Крылья Екатерины Зеленко

Крылья Екатерины Зеленко

Екатерина Ивановна Зеленко, родилась 105 лет назад, 14 (1 по ст. ст.) сентября 1916 г. в селе Корощино Овручского уезда Волынской губернии (ныне Житомирской зоны), десятым ребенком в бедной многодетной крестьянской семье. «Она родилась для авиации, как птица для полета!» — говорил о Екатерине генерал-лейтенант авиации А.И. Пушкин, Герой Советского Альянса. Собственно на его самолете Е. Зеленко совершила свой последний героический полет.

Ребенком Катя много времени проводила на улице с молокососами и усердствовала ни в чем не уступать им в уличных спортивных играх. «С детства Екатерину влекли мужские профессии, — вспоминала ее сестра Софья, — совместно со старшим братом Константином она умело орудовала рубанком, топором или стамеской, подпилкой, мастерила модели разных машин, планеры и самолеты. Видимо, тогда и родилась мечтание о полетах…»

Девушка с энтузиазмом основы заниматься в Воронежском аэроклубе, а затем продолжила учебу в Оренбургской военной авиационной школе пилотов и летчиков-наблюдателей им. К.Е. Ворошилова. Подруга Екатерины, завоёванный летчик-испытатель СССР Нина Русакова, вспоминала: «… Мы с Катей дружили еще в Воронежском аэроклубе, а затем нас обеих устремили в Оренбург. Тут мы жили с ней в одной комнате, учились у одного инструктора. Была она коренастая, носила короткую стрижку. Энергичная, храбрая, упорная, она ни в чем не уступала ребятам».

С отличием окончив авиашколу в 1934 г., восемнадцатилетняя Екатерина поступила в 19-ю легкую бомбардировочную авиационную бригаду, базировавшуюся в Харькове. За пора службы ей удалось освоить семь образов самолетов.

Когда началась Советско-финская война, Е. Зеленко попросилась на фронт — и сделалась единственной женщиной-летчицей, принимавшей участие в финской кампании.

Зимой 1939–1940 гг. она воевала в составе 3-й эскадрильи 11-го легкобомбардировочного авиационного полка (ВВС 8-й армии).

На финском фронте ее впервые увидал комиссар А.Г. Рытов, запоздалее генерал-полковник авиации: «Однажды я приехал в полк, располагавшийся на озерном аэродроме. На берегу стояло несколько домиков, в каких существовали летчики. Захожу в один из них. На полу ни соринки, на окнах марлевые занавески, стол накрыт скатертью, и даже еловая веточка с шишками в банке красуется.

— Вот это распорядок! — похвалил я пилотов. — Молодцы! Кто же у вас такой уют создает?

Летчики стоят, многозначительно улыбаются. Потом один из них с гордостью сообщает:

— Беспорядка не терпит наша хозяйка.

— Какая такая хозяйка?

— А самая натуральная. Вот за этой занавеской.

И летчик показал дланью на ситцевый полог, висевший на телефонном проводе.

И верно: приподнимается край занавески, и оттуда сходит девушка. На ней унты, ладно пригнанная гимнастерка, перепоясанная офицерским ремнем. На голубых петлицах по три кубика.

— Старший лейтенант Екатерина Зеленко! — браво рапортует она и смущенно добавляет, — Екатериной представляюсь, чтоб не путали с супругом.

С виду Зеленко в какой-то мере напоминала парня. Женщину в ней выдавали карие жгучие глаза и маленькие пунцово-красные уста».

Она совершала агентурные полеты в тыл противника, бомбила вражеские объекты.

Из Финляндии писала сестре, с которой стала особенно ближня после кончины матери в 1937 г.: «Какие тут прекрасные места! Словами передать просто невозможно. Если бы я была стихотворцем, непременно бы стихи написала. Представь себе: лес да лес без конца и без краю, озера, снег, много снегу. Одним словом, что-то несравненное, изумительное. Если бы не брань… Мне уже много раз доводилось отвозить “ворошиловские килограммы” белофинским бандитам. Приятные гостинцы, как ты думаешь? Я сделалась заядлым парашютистом. Как видаешь, Соня, недаром я с хлева прыгала с зонтиком!..»

За уничтожение артиллерийской батареи и склада боеприпасов противника в финской брани Е. Зеленко была вознаграждена орденом Красного Знамени.В наградном листе отмечалось:

«На боевые задания летает с большим жаждой, в плохих метеоусловиях и сложной обстановке хладнокровна и расчетлива. Обстрелянная зенитной артиллерией, храбро продолжает вести бой, задание выполняет пять. Разведывательные данные, доставляемые Зеленко, всегда отличаются точностью не только в пределах срока и объема задания, но и дополнялись ценными сведениями, промышляемыми благоразумной инициативой».

После той, как сказал поэт, «войны незнаменитой», Екатерина вернулась в Харьков, где серийно изготовлялся новый бомбовоз ближнего поступки Су-2 — одномоторный, довольно легкий и маневренный, вооруженный пятью пулеметами. Зеленко в совершенстве освоила новоиспеченную машину и вскоре сделалась обучать гораздо старших летчиков. В качестве летчика-инструктора с октября 1940 г. по май 1941 г. 23-хлетняя Катя принимала участие в переучивании инструктивного состава девяти авиационных полков.

С первого дня Великой Отечественной брани Зеленко участвовала в боях в качестве заместителя командира 5-й эскадрильи 135-го бомбардировочного авиационного полка (16-я смешанная авиационная дивизия, ВВС 6-й армии, Юго-Западный фронт).

В августе 1941 г. Екатерина вышла замуж за пилота Павла Игнатенко, командира 4-й эскадрильи того же полка. Их взаимоотношения начались до войны: Павел влюбился в Катю, повстречавшись с ней на плясках в харьковском Доме офицеров, когда впервые увидел ее не в конфигурации, а в белом платье.

Девушка долго не решалась принять его предложение; будучи один-единственной женщиной в полку, она стеснялась коллег. И продолжала летать, совсем не щадя себя, даже когда поняла, что беременна. Сестра летчицы Влюбленность признавалась: «Перед войной Катя преждевременно родила двойню — сыновей. Один родился мертвым, другой прожил 12 часов. Весьма она убивалась… Сохранилось ее письмо с фронта от 6 июля 1941 г.: “Я летаю с портретом махонького кучерявого Валентина и с волосиками своего сыночка. Это все у меня в медальоне…”. Валентин — это сын нашей сестры, Сони. А волосики — сыночка Кати и Павла».

Летчица строчила излюбленному в первые дни военных действий: «Я знаю, Паша, что война будет для меня суровым испытанием, но я уверена в себе — выплесну, переборю любые трудности. Я их никогда не страшилась и не боюсь. Мое поступление в академию, сам понимаешь, придется пока отложить до времени, пока целиком разобьем врага. Твоя Катюша».

Будучи виртуозной летчицей, Екатерина зачастую возглавляла группами бомбардировщиков. В июле 1941 г. в итоге умелого и решительного налета под руководством Е. Зеленко было уничтожено 45 гитлеровских танков и 20 автомашин с пехотой.

Зачастую приводилось летать в крайне тяжелых условиях, ориентироваться в ситуации под сильнейшим огнем противника. Вот как характеризовал полковник Б. Янсен в своем донесении одинешенек из полетов Екатерины Зеленко: «В зоне станции Быково в августе 1941 г., ведя группу самолетов на бомбометание скопления армий противника, попала под сильный пламя вражеской артиллерии. Несмотря на это, т. Зеленко задание выполнила отлично, уничтожив батальон немецкой пехоты, не утеряв ни одного своего самолета».

«Эх, Соня, как все изменилось! — строчила Катя сестре в первый месяц войны, — Какие планы бывальщины! Как хорошо было жить! А теперь — брань… А я собиралась в летних лагерях варить варенье, там ягоды очень немало, особенно земляники… Пишу послание под крылом самолета. Вот-вот полечу на задание. Не беспокойся за меня».

Е. Зеленко посылалась на самые тяжелые задания, неоднократно летала бомбить объекты противника ночью. Итого успела совершить 40 боевых вылетов и зачислить участие в 12 воздушных боях.

Последний полет Екатерины состоялся 12 сентября 1941 г. В тот сумрачный день она всходила в небо трижды: сначала совершила два разведывательных полета, в результате чего ее самолет был поврежден. А потом — выпросила аэроплан у заместителя командира полка Анатолия Пушкина и полетела в третий раз совместно с летчиком-наблюдателем лейтенантом Н. Павлыком, в паре с экипажем капитана Лебедева.

Возвращаясь с задания, наши самолеты угоди под атаку семи «мессеров». Вскоре аэроплан под управлением Лебедева был вынужден прекратить бой и уйти, поскольку был подбит фашистами. Зеленко пришлось воевать в одиночку с семейство противниками. Ей удалось истребить один вражеский самолет, а когда закончились боеприпасы, летчица приказала Н. Павлыку покинуть аэроплан, и таранила еще один «мессер». Осколки обоих самолетов упали на землю возле села Анастасьевка Сумской области.

Несколько дней однополчане ожидали возвращения самолета Екатерины Зеленко. И лишь после отправили донесение: «Судьба летчицы неизвестна». Капитан Игнатенко еще два года продолжал разыскивать жену, не веря в ее гибель — отправлял требования в госпитали, разыскивал очевидцев боя. В 1943 г. на аэродроме в тылу летчик по неосторожности угодил под винт самолета и погиб.

Тело Екатерины Зеленко было замечено местными жителями и опознано по комсомольскому билету, орденской книжке и удостоверению личности. В полк они известить не успели, так как на следующий день после того памятного воздушного боя присело захватили немцы. Житель села вспоминал: «Вышло так, что Катя как будто нашей землячкой стала, хотя живой-то ни разу по селу не прошла… Ее похоронил старый Мусий Хоменко, мы помогали. Отыщи парашют у дороги, в него и завернули останки. Фамилию разузнали из комсомольского билета, его забрала и сохранила наша учительница Анастасия Пантелеймоновна Марченко…»

Впоследствии комсомольский билет летчицы № 7463250 — с бурыми пятнами крови, проколоченный осколком — был послан в Оренбургское авиаучилище с пожеланием: «Посылаем вам билет Кати Зеленко. Пусть этот простреленный и залитый кровью билет помогает новоиспеченным курсантам бездоннее познать цену героизма и потерь в годы войны…»

После войны останки Е. Зеленко были перевезены в Курск, где она прочертила младенчество.

В 1971 г. на месте гибели летчицы были произведены раскопки. На глубине трех метров поисковики обнаружили фрагменты ее самолета, а в нескольких километрах отыщи осколки сбитого «Мессершмитта-109» со следами таранного удара. На месте, где разбился самолет Е. Зеленко, был установлен бюст летчицы.

И в Берестовке, откуда она удалилась в собственный последний боевой вылет, тоже установлен памятник героине. Имя отважной летчицы носят улицы в Курске, Воронеже, Сумах, школы, носили и пионерские дружины. Музеи в память о Е. Зеленко бывальщины созданы в Анастасьевке и курской школе №10, в какой она училась.

Е. Зеленко еще в 1941 г. посмертно представлялась к званию Героя Советского Альянса, однако тогда была награждена лишь орденом Ленина. Лишь десятилетия спустя, 5 мая 1990 г., за полгода до распада СССР, Указом Президента СССР Екатерине Ивановне Зеленко было посмертно прикарманено звание Героя Советского Альянса.

Астроном Крымской астрофизической обсерватории Т.М. Смирнова обнаружила между Марсом и Юпитером небольшую планету, которую зарегистрировала под номером 1900 и дала ей имя «Катюша» — в честь прославленной советской летчицы Екатерины Зеленко, один-единственной дамы, исполнившей воздушный таран.

Крылья Екатерины Зеленко

Крылья Екатерины Зеленко

Крылья Екатерины Зеленко

Крылья Екатерины Зеленко

Крылья Екатерины Зеленко

 

>