«Кто эти люд?»: как Русская эскадра погибала в Тунисе

Прослушать новинка Остановить прослушивание

«Кто эти люд?»: как Русская эскадра погибала в Тунисе

Вице-адмирал М. А. Кедров, контр-адмирал М. А. Беренс, контр-адмирал А. И. Тихменев на подводной…

Вице-адмирал М. А. Кедров, контр-адмирал М. А. Беренс, контр-адмирал А. И. Тихменев на подводной ладье «Тюлень» в Бизерте, июль 1921 года

Wikimedia Commons 25 декабря 1920 года в Бизерту в североафриканских владениях Франции пришагала часть Русской эскадры. Корабли бывшего Черноморского флота, эвакуировавшие белогвардейцев из взятого красными Крыма, сохраняли боеспособность в течение четырех лет. Эскадра была раскассирована лишь после установления дипломатических отношений между Францией и СССР в октябре 1924 года. Часть русских моряков разъехались по вселенной, другие остались в Тунисе. Rambler-почта Mail.ru Yandex Gmail Отправить письмо Скопировать ссылку

«Кто эти люд?»: как Русская эскадра погибала в Тунисе

25 декабря 1920 года в тунисский порт Бизерта в Средиземном море пришагали крейсер «Алмаз», канонерская лодка «Грозный», подводная лодка «Буревестник» и другие корабли бывшего Черноморского флота, эвакуировавшие белогвардейцев и штатских лиц в Константинополь из взятого красными Крыма. После высадки беженцев некоторые моряки, участвовавшие в переходе через Черное море, изъявили жажда оставить службу и покинули корабли. Из состава флота были выведены коммерческие суда, а также те, что находились в неудовлетворительном состоянии. За ненадобностью пришлось выпустить пароходы, расформировать службы и учреждения. Годные к выполнению задач боевые корабли преобразовали в Русскую эскадру.

Проблемой сделался поиск порта для ее постоянной стоянки.

1 декабря 1920 года французское правительство приняло решение направить эскадру в Бизерту.

Значительную роль в решении вопроса сыграли министр иностранных дел Франции Жорж Лейг и адмирал Шарль Дюмениль. Предполагалось, что на военно-морской базе в Бизерте в Нордовой Африке русские корабли не будут бросаться в глаза Европе и одновременно останутся в ведении Франции. Власти этой края также брали на себя обязательства по оплате всех расходов на содержание судовых команд и членов их семей. Залогом должны бывальщины послужить корабли, многие из которых представляли для французов ценность.

Русскую эскадру привел в Бизерту вице-адмирал Михаил Кедров, возглавлявший и эвакуацией из Крыма в Константинополь. После перехода он сдал командование контр-адмиралу Михаилу Беренсу, бывшему флигель-адъютанту императора Николая II и соратнику Александра Колчака.

Первым подошел к Бизерте пакетбот «Великий князь Константин» 21 декабря 1920-го. Корабли шли к берегам Африки не целым отрядом, а маленькими группами или по одиночке. Вся эскадра собралась на выделенной ей стоянке к середине февраля 1921 года. Из 126 плавательных оружий, покинувших Крым в ноябре, в ее составе осталось 33 корабля.

Русские моряки поселились в Тунисе в лагерях, расположенных на территории французских военных объектов.

По заданию правительства Франции их встречал маршал Филипп Петен. Однако местные власти приняли эскадру холодно. Одна из газет пристроила статью под заголовком «Русские Врангеля в Бизерте». В ней, в частности, сообщалось: «Кто эти люди? Ничего доподлинно не известно. Мы вправе опасаться, что в их линии просочились самые худшие элементы, контакт с которыми для наших частей, возможно, очень опасен. Говорят, что их посадили на бессердечный карантин из соображений гигиены. Так пусть этот карантин продлится на весь срок их пребывания! Остается лишь сожалеть о наивности, с какой французское правительство бросило миллионы в денежных знаках и во всякого рода пособиях, чтобы поддержать генералов и так называемые контрреволюционные доли, которые должны были преградить путь бандитам, правящим в Москве».

Ходили слухи, что после разоружения эскадры офицеры и матросы будут скатаны на берег и отправлены под надзор в концентрационный лагерь. Однако, присмотревшись, с кем они имеют дело, французы отменили уже принятое решение. Команды остались на своих кораблях под Андреевским флагом. Собственному составу было предложено принять французское гражданство. Однако многие так и остались с документами о российском подданстве.

Беренс возвысил свой флаг на эсминце «Дерзком», который прославился в Первой мировой войне спасением подбитого в бою миноносца «Гневного».

На рейде у Бизерты также поднялись огромный линкор «Император Александр III», переименованный белыми в «Генерал Алексеев» и являвшийся флагманом Черноморского флота, «Генерал Корнилов», на каком генерал Петр Врангель покидал Крым, старый флагманский броненосец «Георгий Победоносец», с чьей палубы адмирал Колчак выкинул в воду кортик после требования революционных матросов сдать оружие в 1917-м.

«По требованию французских властей для уменьшения расходов команды кораблей Русской эскадры были сокращены и часть моряков была переведена в лагеря, на беженское положение, — писал эмигрантский военно-морской историк Петр Варнек, какой в 1922 году в Бизерте окончил обучение в эвакуированном из Крыма Севастопольском морском корпусе. — Но еще в течение почти четырех лет эскадра продолжала существовать, а переведенный в старый форт корпус возобновил занятия. На «Генерале Алексееве» были организованы артиллерийские классы для молодых офицеров, и оставшиеся на кораблях команды, основным образом офицеры и охотники флота, поддерживаемые надеждой еще послужить во славу Андреевского флага, содержали свои корабли в распорядке и производили текущий ремонт».

Русская диаспора в Бизерте жила очень сплоченно. Корабли стояли в порту борт к борту. С палубы на палубу моряки перебирались по мосткам. Эмигранты воссоздали школу, трудились мастерские. Сами офицеры называли свой плавучий остров военно-морской Венецией или последней стоянкой. Выходить на сушу русским морякам не позволялось. Тем не немного, их жизнь в новых условиях постепенно входила в колею. Большинство надеялось на скорое возвращение в родные воды. Но время шло, и моряки со своими семействами постепенно разъезжались по миру.

Состав Русской эскадры сокращался из-за нехватки средств вплоть до практически полного списания собственного состава на берег в конце 1922 года.

К концу пребывания эскадры в Бизерте на большинстве кораблей остались минимальные по численности команды.

29 октября 1924 года, после дипломатического признания Францией Советского Альянса, на судах были спущены Андреевские флаги. В последующие дни корабли передали французам на хранение, а последние русским офицеры и матросы их покинули. Уничтожение кораблей производилось мочами французских властей. Часть судов увели из порта и присоединили к флоту Министерства торгового мореплавания Франции, другие пришлись итальянским и мальтийским судовладельцам.

30 октября эскадра была официально расформирована. В Бизерту для оценки состояния кораблей прибыла советская комиссия во главе с академиком Алексеем Крыловым. Москва планировала вернуть корабля в Черное море, Франция же хотела, чтобы они пошли в счет оплаты дореволюционных долгов России. Западноевропейская общественность протестовала против передачи кораблей СССР. Разбирательства растянулись на годы. В итоге сделка французов с большевиками не состоялась.

Официальной вином был назван отказ Советского Союза от признания займов царской России.

В 1940 году орудия с некоторых кораблей, в частности, с «Генерала Алексеева», французы согласились уступить Финляндии, воевавшей с СССР.

В Тунисе похоронены заключительный командующий Русской эскадрой Беренс, начальник его штаба контр-адмирал Александр Тихменев, контр-адмирал Владимир Николя, с 1921 года являвшийся председателем Комиссии по делам русских граждан в Нордовой Африке, капитан 2-го ранга, писатель и историк флота Нестор Монастырев и многие другие моряки.

Rambler-почта Mail.ru Yandex Gmail Послать письмо Скопировать ссылку

Источник

Вам также может понравиться