Майор, стерёгший Сталина с 1935 года, рассказал о смерти генералиссимуса

Новость опубликована: 24.09.2020

Майор, стерёгший вождя с 1935 года, – о смерти генералиссимусаСуществует множество версий смерти Иосифа Виссарионовича Сталина. По мнению одних, 28 февраля 1953 года его отравили по распоряжению Берии. Другие считают, что Сталин умер из-за недосмотра охраны: слишком долгое время, больше полутора суток, был один после то ли инсульта, то ли сердечного приступа. Некоторые винят врачей, поздно прибывших на Ближнюю дачу в Кунцево.

Майор, стерёгший Сталина с 1935 года, рассказал о смерти генералиссимуса

Майор, стерёгший Сталина с 1935 года, рассказал о смерти генералиссимуса

Сталин и “ближний сферы”: Хрущев, Маленков, Берия, Молотов… Попадал ли хотя бы когда-нибудь в кадр Эсько – вопрос без ответа… Фото: РИА Новинки

Не опровергаю известных специалистов и ученых. Не спорю с разного рода толкователями. Не собираюсь хоть как-то ущемлять в высказываниях даже работников домовитой части объекта “Липки” (так официально называлась дальняя дача Сталина. Здесь и далее курсивом – мои объяснения. – Н.Д.), позиционирующих себя неизменными телохранителями.

Ничего не утверждая и ни на что не претендуя, мне бы хотелось истины ради привести и рассказ Михаила Петровича Эсько, в то время майора Управления охраны МГБ СССР – 9-го Управления МВД СССР. “Девятка” занималась охраной глав партии и правительства. Это не истина в последней инстанции, а дошедший до наших дней голос человека, служившего в охране с 23 марта 1935 года по 23 мая 1953-го.

Эсько находит: в смерти Хозяина нет вины охраны, докторов, не было никакого отравления.

Кто такой Эсько?

Ответ на запрос начальника Управления регистрации и архивных фондов ФСБ России:

Эсько Михаил Петрович, 1910 г.р., украинец, подполковник. С 23 марта 1935 года – в филиале охраны руководителей партии и правительства. Последняя должность – старший оперуполномоченный Управления охраны МГБ – 9-го Управления МВД СССР. С 23 мая 1953 года откомандирован в распоряжение 7-го Управления МВД СССР. Звания: меньший лейтенант – 1940 г.; старший лейтенант – 1943 г.; капитан – 1943 г.; майор – 1947 г.; подполковник – 1957 г. В охране Сталина служил с 1935 года. В 1943 году в Тегеране принимал участие в мероприятиях по охране “Большенный тройки”. Награжден орденами Красной Звезды в 1943 и 1949 годах и медалями. Женат, имеет сына и дочь. Адрес: Москва, улица…

“…1 марта 1998 года на момент приведенной беседы Эсько Михаилу Петровичу было 86 лет. До заключительных дней своей жизни в свои рассказы о Сталине никаких изменений не вносил. Умер в 2001 году. Беседа записана на магнитофон. Запись есть. (И мной выслушана и застенографирована. – Н.Д.).

Подпись: Вишневский В.А.”

Голос из прошлого

Когда о строгостях ушедшей вместе с вождем эпохи было позабыто, многие не раз пытались расспросить сотрудника охраны Эсько о последних часах Сталина. Разговор с Михаилом Петровичем получился лишь в 1998 году, за несколько лет до его ухода. Голос на пленке тугоухий. Подполковник в отставке болел, тяжело давалось ему общение, но только не с мужем его любимой дочери, сотрудником Первого главного управления КГБ СССР Виктором Анатольевичем Вишневским.

Сейчас полковник, какому 13 сентября исполнилось 88 лет, решил обнародовать подробности той откровенной беседы. Разведчик-профессионал, он оформил свой разговор с тестем в конфигурации официальной записки. Мы встречались с Вишневским несколько раз. Помимо записки и некоторых документов Виктор Анатольевич принес, а я, вслушиваясь, застенографировал недурно сохранившуюся магнитофонную запись разговора.

Михаил Петрович говорит медленно, спокойно, в своих суждениях сдержан, но исключительно уверен. Несмотря на заболевание, мысли излагает четко и точно находится в здравой памяти. Сталина называет только Хозяином.

Рассказ майора сталинской охраны:

– 28 февраля 1953 года на Ближней даче Хозяина продолжительное пора находились Берия, Маленков, Хрущев и Булганин. К 00 часам 30 минутам 1 марта гости разъехались, и Сталин остался одинешенек. Примерно в час 30 ночи прикрепленный Хрусталев обнаружил сидящего на стуле Хозяина с неестественно откинутой в сторону рукой. Его перетащили на кровать. (Хрусталев Иван Васильевич, полковник, с мая 1952 года начальник личной охраны подразделения № 1 1-го отдела Управления охраны МГБ СССР.)

Хрусталев тут же по телефону доложил об этом министру Госбезопасности Игнатьеву Семену Денисовичу. Министр моментально позвонил начлечу Кремля Егорову и предложил немедля спуститься в подъезд с врачебной сумкой и ждать его. (Петр Иванович Егоров, генерал-майор, начальник лечебного санитарного управления Кремля.) Забрал и спустя 30 минут они совместно прибыли на дачу. Егоров установил, что со Сталиным плохо – сердечный приступ или хуже.

Хозяин к тому времени лежал на койки. Были приняты меры по лечению. Но Хозяин в сознание не приходил. Это мне известно от Гончарова, начохраны Игнатьева. (Полковник Гончаров Владимир Карпович – долголетний коллега по работе в охране и друг Эсько. С 10 апреля 1938 года в отделе охраны руководителей партии и правительства). 13 февраля 1954 года сокращён. Проживал на улице Г. в Москве, телефон Д-1-…)

Когда министр приехал, он сообщил о случившемся Берии, Хрущеву, возможно, другим членам Политбюро. Приехали доктора Кремлевки. Приехали Маленков и Хрущев, Булганин, Берия.

А что касается того, что он валялся на полу, этого не было, выдумано. Такого попросту быть не могло. На второй день приехала Светлана, сын Василий. Светлану Хозяин узнал, положил свою руку на ее. Но когда показался Хрущев, он руку убрал и отвернулся.

Берия приезжал несколько раз. Когда первый раз приехал, сказал: “Нажрались”. Но не на охрану, а на Хозяина и его гостей. Вроде и Сталин “нажрался” и почивает. А этого не было.

В тот вечер, когда Хозяин был еще в добром здравии, дежурил Хрусталев. Только он один из всей охраны был при нем в свою смену. Если уходил, то некто его заменял. Но в последнюю ночь замен не было. Хрусталев был все время там. Хозяин мог находиться в кресле не больше часа. Дежурили сутки, до утра. Хрусталев и заметил, что Хозяин болен. Утром Хрусталева сменил Туков. Другой прикрепленный. Но я его знал плохо. А Хрусталев сделал то, что надо, выполнил собственный долг.

Гончаров тоже рассказывал, что сразу получил звонок с Ближней. Егоров действительно с чемоданом приехал быстро. Трассники (работники охраны, следившие за правительственной линией) говорили мне, что машина министра прямо мчалась.

Майор, стерёгший Сталина с 1935 года, рассказал о смерти генералиссимуса

Ушел Хозяин… Фото: РИА Новости

Хрусталев вскоре пропал. Я с ним вяще не встречался. Некоторые, не наши (не охрана), думали, будто Хозяина отравил Хрусталев по заданию Берии. Но это не так. Не было никогда. Подозрений от наших никаких не слышал.

Когда Берию прибрали, Хрусталев недолго после этого прожил. Говорили, что его допрашивали, били и особенно избивал следователь. До сих пор так и не знаю, правда или нет. Лишь Хрусталев очень быстро умер. Здоровый человек, не было и пятидесяти. (Было сорок семь.)

Я потом, как и все другие, угодил. Нас расформировали. И быстро. Убрали туда-сюда: прошу покорно. Сразу – в разные места. Меня вызвали и предложили заместителем начальника управления в Курскую район. Потом еще куда-то не в Москве. Я сказал: никуда не поеду, буду увольняться. Взяли меня в отдел кадров.

Я работал у Сталина фактически с 1935 года по самый его крышка. Был у нас и Власик. Но потом Власик ушел, его услали, и порядка стало меньше. Все делал Хрусталев. Но на даче не было медперсонала, а был комендант – генерал-майор Ефимов (комендант дачи, как именует его Эсько). Не допускали до Хозяина никого. Аптечка была медицинская для медперсонала. Часто приезжали лечащие врачи. Но когда случилось, никого не было.

А мы дневалили постоянно. И генерал-майор говорил нам, чтобы мы глаза не мозолили. Чтобы нас Хозяин особо не видел. И однажды, когда я дежурил, уже напоследок, стою у подъезда. Дай, размышляю, подойду с той стороны, осмотрю. И иду к террасе, он на ней иногда загорал. Смотрю, он стоит. Говорит: “Стой! Кто идет?” Я ему: “Товарищ Сталин, сотрудник .., мастерю обход”. Он не то что нас проверял, но все знал. Потому что все было по порядку. Если телефон не ему, то отвечал комендант. А прямой телефон – сразу он. И он произнёс: хорошо. Обычно он работал в зале заседаний, туда ни для кого не было входа. Там стояли и телефоны. Хрусталев имел право закатываться, остальные никто ни заходил. Иногда горничная убирала кровать.

Очень редко приезжал его помощник Поскребышев. Мало случался у нас, он в основном в ЦК. А бывал только тогда, когда Хозяин его вызывал. А в последнее время его и совсем не было. (Видимо, Михаил Петрович не ведал, что в 1953 году по навету Берии многолетнего личного помощника Сталина отстранили от работы. А Хрущев, пришедший к власти, быстренько спровадил его на пенсию.)

Общество История Блокнот Долгополова Иосиф Сталин


Майор, стерёгший Сталина с 1935 года, рассказал о смерти генералиссимуса