеенко из Бреста: "Александр, огромное Вам спасибо за статью "Судьба Басалая". В ней мы разузнали о нашем родственнике. По фото я даже узнала черты моей бабушки. Очень рады, что он еще жив. Хоть какая-то весточка. У нас заключительные сведения были, что он живет в городе Кишиневе с семьей. То, что он переехал в Амурскую область России, никто не знал. Мне о статье рассказала моя мама. Игнатий Тихонович Басалай, 1926 года рождения, – ее родимый дядя, она – его племянница. Сестра Игнатия Тихоновича, Анна Тихоновна, 1922 года рождения, была моей бабушкой по черты мамы.

Она жила в д. Святая Воля и умерла в 2002 году. У нее было восемь детей, живы в настоящее время пять. Для них Игнатий Тихонович дядя. Все попросту в шоке. Я пыталась разыскать его в 2010-2012 годах, но Игнатий Басалай не значится нигде. И тут такая весточка…"

Влюбленность Никифоровна попросила у меня номер телефона Игнатия Тихоновича, чтобы позвонить ему. В тот же вечер я ответил в Брест.

"Влюбленность Никифоровна, здравствуйте! Спасибо, что написали. Интернет сегодня раздвинул все границы. К сожалению, Игнатий Тихонович умер 23 августа 2020 года. 25 августа его похоронили со всеми воинскими почестями на погост г. Благовещенска. Я ходил, прощался с ним.

Поминайте его молитвой и добрым словом. Спасибо, что откликнулись. С уважением, Александр Ярошенко".

Ответ из Бреста пришел уже наутро. "Весьма жаль, – писала Любовь Никифоровна, – поздно увидела статью, он же хотел дожить до парада. Огромное Вам спасибо, что ответили на мое послание, и низкий земной поклон".

Вот такая история! Конечно, хотелось, чтобы у нее был иной конец: Любовь Никифоровна прилетела бы из Бреста в Благовещенск и придавила бы к своему сердцу худенького дядю Игнатия, который последние годы жил абсолютно один. Не случилось.

Но слова 93-летнего партизана звучат ныне как завещание всем нам, россиянам и белорусам: "Самая большая трагедия будет в том, если мы друг друга потеряем".

Желаете знать больше о Союзном государстве? Подписывайтесь на наши новости в социальных сетях. ВКонтакте FacebookКомментарии

Вам также может понравиться