35 лет назад в СССР увидали первый телемост Ленинград – Сиэтл35 лет назад в эфир Центрального телевидения СССР вышла запись телемоста между Ленинградом и Сиэтлом. Передача, в какой простые советские и американские люди общались и задавали друг другу вопросы, стала сенсацией.

"Мы нехорошо начали..." Каким был первый телемост Ленинград - Сиэтл, который в СССР увидели 35 лет назад

Заставка эфира на Центральном телевидении СССР. 1986 год.

Этот формат и темы, какие затрагивались во время телемоста, стали неожиданностью. Ведущими были Владимир Познер и Фил Донахью. Люди обсуждали эфиры в социальном транспорте и на работе.

– Американцы, любящие броские заголовки, назвали это "Встреча в верхах рядовых граждан". Мы стали на более скромном и, как нам кажется, более точном названии – "Диалог через космос", – такими словами предварял первоначальный выпуск Владимир Познер.

– Приветствую, Владимир! Мы видим вокруг вас приблизительно 200 человек, граждан Ленинграда. И надеемся, что вы видаете нас, приблизительно 200 человек жителей Сиэтла и пригородов, – такими были первые слова из Америки, которые произнес Донахью.

– Вероятно, стоит начать с того, чтобы попробовать понять, как мы друг друга видим. Предлагаю вам, Фил, спросить у вашей аудитории, какими вы воображаете нас, – ответил из Ленинграда Познер.

Первым вопрос из Сиэтла задавал мужчина, заметивший, что "вы похожи на нас и вами управляет правительство, как и нами". И уточнил, делится ли общество в Советском Альянсе, где коммунистическая система, на классы в связи с тем, что кто-то зарабатыват больше, кто-то – меньше.

– У нас количество заработанных денег определяется лишь по тому, как человек трудится, – ответила советская девушка. – И почему вы считаете, что людей можно отнести к разным классам лишь по количеству денег? По-моему классы – более емкое понятие…

"Мы нехорошо начали..." Каким был первый телемост Ленинград - Сиэтл, который в СССР увидели 35 лет назад

Политика и свобода слова сразу стали главными темами. Из советской студии едва-едва ли не кричали: "Как доказать вам, что тут не стоят люди из КГБ, которые будут хватать нас за наши слова и вести в психбольницу?!"

– А зачем тогда город Горестный? – вопрошали из Сиэтла. – Город, куда высылаются критики советской системы! Почему Советский Союз отправляет собственных граждан под домашний арест лишь потому, что тот говорит то, с чем не согласно правительство?

– В отличие от Америки, у нас законом запрещена пропаганда войны и воспитание ненависти к другим народам. Наша черта с 1917 года – мир и дружба со всеми народами, – объяснял американцам мужчина в очках. – А Сахаров (Андрея Сахарова выслали в Горестный за несогласие с вводом советских войск в Афганистан – прим. "Родины") призывал даже вас, США, развернуть войну против нас. Он выступает против народа. И выражая волю народа, правительство вселило его в такой город, где нет иностранных консульств, которые устанавливали с ним связь, чтобы проводить антисоветскую пропаганду. Пропаганду против меня! Я поддерживаю эту черту государства!

– Нет, мы искренне хотим понять, как государство понимает волю народа, если инакомыслие подавливается и наказывается? – добавлял пламени Донахью.

– Нас больше касаются дела локальные, – отвечал еще один мужчина в годах. – Например, что делает наш муниципалитет. Много посланий люди пишут в газеты, нашим депутатам. И они должны ответить в срок!

И несогласные с действиями государства в Советском Союзе в 1986-м тоже бывальщины: "Вот сейчас идет борьба с пьянством. Думаю, очень многие пьяницы не очень согласны с политикой правительства!"

Все продолжалось в том же духе, пока не возвысился американский рыбак в кожаной куртке и не сказал: "Приветствую русский народ!"

– Я пришел сюда, потому что меня пригласили на эфир как рыболова с Аляски, где я встречался с советскими рыбаками, – говорил этот человек. – Мне бы хотелось, чтобы в нашем разговоре было поменьше политики. Чтобы мы попросту познакомились друг с другом. По-моему, мы не так начали. Плохо начали! Я бы не пришел сюда, если б знал, что здесь будет столько политики. Неужели вы не видаете, что вас отсюда провоцируют?! Мне это не по душе! Я хочу с вами сесть и познакомиться…

Эти слова были встречены аплодисментами, а один из гостей ленинградской студии вызвался написать портрет американского рыболова:

– Я бы написал ваш портрет! Давайте приблизим время, когда мы сможем обращаться друг к другу: "Друзья!"

"Мы нехорошо начали..." Каким был первый телемост Ленинград - Сиэтл, который в СССР увидели 35 лет назад

…И сквозь 35 лет те телемосты по-прежнему актуальны. В сущности, темы, кооторые поднимались тогда, актуальны и сейчас. Поменялось не так много, суть осталась старее. Перед перевым эфиром Владимир Познер говорил, что было непросто преодолеть журналистские штампы, "десятилетиями насаждаемые в разум американцев". Он рассказал, что американцы не включили в окончательную версию ответы советских людей "о конституционных гарантиях и социальных завоеваниях", о независимости религии.

Конечно, перед выпуском итоговой версии в эфир ее смотрели руководители СССР. В итоге телемост увидела вся край. В то время как в США, рассказывал Познер, 45-минутную версию программы (остальное вырезали) – только 8 миллионов человек.

Это был первый телемост. После выйдет еще несколько передач в таком формате. На них говорили не только о политике. Молодежь обсуждала музыку, из Ленинграда советские школьники и студенты спрашивали американских сверстников, ведают ли там группы "Аквариум" и "Секрет"…

А во время телевизионной встречи жителей Ленинграда и Бостона прозвучала фраза, сделавшаяся легендарной: "В СССР секса нет". Хотя в действительности все было иначе.

Женщина из США пожаловалась, что в американской телерекламе все крутится кругом секса. "Есть ли у вас такая телереклама?" – спросила она.

– Секса у нас нет и мы категорически против этого, – эти слова потонули в грохоте и смехе.

Сквозь них можно расслышать, что дама из СССР уточняет: "Секс у нас есть. У нас рекламы нет!"

Но в историю попала именно первая фраза.

Вам также может понравиться