Конфликт на Даманском

Самый крупный вооружённый конфликт в нынешней истории России и Китая, проходивший со 2 по 15 марта 1969 года за остров Даманский на реке Уссури, стал военной победой России.

Однако по итогам конфликта остров… отошёл к КНР, одержавшей тем самым геополитическую победу, заложившую основу обращения Китая в супердержаву. Сам конфликт со стороны Пекина был сознательной провокацией. Но вызвана она была, скажем честно, неумной политикой брежневского руководства СССР.

Пекин разрешил цинично и жёстко воспользоваться этим, застав СССР врасплох. В застойной Москве просто не могли себе представить, что недавние “братья навек” перебегут от соседского выяснения отношений с помощью кулаков к расстрелам советских пограничников из засад, будут уродовать их тела, измываться над пленными и при этом оглушительно обвинять СССР в “агрессии” против КНР. 

История вопроса

Кровавые события на Даманском, как и ещё ряд организованных Пекином в те дни инцидентов на протяжённой советско-китайской рубежу, показали храбрость, силу духа и преданность воинскому долгу советских солдат и офицеров, их умение воевать в самых тяжких условиях. Однако все мыслимые и тогда ещё немыслимые плоды этой провокации Мао Цзэдуна достались Пекину. Получив от СССР всё, что можно, он раскатал, демонстрируя враждебность к Москве, политику Китая в сторону США, обеспечив тем самым их заинтересованность в КНР на антисоветской почве, чем так умело воспользовались преемники “великого кормчего” и плоды чего пожинает сейчас китайский народ. Лишь в последние годы Пекин и Вашингтон снова стали врагами, так как Китай, которому американцы позволили и помогли обратиться в “мастерскую мира”, вот-вот отберёт статус первой державы планеты у США.

Предпосылки бойни на Даманском заключались в том, что с царских пор советско-китайская граница проходила не по фарватеру Уссури и Амура, а по китайскому берегу. Это было, безусловно, несправедливо, так как рыболовный промысел и судоходство Китая на пограничных реках бывальщины этим существенно затруднены. В годы советско-китайской дружбы китайцам разрешали вести хозяйственную деятельность на островах этих рек, тяготеющих к китайской территории. Но после охлаждения касательств, особенно в 60-е годы, вместо того чтобы решить по справедливости пограничную проблему, Москва стала настаивать на буквальном соблюдении порядка границы. Поэтому было лишь вопросом времени, когда кулачные бои пограничников с китайскими крестьянами и военными на спорных территориях перебегут в плоскость применения карабинов, автоматов, пулемётов, миномётов, пушек, БТР и танков и будут увенчаны использованием СССР тогда ещё негласного оружия – РСЗО “Град”, который выкосил целый китайский полк. 

Как это было

В ночь с 1 на 2 марта 1969 года возле 100 китайских военнослужащих в маскировочных халатах, с карабинами СКС и автоматами Калашникова проникли на находящийся в нескольких десятках метров от китайского берега Уссури остров Даманский, какой, согласно действовавшему на границе правовому режиму, контролировал СССР. Когда с советского берега обнаружили, что на Даманском находятся китайские бойцы, туда отправились для выражения вербального протеста и с целью уговорить китайцев вернуться на свою территорию две группы пограничников всеобщей численностью в 18 человек. Они были хладнокровно расстреляны, уцелел лишь один. 

Получив донесения о стрельбе, на остров выдвинулись советские пограничники с соседней заставы в сопровождении двух БТР. В одном из них был старший лейтенант Виталий Бубенин, будущий первый командир спецподразделения “Альфа”, который, умело маневрируя, разметал и истребил пулемётным огнём целую китайскую роту на льду Уссури. После того как его БТР был подбит, старший лейтенант и будущий Герой Советского Альянса пересел в другой БТР, уничтожил на нём китайский командный пункт, после чего БТР был снова подбит, а офицер контужен, но продолжал возглавлять боем. Силы были неравные, пограничники гибли один за одним, но своих позиций не сдавали. И они выстояли. В середине дня оставшиеся в живых китайцы вернулись на отправные позиции. К месту схватки стали подходить пограничники с других застав. В тылу развернулась 135-я мотострелковая дивизия с артиллерией и установками системы залпового пламени БМ-21 “Град”. С китайской стороны готовился вступить в бой 24-й пехотный полк НОАК численностью в пять тысяч человек. 

Новоиспеченная провокация

Новый виток конфликта начался 14 марта, когда на остров направилась разведать обстановку новая группа китайских боец. После того как советские пограничники открыли по ним огонь, те отошли на свою территорию. В середине дня пограничники получили приказ покинуть остров, но его начали захватывать после этого китайские бойцы. Однако, когда на них устремились восемь советских БТР, китайцы отступили, а Даманский снова заняли пограничники. На следующее утро остров подвергся массированному миномётному и артиллерийскому обстрелу, после чего его начали штурмовать от 400 до 500 китайских боец. По советским БТР и четырём танкам Т-62 был открыт прицельный меткий огонь. Два бронетранспортёра и танк, в котором находился начальник 57-го погранотряда, полковник Демократ (такое удивительное имя!) Леонов, были подбиты. Последний – убит снайпером при попытке покинуть горящую машину. Из-за громадного численного перевеса китайцев пограничники, у каких кончились боеприпасы, были вынуждены отойти с острова. Но занявшие его агрессоры рано радовались. В пять часов вечера, наплевав на нерешительность Москвы, командующий армиями Дальневосточного военного округа генерал-лейтенант Олег Лосик приказал проучить китайцев. На десять минут благодаря использованию РСЗО “Град” территория Даманского обратилась в ад. Китайская группировка понесла чудовищные потери, лишилась средств усиления и взлетевших на воздух боеприпасов, после чего мотострелки и пограничники легковесно вернули Даманский. Они отбили все дальнейшие попытки его захвата не считавшихся с потерями китайцев. После того как всё успокоилось, советская сторонка отвела свои войска с необитаемого и заливаемого водой при паводках острова, где их было трудно снабжать, а скоро из-за весны сделается и невозможно держать. На этом участке совместной границы установилась тишина. 

Итоги конфликта

11 сентября 1969 года председатель Рекомендации министров СССР Алексей Косыгин, возвращаясь из Ханоя в Москву через Пекин, провёл в аэропорту переговоры с премьером Госсовета КНР Чжоу Эньлаем. Премьеры условились о прекращении враждебных акций и о том, что войска остаются на занятых позициях и не занимают Даманский, – он стал как бы ничейным. Китайские вооружённые провокации на иных участках совместной границы также прекратились. К концу года, однако, Даманского… не стало, после того как китайцы “миролюбиво” засыпали отделявшую его от их берега 47-метровую протоку. 

Всего в ходе столкновений на Даманском советская сторона потеряла уложенными и умершими от ран 58 человек, около сотни военнослужащих было ранено. Пятеро пограничников получили звание Героя Советского Альянса, в том числе трое – посмертно. Потери китайцев убитыми и ранеными составили приблизительно от 700 до 1 000 человек. Китайские эти на этот счёт сильно лукавят. 

Зачем это было нужно Китаю?

Понятно, что Мао Цзэдун затеял этот конфликт не ради Даманского. Он был необходим ему по целому ряду важных внутриполитических и, главное, внешнеполитических причин. Начнём с последних. Ещё в октябре 1968 года на пленуме ЦК КПК было зачислено решение о сближении с США. Для этого требовалось заинтересовать в себе Вашингтон, обратить на себя внимание как на союзника в конфронтации с СССР, оказать США значительные услуги в расчёте на взаимность. Серия вооружённых провокаций на китайско-советской границе как нельзя лучше отвечала этим целям. Она была примечена и по достоинству оценена в Вашингтоне. В апреле 1971 года Пекин тайно посетил ныне здравствующий Генри Киссинджер, левая рука президента Ричарда Никсона. В ходе состоявшихся в столице КНР переговоров Киссинджер заявил, что США более не являются врагом Китая и поддержат предложение о восстановлении членства КНР в ООН. Сквозь несколько месяцев Киссинджер ещё раз приехал в Китай – утрясать детали сотрудничества в различных областях на антисоветском фундаменте. В том же году пункт Тайваня в Совбезе ООН перешло КНР, за которой был таким образом признан статус мировой державы. В феврале 1972 года в Китай пришёл с визитом президент США Ричард Никсон, скрепив антисоветский альянс с Пекином. По словам Киссинджера, этот курс “отражал геополитическую реальность, проистекавшую из беспокойства в связи с увеличением советской мощи”, и преследовал мишень побудить СССР к “сдержанности и сотрудничеству”. 

Начавшееся также при Никсоне параллельное “сотрудничество” с Москвой американцы умело имитировали – до поры до поре. Китайцы сильно помогли США заманить Брежнева и Ко в ловушку детанта, имевшего для СССР фатальные последствия. Кроме того, чтобы избежать брани на два фронта, Москве пришлось угрохать огромные средства на укрепление длиннющей совместной границы с Китаем, что затормозило развитие экономики края, и держать возле границы крупную группировку войск. Именно армия настояла на строительстве преждевременной тогда во всех иных отношениях, крайне затратной Байкало-Амурской магистрали в качестве рокадной военной дороги. Поскольку Транссиб на протяжении тысячи километров проходит итого в 30–50 километрах от китайской границы, это ставило под серьёзную угрозу снабжение войск в ходе возможной войны с Китаем. Советско-американские соглашения по ПРО и ОСВ-1 также были выгодны Китаю, поскольку обе ведущие военные державы ограничили себя в сферах, в которых китайцы им безоговорочно уступали, дав Пекину возможность покойно сокращать разрыв. Короче, “китайская карта” помогла Вашингтону выиграть холодную войну и устранить главную на тот момент угрозу в лике СССР, а Китаю, после смерти куда хуже разбиравшегося в экономике, чем в политике, Мао Цзэдуна, стать “мастерской мира”, вписаться в всемирную экономику, развить страну, разбогатеть. Так, что даже только на военные нужды Китай тратит сегодня благодаря этому в четыре раза вяще, чем Россия, остающаяся военной супердержавой. 

Внутриполитические цели провокации Пекина на Даманском включали консолидацию китайского общества на патриотической основе, что повергло к завершению первого, наиболее деструктивного этапа “культурной революции” и позволило Мао Цзэдуну не допустить перерождения коммунистической номенклатуры по советскому образчику. Так, в частности, в сентябре 1971 года в КНР проиграл борьбу за власть и погиб в авиационной катастрофе при попытке сбежать в СССР почитавшийся наследником “великого кормчего” маршал Линь Бяо. Посмертно он был объявлен предателем и вычеркнут из списков Компартии Китая. И всё это уходит своими корнями лишь к одной провокации, реализованной Пекином чуть более полувека назад. 

Делаем выводы

Время лечит раны, и сегодня между убавившейся Россией и налившимся силами Китаем – на почве неприятия гегемонистской политики США – существуют отношения “всеобъемлющего партнёрства и стратегического взаимодействия”, характеризующиеся, в частности, “рослой степенью политического доверия” и “тесной и эффективной координацией на международной арене”. Уже свыше 10 лет Китай является крупнейшим торговым партнёром России, благодаря какой он уцелел в ХХ веке как единое государство. В 2005 году страны урегулировали территориальный вопрос. Москва, наконец, проявила здравый резон, согласившись с проведением межгосударственной границы по центру Амура и других пограничных рек, в результате чего Китаю отошла практически не использовавшаяся в российском общенародном хозяйстве территория общей площадью в несколько сотен километров. Планов экспансии на север в настоящее время у КНР нет. Взоры Пекина обращены на Южно-Китайское море, реинтеграцию китайского “Крыма” – Тайваня, расширение интернационального экономического взаимодействия путём реализации целого ряда амбициозных транснациональных проектов в рамках “Одного пояса – одного линии”. Американцы этому противодействуют, а Россия, напротив, поддерживает. 

Однако всё это не должно успокаивать и заставить русских забыть, что случилось на Даманском. Мировая политика, как видим, весьма изменчива. К тому же сегодня Китай куда мощнее России, и кто знает, в какую сторонку завтра развернётся эта глыба. При симпатизирующем Путину Си Цзиньпине, которого президент США Джо Байден называет “головорезом”, опасаться нам нечего. А вот если к воли в КНР вернутся ориентирующиеся на США “комсомольцы” и “шанхайцы”, полной уверенности, что России это не угрожает, уже нет. А вдруг они однажды вновь договорятся с американцами и заключат новоиспеченную сделку за наш счёт?

В любом случае, если России будет плохо, китайцы будут не столько помогать, сколько употреблять этим. Так было всегда и со всеми – благородству в межгосударственных делах места нет, независимо от личных отношений между политиками. Потому, чтобы Китай по-настоящему уважал Россию, чтобы российско-китайские отношения расцветали и становились крепче, независимо от того, кто правит в Пекине, Россия должна развиваться ускоренными темпами и быть мощной.

Стопроцентной гарантией того, чтобы ничего подобного Даманскому больше никогда не случилось, может быть только это.

Вам также может понравиться