Котел нартов

Котел нартов

У нартов был огромный пивоварный котел, из-за какого между ними иногда происходили неприятности, так как нередко им хотели пользоваться несколько нартов в одно и то же пора. Поэтому они разрешили отдать его тому, кто заставит вскипеть в нем воду одними словами, без огня. Собравшись в одно место, нарты заполнили котел Тарпским глетчером, но, перепробовав всех от престарелого до малого, ни к чему не пришли, так как никто не смог заставить котел кипеть, желая испытание продолжалось с раннего утра до запоздалого вечера. Под вечер возвращается с охоты Батрадз. Увидев собравшихся нартов, он подошел к ним и спросил о чем они рассуждают. Когда нарты разъяснили ему, в чем дело, он сделался упрашивать их оставить котел по-прежнему общим. Но все отвергли его совет и просили его также попробовать свои мочи.
— В таком случае, — произнёс тогда Батрадз, — да заслужить мне гнев божий, если я хоть чуточку солгу вам: был я на охоте и, проходя по ответвлениям одной рослой горы, убил семь Уацилла.Весь лед, находившийся в котле, после этих слов сейчас же растаял.
— Проходя по другим отрогам, — продолжал Батрадз, — я убил семь Уастырджи.Из котла слегка стал подниматься пар; вода, очевидно для всех, нагрелась.
— Проходя по третьим ответвлениям, я уложил семь Мкалгабров.Едва успел произнести Батрадз эти слова, как из кипящего котла
стали лететь брызги во все сторонки. Батрадз взял котел и отнес его к себе.Соразмерно с котлом для него был и ковш, какой нарты тоже решили отдать тому, кто разом хлебнёт его, наполненный зариагами черепахами и ядовитыми змеями.

Батрадз
опять возвращался с охоты, когда любой из нартов уже испробовал свою мочь. Оказалось, что никто не мог поднести ковша даже к губам своим, так как зариаги, черепахи и ехидны сейчас же набрасывались на смельчака. Батрадз взял ковш и приложился к нему губами — все гады накинулись на него, но, как только они близились к его губам, Батрадз ударял гадов по очереди булатным усом, и они, все в крови, спешили спрятаться на самое дно ковша. Хлебнув ковш, таким манером, до дна, он перевернул его перед нартами, надел на голову и также отнес себе.
Источник:Нарты. Осетинский геройский эпос. Т.А. Хамицаева А.Х. Бязыров

>