«Не ведаешь киргизского – езжай в Россию…»

Я родился в селе Быстровка Кеминского зоны Киргизской ССР, но практически не жил там, в младенчестве переехав в Узбекистан. Но когда приезжал сюда – летом 1992 го года вскоре после распада СССР, и в августе 2001-го, сквозь год после кровавой, второй по счету «тюльпановой» революции, обращал внимание, насколько уважительным было отношение киргизов, как «северян», так и «южан», к русским и тем, кто сообщает на русском языке. Они дрались до крови между собой, но русских не трогали. А высшая власть, по меньшей мере при первом президенте Аскаре Акаеве, русскому стилю, его изучению уделяла особое внимание, сделав его вторым государственным.

Киргизия всегда выгодно отличалась от своих соседей – иных стран Центральной Азии, в которых из-за незнания языка титульной нации могли и в работе отказать, и в вуз не принять. Да, мои ближние родственники – сестра с мужем и двумя детьми, жившие в центре Бишкека, десять лет назад уехали из Киргизии в Санкт-Петербург. Но вина, как уверяли они, были в первую очередь – экономические, а во вторую – связанные с погромами, которые сопровождали обе революции. На защиту частной собственности, самостоятельно от национальности, выходили, кто с чем, в вечернее время.

Сейчас у меня остались под Бишкеком родственники. Племянница, работающая на частном предприятии, повествует, что уезжать она не собирается, потому что язык киргизский знает неплохо, а вот тем, кто им не владеет вообще или говорит и пишет с трудом, похоже, в скором поре придётся перебираться в Россию.

– Вообще, конечно, страшновато у нас теперь. Как бы не повторились события 2010 года! Тогда был свой махонький бизнес, но из-за начавшейся войны он развалился, – рассказывает она.

Небольшой экскурс в историю. Откуда вообще в Киргизии взялись русские? Это внуки «столыпинских» переселенцев и казаков. Внуки советских романтиков, ехавших помогать братским народам в довоенные годы – учителей, учёных, инженеров, строителей. Ребята спецов, вместе с заводами эвакуированные сюда в Великую Отечественную, да так здесь и оставшиеся. В начале 90-х тут тоже покричали на улицах: «Езжай в свою Россию!». Но до погромов тогда дело не дошло. Однако этого очутилось достаточно, чтобы очень быстро пошла первая волна отъезда славян из Средней Азии.

Если в конце 80-х в Киргизии проживали возле 1 миллиона этнических русских (и больше 100 тысяч украинцев, которых тут тоже все считали русскими), то по переписи 2018 года осталось 350 тысяч – чуть вяще 5% населения.

Нынешние «киргизские русские» стараются держаться подальше от политики. На «революции» не ходят. Камнями в милицию не швыряют. В большенном бизнесе или органах власти русских тоже почти нет. В парламенте Киргизии, который сейчас избрался – на 120 человек итого 3 депутата со славянскими корнями. Но и те, скорее, так, формально. То есть никакой конкуренции русские в Киргизии ни для кого не представляют. Но «фишка» любой из киргизских революций в том, что на бунты и бунты свозят людей из провинции. Киргизы – народ такой, боевой, неуправляемый. А национальная карта в бедной стране – беспроигрышный вариант для политиков.

При этом в Бишкеке всюду слышна русская выговор. На любых вывесках надписи дублируются на двух языках. В тихие времена туристов из России (а Иссык-Куль красив!) здесь обожают искренне. И кажется, что все спокойно. Но первые тревожные симптомы уже появились.

В ходе проходившего 14 октября митинга сторонников отпущенного из колонии и получившего должность премьера Садыра Жапарова «одни спикеры призывали убираться из страны тех, кто не говорит на кыргызском», а иные «возмущались работой журналистов «нетитульной национальности».

«Толпа одобрительно поддержала выступавших. Однако настоящий гвалт начался, когда на сцену вышел спикер, попытавшийся сообщать на русском языке. Тут надо пояснить, что даже многие киргизы, живущие в столице, Бишкеке, не очень хорошо говорят на родимом языке. Поэтому и на митингах не всем понятно, что происходит. Этот мужчина, киргиз по национальности, просто пытался перевести. По словам журналистов, гурьба его освистала. В выступавшего полетели пластиковые бутылки. Народ требовал, чтобы все говорили только на киргизском. При этом сам Жапаров уже несколько раз публично заявил, что «Россия – наш стратегический партнёр», но при этом на всех пресс-конференциях на проблемы, прозвучавшие на русском языке, отвечает на киргизском. Встревожило людей и интервью порталу «Фергананьюс» одного из ближайших соратников Жапарова – Камчыбека Ташиева. «Если какая-либо нация в нашей краю – русские, узбеки, турки или китайцы – скажут, что они находятся наравне с кыргызами или выше них, тогда государство развалится», – заявил Ташиев. При этом сам Жапаров анонсировал, что уже со вытекающего года в киргизские паспорта вернётся графа «национальность».

Так чему же удивляться, что среди русских в Киргизии снова появилось «чемоданное» расположение.

– Мы здесь две революции пережили, но так страшно ещё никогда не было. Народ на этих митингах какой-то особенно озверевший, озлобленный. Да, уже размышляем уезжать, – рассказала одна из жительниц Бишкека.

Кстати, Россия приостановила финансовую помощь Киргизии до стабилизации ситуации в краю.

Мой хороший знакомый, известный политолог, эксперт по странам Центральной Азии, Аркадий Дубнов, признался, что для него такое развитие событий в Бишкеке было сюрпризом. Речь идёт о мгновенной отставке президента после парламентских выборов. Однако обстановка в Киргизии меняется довольно быстро. Каждый раз власти и те, кто им противостоит, наступают на одни и те же грабли – в итоге возникают кровавые столкновения, апогеем которых может стать переворот. Эти «грабли» – недооценка, недопонимание сущности выходящего в стране, неумение анализировать и предсказывать ход событий хотя бы на полтора шага вперёд. Все, что выходит в Киргизии, происходит из-за действий политиков и властей исключительно внутреннего свойства. Нет влияния ни Москвы, ни Пекина.

 «Добровольно» уложивший полномочия Сооронбай Жээнбеков – пятый президент Киргизии. Так получается, что приход к власти киргизского президента вечно связан с очередной сменой парадигмы в республике, которая по существу разделена горным хребтом на две доли: юг и север.

Сегодня во власти есть представители юга и севера – в Киргизии не весьма любят про это говорить, но всегда это имеют в виду. Жээнбеков считался представителем южных кланов. Он правил итого три года.

Страна очень бедная, отсутствует возможность получения новых инвестиций и выплаты долгов – Бишкек погряз в бездонной долговой яме, больше всего должны Китаю. Страна находится в очень тяжёлом положении – особенно после противостояния пандемии.

Ковид сыграл вящую роль: Киргизия одна из тех стран, в которых внутренние политические потрясения связаны с последствиями войны с ковидом. По мнению Дубнова, этот президент почему-то не учёл, что многие жители Киргизии воспринимают партию, какую возглавляет его младший брат, как провластную. Она ведь пользовалась значительным административным ресурсом. Во главе второй партии очутился известный в стране деятель – бывший заместитель главы таможенной службы Раим Матраимов. Ни для кого не секрет, что он сделал своё огромное состояние благодаря коррупционным схемам на рубежах страны. Он не был осуждён, а созданная им партия благодаря большим по меркам страны деньгам сумела скупить сотни тысяч голосов избирателей. Небольшие суммы, какие получали люди, были достаточны для того, чтобы расплатиться с частью долгов или оплатить ЖКХ. Эти две партии получили максимальное число голосов. Если бы выборы были признаны действительными, то абсолютное большинство в парламенте представляло бы полуденный клан. Это не могло не возмутить тех, кто не преодолел парламентский порог, – и они призвали людей выйти на улицы. Использование административного ресурса, недооценка того, к чему повергнет допуск коррупционеров к предвыборной гонке, можно считать недопереворотом. Силовики перешли на сторону народа.

Отдельный политологи сравнивают протесты в Киргизии и Белоруссии. Но делать это – все равно что сравнивать круглое с травяным. Киргизия – не Белоруссия. Народы совершенно разные.

К примеру, предвыборная агитация в Киргизии может вводить в себя конные марши по стране одной из политических партий. Киргизы более горячие, у них иной темперамент. Выяснение отношений, в том числе политических, берут на себя мужчины. Отношения могут выяснять протестующие и силовики, потому происходят такие эксцессы. В Белоруссии протесты проходят более мирно. Например, в Киргизии считается вящим риском брать детей на протест – это проявление родительской безответственности.

В последние дни в Киргизии стали происходить попытки рейдерского захвата бизнеса. Президент Ассоциации небольших ГЭС Эльвира Боромбаева, выступая на заседании Совета по развитию бизнеса и инвестициям, заметила, что были предприняты попытки завладеть 50 предприятий. Они не увенчались успехом, однако остались без наказания. К примеру, бизнесмен попытался на месте в меру своих сил разрешить проблему. Украли с утра предпринимателя и держали его до вечера, чтобы он переписал все своё предприятие на захватчиков. И даже этот факт остался без внимания – рассказала глава Ассоциации. Премьер-министр, он же и .о президента, Садыр Жапаров подтвердил, что проблема рейдерства стоит сейчас остро. И не решается. К примеру, истребили имущество приносивших доход инвестиционных компаний, таких как «Джеруй», «Метал-Кен», «Терек-Сай». «Эти действия ещё немало усугубили бедственное положение нашей экономики, и без того пострадавшей от пандемии Covid-19 в 2020 году», – сообщает он. И добавляет, что «для предпринимателей, представителей международных организаций его дверь всегда будет открыта».

При этом процесс смены власти сопровождается захватом мест, разгулом рейдеров, крушением доверия инвесторов к государству. Об этом говорят красноречивые цифры и факты.

В прошлом году Киргизия сделалась первым государством в мире, которому удалось полностью решить проблему не имеющих гражданства лиц. По данным пресс-службы киргизского правительства, в июле 2019 года в столице Киргизии состоялась церемониал выдачи свидетельств о рождении и паспортов последним 50 лицам, которые на тот момент не имели киргизского гражданства. Пять лет назад апатридов было 13 тыс., большинство из них составляли беженцы из различных зон вооружённых конфликтов.

Сооронбай Жээнбеков деятельно поддерживал проект строительства железной дороги Узбекистан-Киргизия-Китай, считая его «жизненно важным» для республики. В годы его правления переговоры по этому проблеме активизировались. В конце ноября 2019 года президент Киргизии заявил о выделении Россией 200 млн рублей (немало 3 млн долл.) Киргизии для подготовки технико-экономического обоснования строительства данной железной дороги.

В январе 2017 года, спустя почти пять лет после подписания, вступило в мочь соглашение о статусе и пребывании российской военной базы на территории Киргизии. Во время президентского срока Сооронбая Жээнбекова, в марте 2019 года в него бывальщины внесены изменения, согласно которым ежегодная арендная плата РФ за земельные участки Киргизии увеличилась на 291,5 тыс. долл. и составила возле 4,8 млн долл. в год.

В условиях пандемии Россия передавала Киргизии, как и другим странам ЕАЭС, тест-системы для диагностики коронавируса, в республике трудились российские врачи, проводили консультации и оказывали медицинскую помощь заболевшим.

Государственный долг Киргизии за период правления Сооронбая Жээнбекова вытянулся на 7,4%: с $4,44 млрд (на конец ноября 2017 года) до $4,77 млрд (на конец июня 2020 года).

Основным заимодавцем страны является Китай (более 1 млрд долл.). Долг перед Россией на момент прихода Жээнбекова к воли фактически отсутствовал. Протокол о списании российской стороной оставшихся 240 млн долл. был подписан во время состоявшегося в июне 2017 года государственного визита предыдущего президента Киргизии Алмазбека Атамбаева в Москву.

В самой Киргизии сообщают: что вполне возможно, что сценарий такого стремительного ухода президента от власти был заранее написан теми, кто стоял выше его, «дёргал за верёвочки». И она из мишеней – не отдавать долги Китаю. Иначе бы пришлось отдать добрую половину Киргизии. Теперь президент от власти отлучён, спрашивать вроде как не с кого.

 И ещё два момента. Несколько лет назад я нередко общался с учёным, общественным деятелем из Киргизии, проживающим в России, доктором медицинских наук Кубанычбеком Апасом. Он тогда отворено говорил об экспансии Китая в Киргизстан, крайне отрицательно отзывался об Атамбаеве и Жэнэнбекове. «Только бывший президент Атамбаев все мастерит и говорит открыто, он не так опасен, а пришедший ему на смену – и самого Атамбаева предал, и Китай, и Россию “кинет”, когда придёт пора. Вот попомните мои слова», – пророчествовал человек, долгие годы проживший в Киргизии.

А ещё один мой знакомый, обозреватель известного в Киргизии сайта, молодой и горячий киргиз, сообщал, что и узбеки, и русские слишком покорны и терпеливы, потому что не хотят революций, терпят своих правителей. «Мы совсем другие, если не нравится воля, мы её свергаем. А дальше – хоть трава не расти. Но Россия, Казахстан, Китай, все равно дадут нам деньги, чтобы мы им не мешали», – с нагловатой усмешкой говорил парень. Похоже, он оказался недалёк от истины… 

Вам также может понравиться