Неожиданный взор профессионального дипломата на предвоенную “кухню” Наркомата иностранных делМы живем в открытом информационном обществе. Магическое слово “секрет” от слишком частого употребления утратило свой сакральный смысл. Укоренилось мнение, что в сфере большой политики нет ничего скрытого, что спустя больший или меньший отрезок времени не стало бы явным. Но даже на этом фоне кажущейся информационной открытости итого и вся новая книга автора “Родины” историка и дипломата Артема Рудницкого поражает обилием сенсационных документов, хранящихся в Архиве внешней политики Российской Федерации (АВП РФ), недавно рассекреченных, выявленных автором и впервые представленных декламирующей публике.

Неожиданный взор профессионального дипломата на предвоенную "кухню" Наркомата иностранных дел

Диалоги Иосифа Сталина и Вячеслава Молотова составляют сюжетный стержень книги Артема Рудницкого "Верхотурой на тигре". Фото: РИА Новости

Доктор исторических наук Рудницкий – профессиональный историк и профессиональный дипломат. Он не понаслышке ведает о драматическом накале страстей за кулисами большой политики. Его новая книга "Верхом на тигре" имеет интригующий подзаголовок "Дипломатический роман в диалогах и документах".

Неожиданный взор профессионального дипломата на предвоенную "кухню" Наркомата иностранных дел

Диалоги Иосифа Сталина и Вячеслава Молотова составляют сюжетный стержень книжки Артема Рудницкого "Верхом на тигре".

Десять диалогов вождей

Авторский текст не укладывается в прокрустово ложе существующих жанров. Перед нами не научная монография, желая в книге есть приращение нового знания, обширный справочный аппарат и все приведенные цитаты снабжены ссылками на источники. Это не сборник впервые публикуемых архивных документов, желая все они оснащены не только обширными комментариями, но и репродукциями важнейших деловых бумаг и множеством редких документальных фотографий, позволяющих зримо представить себе дальнюю эпоху. Книгу "Верхом на тигре" нельзя безоговорочно назвать и беллетристикой, хотя историк Рудницкий не находит нужным обуздывать свою фантазию.

В тщательно фундированное, основанное на скрупулезном изучении документов повествование по воле автора включены десять воображаемых диалогов между Сталиным и Молотовым, объединенных заголовком "Два вождя".

Сталин всегда подтрунивает над собеседником, часто провоцирует его, нередко издевается над ним и лишь затем, вволю натешившись своей безграничной властью, без обиняков формулирует собственное понимание сути выходящих событий. "Вождь с любопытством наблюдал за Вячеславом Михайловичем. Ему нравилось смущать и озадачивать своего соратника, который усердствовал угадывать мысли вождя, чтобы не дай бог не разойтись с ним во мнении. Только не всегда удавалось. Молотов покраснел и заерзал на стуле. – Да ты не ерзай! – со смешком произнёс Сталин. – Не то сиденье продавишь. Своей каменной… Он употребил некультурный термин "задница", что, конечно, задело Молотова. Другой человек в государстве выдавил из себя: "Ну, вообще-то…" – и запнулся. Тогда вождь махнул рукой, снимая неуклюжий момент, и начал сам подробно объяснять"1.

Нет документальных подтверждений, что такие откровенные беседы двух вождей происходили в реальности. Все диалоги сочинены Рудницким, чтобы более доходчиво донести до современного читателя суть давней дипломатической игры. В итоге историк перевоплотился в беллетриста, а на выходе вышла интересная, с элементами драматической интриги книга, способная удерживать неослабевающее внимание читателя.

Вправе ли профессиональный историк и политик совершать такие метаморфозы? Чтобы ответить на этот риторический вопрос, призовем на помощь Пушкина. "Драматического беллетриста должно судить по законам, им самим над собою признанным. Следственно, не осуждаю ни плана, ни завязки, ни приличий… Цель его – нравы и резкая картина нравов"2.

Неожиданный взор профессионального дипломата на предвоенную "кухню" Наркомата иностранных дел

Народный комиссариат иностранных дел СССР в 1920-1930-х годах. Здесь же в 1934 году был отворён институт, в котором готовили дипломатов и работников консульств. Москва, ул. Кузнецкий Мост, д. 5/21.

Наркомат уголовных дел

Книга посвящена советско-германским касательствам в предвоенный период, точнее – дипломатической кухне, и основана в первую очередь на мастерски выполненной подборке архивных документов: должностной переписке, шифротелеграммах, официальных нотах, меморандумах, справках и частных письмах. Время большой внешнеполитической игры, когда Советский Альянс пытается отстоять свои национальные интересы и реанимировать статус великой державы, утраченный после Великой русской революции, сходится с драматическими событиями внутри страны и дипломатического ведомства, которое в ту пору именовалось Народным комиссариатом иностранных дел (НКИД).

3 мая 1939 года во главе НКИД поднялся Вячеслав Михайлович Молотов. Многие из прежних дипломатов были расстреляны или отправлены в лагеря. "Даже более циничные и лучше осведомленные люд, чем я, – вспоминал Евгений Александрович Гнедин, сын пресловутого Парвуса и на момент ареста заведующий отделом печати НКИД, – не предполагали, что Молотов и Деканозов (заместитель наркома и грядущий чрезвычайный и полномочный представитель СССР в Германии) просто-напросто ночью соберут дипломатических работников в Наркоминдел, как в пересыльный пункт для переотправки взятых в тюрьму"3.

На смену высокопрофессиональным кадрам, подготовленным Чичериным и Литвиновым, каждый из которых обладал "лица необщим оборотом", приходят другие люди: идеологически проверенные, но зачастую плохо разбирающиеся в механизмах и практике дипломатической службы. Эти политики "от сохи"4 были в состоянии выучить назубок и дословно воспроизвести заграничному собеседнику передовицу "Истины", но не могли разглядеть и оценить игру неярких полутонов в словах и мимике своего противника.

Неожиданный взор профессионального дипломата на предвоенную "кухню" Наркомата иностранных дел

Председатель Совета Общенародных Комиссаров СССР и нарком иностранных дел СССР В.М. Молотов подписывает советско-германский пакт о ненападении. 1939 год. Фото: РИА Новости

Дипломатия "от сохи"

Суровыми рембрандтовскими красками Артем Рудницкий живописует советских политиков нового призыва. "Люди не умели правильно, без ошибок написать обычное письмо, служебную записку, справку. Документы полпредства, сохранившиеся в архиве, – наглядное тому подтверждение. …Кроме того, новоиспеченная дипломатическая поросль далеко не всегда отличалась интеллигентностью, образованием, общей культурой, что не способствовало формированию в полпредствах нормальной психологической атмосферы. Коллективы колоний бывальщины в значительной степени изолированы от окружающего мира, варились в собственном соку, что, конечно, ненормально. Однако дипломатические сотрудники пуще пламени опасались доносов и обвинений в шпионаже и поэтому контакты с коллегами по дипкорпусу и с представителями страны пребывания поддерживали с крайней осмотрительностью…"5.

Неожиданный взор профессионального дипломата на предвоенную "кухню" Наркомата иностранных дел

Дипломатия нового призыва – в фильме "Посол Советского Союза".

В итоге НКИД не получал от полпредства в Германии необходимую для принятия политических решений информацию. А ведь это так значительно, если до начала войны остаются считаные месяцы, недели, часы. Когда мы вспоминаем о трагедии 22 июня 1941 года и сообщаем о роковых просчетах Наркомата обороны СССР и Генерального штаба, не следует забывать об одной очень существенной грани пресловутого человечьего фактора – персональной вине дипломатов. Полпредство СССР в Германии лишь в малой степени снабжало НКИД данными, какие позволили бы критически взглянуть на заключенный в 1939 году пакт Молотова – Риббентропа…

P.S. Документы, собранные автором книги "Верхотурой на тигре", будоражат воображение не меньше приключенческого романа. Возвращают нас в то время, когда история находилась на развилке путей и могла пойти разными путями. Извилистые пути политики и дипломатии, неожиданные повороты и развороты, мельчайшие детали, по каким опытные профессионалы "считывали" позицию противоположной стороны – все это составляет увлекательный и познавательный предмет книги Артема Рудницкого.

1. Рудницкий А.Ю. Верхотурой на тигре. Дипломатический роман в диалогах и документах. М.: ИД "Книжники", 2021. С. 78.

2. Пушкин – А.А. Бестужеву. Конец января 1825 г. Михайловское // Пушкин А.С. Целое собрание сочинений: В 19 т. Т. 13. М.: Воскресенье, 1996. С. 138.

3. Рудницкий А.Ю. Верхом на тигре. С. 305.

4. Там же. С. 111, 276.

5. Там же. С. 115, 190, 266-267.

Вам также может понравиться