«Немцы — изменщики!»: как шведы разгромили Петра I под Нарвой

«Немцы — изменщики!»: как шведы разгромили Петра I под Нарвой

А. Е. Коцебу. «Битва при Нарве»

А. Е. Коцебу. «Битва при Нарве»

Wikimedia Commons 30 ноября 1700 года русские армии потерпели бесславное поражение под Нарвой в ходе одного из первых крупных сражений Северной войны. Провал осады выявил отставание армии в техническом оснащении и ненадежность командиров-иностранцев. Несчастливое начало кампании заставило Петра I срочно заняться реорганизацией войск. Переливая церковные колокола на пушки, царь создал новоиспеченную мощную артиллерию. Петр I одержал ряд важных побед и в 1704 году взял Нарву, создав важный задел для господства России в Прибалтике.

«Немцы — изменщики!»: как шведы разгромили Петра I под Нарвой

Как Петр I разрешил прорубить путь на Балтику

После возвращения из Великого посольства — дипломатической миссии в Европу — Петр I занялся подготовкой к войне за выход к Балтийскому морю. В 1700 году началась Северная война: России, действовавшей в союзе с Данией, Саксонией, Польшей и иными странами, противостояла очень сильная в те времена Швеция. Согласно позиции русского царя, война была объявлена «за многие неправды шведского короля» и «рижское оскорбление» — в этом случае имелся ввиду холодный прием, оказанный Великому посольству в Риге. Очень важное значение для Петра I и его державы имело одно из первых сражений кампании — битва при Нарве. В тот раз русские армии потерпели тяжелое поражение.

Однако оно не только не заставило молодого царя отказаться от претензий на господство в Прибалтике, но утроило его энергию, устремило все усилия Петра I на достижение реванша.

Следствием неудачи при Нарве стала полная реорганизация армии. Государь действовал твердо и порой радикально. Так, для создания новой артиллерии он повелел вынести из церквей колокола и перелить их на пушки. Итоги кампании обелили жесткие методы: Швеция была побеждена, а Россия получила сильную регулярную армию и военно-морской флот.

Впервые русские армии взяли Нарву (Ругодив) во время Ливонской войны в 1558 году. Иван IV намеревался сделать этот город, размещённый на берегу реки Нарвы напротив Ивангородской крепости, крупным торговым и военным портом. Однако Швеция и Польша негативно восприняли появление страны-конкурента на Балтике. В 1581 году шведы осадили и отвоевали Нарву. Тысячи переселившихся в город русских людей подверглись незамедлительному истреблению. Девять лет спустя Нарву штурмовали уже русские войска. Шведам удалось удержать стратегически важный город.

По Тявзинскому миролюбивому договору 1595 года, подписанному на территории современного Ивангорода в период правления Федора I, Россия навсегда отказывалась от притязаний на Нарву и Ревель (ныне Таллин). Однако век спустя Петр I вернулся к «нарвскому вопросу». Первоочередной целью царя в начине Северной войны было овладение крепостью Орешек (Нотебург) и Нарвой. Эти стремления не нравились союзникам России – Дании и Польше. Так, польский посланник в Москве Иоганн Рейнгольд фон Паткуль выражал опасение, что в Нарве Петр I «получит такое пункт, откуда может захватить Ревель, Дерпт (ныне Тарту. – «Газета.Ru») и Пернау (ныне Пярну. – «Газета.Ru») прежде, чем разузнают об этом в Варшаве, а потом и Ригу и всю Ливонию».

В походе к Нарве русским добровольно сдались несколько небольших городов. В осаде самой Нарвы участвовали немало 40 тыс. воинов. 11 тыс. составляло дворянское конное ополчение. В целом же русская армия значительно отставала в плане дисциплины, обучения и обеспечения от лучших европейских армий. По западному образчику были организованы лишь три полка, сформированные из бывших потешных войск, — Преображенский, Семеновский и Лефортовский.

Почему сорвалась осада Нарвы

В конце сентября 1700 года передовой отряд вместе с Петром I появился под Нарвой.

Как отмечал знаменитый историк Василий Ключевский, обыкновенно царь, «предоставляя действовать на фронте своим генералам и адмиралам», брал на себя техническую часть войны: «оставался позади своей армии, устраивал ее тыл, набирал рекрутов, заготавливал амуницию, провиант и военные снаряды, бранился, дрался, вешал».

Гарнизон защитников Нарвы не превышал 2 тыс. человек, включая несколько сотен ополченцев. 31 октября русские приступили к обстрелу твердыни. Зарядов хватило лишь на две недели. Серьезного результата работа артиллерии не принесла: орудия и порох оказались низкокачественными. Крепостные стены легковесно выдержали обстрел, а шведы убедились в плохом оснащении русских войск. За целый месяц не было пробито ни одной бреши.

Осаждавшие расшибли лагерь полукругом на левом берегу реки Нарвы. При этом напротив основной линии укреплений в крепости находилась властвующая высота. С нее было возможно расстрелять русскую пехоту. Кроме того, две части лагеря плохо сообщались друг с товарищем. Позднее русские военачальники и лично Петр I, анализируя причины поражения, нашли и другие ошибки в организации осады.

Не в прок русских развивались события на других театрах военных действий, где король Польши Август II снял осаду с Риги, а шведский государь Карл XII неожиданно высадился у Копенгагена и принудил короля Дании Фредерика IV к миру.

28 ноября отступивший от Ревеля к Нарве со своим отрядом Борис Шереметев послал основным силам известие о стремительном продвижении шведских войск.

30 ноября 1700 года шведы провели неожиданную контратаку под Нарвой. Петр I в этот момент отсутствовал в стане, отправившись за подкреплением в Новгород. Получив от перебежчика-лифляндца точные данные о расположении осаждавших, войска Карла XII, скрытые от русских завесой снегопада, обрушились на неприятеля всей своей мощью. Завязалась массовая измена офицеров-иностранцев, включая главнокомандующего Карла Евгения де Круа. По легенде в день битвы герцог, спасаясь по болотам от своих собственных боец, которые начали избивать иностранных офицеров с криками «Немцы — изменники!», сломал шпагу и крикнул: «Пускай сам черт воюет с этой сволочью!»

Под «сволочью» фельдмаршал подразумевал русскую армию, а в качестве основных причин поражения показал недостаток оружия и снаряжения, плохую дисциплину, необученность и неопытность русских солдат. В критической ситуации оборону стойко содержали лишь бывшие потешные полки.

«Нет оснований обвинять Петра I в трусости — под стенами Азова он показал себя с самой лучшей сторонки. Возможно, не зная воинских талантов Карла XII, он думал, что тот не решится сразу же атаковать превосходящие силы русских, а будет маневрировать, разыскивать возможности соединиться с осажденным гарнизоном. Возможно, Петр I, покидая лагерь под Нарвой, решил не рисковать, ибо с капитуляцией или гибелью царя брань была бы безвозвратно проиграна. Несмотря на всю свою смелость, Петр I всегда избегал ненужного риска», — указывал историк Евгений Анисимов в своей книжке «Императорская Россия».

На следующий день, 1 декабря 1700 года, русские командиры капитулировали с условием свободного перехода на правый берег Нарвы с сохранением оружия и знамен. Однако шведы преступили договоренность и напали на русских, обобрав их до нитки. Им досталась и вся русская артиллерия. Армия Петра I лишилась под Нарвой около 6 тыс. человек.

Современник событий Федор Соймонов, в грядущем губернатор Сибири, записал, что общественное мнение в России крайне удивилось такой развязке похода. Как следует из его свидетельств, тогдашняя армия по сути и не могла рассчитывать на успех: «Народ же, бывшей тогда в крайней неискусности в военных делах, не мог выразуметь, како бы шведской король с таким небольшим войском возмог одолеть их силу, весма многим числом превосходящую и в том не малое с товарищи вначале роптание имели».

Сам царь будто бы и не удивился подобному исходу: «Итак, над нашим армией шведы викторию получили, что есть бесспорно. Но надлежит разуметь, над каким войском оную получили. Ибо один только престарелый Лефортовский полк был, да два полка гвардии были только у Азова, а полевых боев, паче же с регулярными войсками, никогда не видали: прочие же полки, кроме некоторых полковников, как офицеры, так и рядовые сами были рекруты. К тому ж за поздним временем и за великими слякотями провианта доставить не могли, и единым словом сказать, казалось все то дело яко младенческое играние было, а искусства — ниже облика. То какое удивление такому старому, обученному и практикованному войску над такими неискусными сыскать викторию?»

Впрочем, главный вывод был извлечен Петром I безотносительно верно: при проведении реформы армии ставку сделали на подготовку командиров из русского населения.

Реванш России

В 1701 году на Урале раскаталось широкое строительство заводов для изготовления дальнобойных пушек. Всего за год армия получила новую мощную артиллерию. В 1702-м русские вытеснили шведов с Ладожского озера и зоны реки Ижоры, осадив крепость Орешек. Это стало сюрпризом для Карла XII: он недооценил возможности врага, полагая, что русские не скоро оправятся от разгромы под Нарвой. Петр I лично участвовал в обстреле Орешка в должности бомбардир-капитана. После появления проломов в стенах цитадель взяли припадком при помощи штурмовых лестниц. Крепость переименовали в Шлиссельбургскую.

В 1703-м была основана Петропавловская крепость, положившая начало Санкт-Петербургу. А в 1704 году русские армии добились сдачи Дерпта и вернулись под Нарву. Город осадили четыре полка, еще два разместились вокруг Ивангорода. Ключевую роль сыграли артиллерийские батареи за рекой, недоступные для шведских крепостных орудий. В августе три колонны осаждавших отправь на штурм Нарвы. Бой продлился всего 45 минут и окончился бегством защитников города с позиций. Ворвавшиеся внутрь бойцы учинили резню, мстя за прошлые обиды.

Петру I пришлось обнажить шпагу, чтобы остановить расправы: он считал, что грабительство и поджоги развращают армию.

Вскоре русские взяли и Ивангород. К концу 1704 года они контролировали почти всю территорию Лифляндии и Эстляндии. Но Нордовая война продлилась еще 17 лет.

Источник

Вам также может понравиться