О гагаринских ЧП разрешили припомнить только в начале 1990-х

О гагаринских ЧП разрешили припомнить только в начале 1990-х

108 минут как целая жизнь. Фото: РИА Новости ЧП 1

Не закрылась крышка люка

О гагаринских ЧП разрешили припомнить только в начале 1990-х

За несколько часов до старта, когда Гагарина усадили в корабль и затворили люк, выяснилось: контакта нет, кабина негерметична.

Стартовать нельзя. Спешно снова отвинтили крышку. К счастью, неполадка оказалась тонкой.

Известен человек, который все исправил и закрыл люк гагаринского корабля, – Олег Ивановский (на фото), ведущий конструктор кораблей “Восход”.

ЧП 2

Пропала связь с кораблем

Уже во время подъема ракеты была потеряна связь с кораблем.

– “Кедр” (позывной Гагарина), как ощущаете себя? – добивался ответа “двадцатый” (Сергей Павлович Королев). – “Кедр”, отвечайте!

А в динамиках только хрип.

“Не знаю, как я выглядел в этот момент, но Королев, стоявший рядышком со мной, волновался очень сильно: когда он брал микрофон, руки его дрожали, голос срывался, лицо перекашивалось и переменялось до неузнаваемости. Все облегченно вздохнули, когда… сообщили о восстановлении связи с космонавтом и о выходе корабля на орбиту”, – такую запись сделал в своем дневнике помощник Главкома ВВС по космосу Николай Петрович Каманин.

На самом деле, и это сейчас удобопонятно, пока ракета с кораблем пробивалась сквозь атмосферу, шли помехи и связь не работала. “Восток” вышел на орбиту – связь показалась.

О гагаринских ЧП разрешили припомнить только в начале 1990-х

108 минут как целая жизнь. Фото: РИА НовостиЧП 3

“Восток” вышел на нерасчетную орбиту

На этапе выведения ракеты один из приборов сломался, и команда на выключение двигателя центрального блока ракеты-носителя не прошла с Земли. Выключение прошло по запасному варианту с запозданием на полсекунды и превышением расчетной скорости на 22 м/сек.

В результате “Восток” очутился на нерасчетной орбите с апогеем (высшая точка орбиты) примерно на 40 км выше, чем планировалось. Если бы не сработала тормозная двигательная установка (ТДУ), “Восход” оставался бы в космосе 15-20 дней. Запас воздуха, воды и пищи был предусмотрен максимум на десять суток.

Впрочем, об этой неприятности “Земля” Гагарину не рассказала.

О гагаринских ЧП разрешили припомнить только в начале 1990-х

ЧП 4

Тормозной двигатель отработал не целиком

Тормозная двигательная установка сработала в расчетное время, но не выдала полный импульс из-за потери топлива. В результате орбитальную скорость “Восхода” удалось снизить лишь на 132 м/сек вместо расчетных 136 м/сек. Это означало, что в заданном районе космонавт не приземлится.

Недолет составил возле 110 километров: Гагарина ждали под Сталинградом (нынешний Волгоград).

ЧП 5

Спускаемый аппарат отделился нештатно

После выключения тормозной двигательной установки надлежит было произойти отделение спускаемого аппарата от приборного отсека. Но не произошло!

Разделение состоялось только через 10 минут после расчетного. Случилось это на высоте около 110 км, когда наконец сработали термодатчики резервной системы разделения.

О гагаринских ЧП разрешили припомнить только в начале 1990-х

Дома!ЧП 6

В иллюминаторе заполыхал пожар

За иллюминаторами открыто слышалось потрескивание, кабину освещали багровые отблески пламени. Пожар! Нет для летчика страшнее ЧП, чем огонь на борту. А ведь Гагарин, как и все астронавты первого набора, пришел из истребительной авиации.

– Горю! – подумал Юрий Алексеевич.

На самом деле спуск проходил штатно – от плазмы, охватывающей корабль в верхних слоях атмосферы, корабль спасала термоизоляция. Но астронавту о пожаре “за окном” никто не говорил. Хотя кто мог предупредить об этом первопроходца?

ЧП 7

Второй парашют не раскрылся вовремя

– На высоте образцово около 7000 метров происходит отстрел крышки люка, – докладывал Гагарин в надолго засекреченном отчете. – Я сижу и размышляю, не я ли катапультировался – быстро, хорошо, мягко, ничем не стукнулся. Вылетел с креслом. Отцепляется стабилизирующий, вводится в действие основной парашют – и тут… кресло удалилось от меня, вниз пошло. Я стал спускаться на основном парашюте. Затем раскрылся запасной парашют (это было предусмотрено схемой полета). Раскрылся и повис книзу. Он не открылся!

Тут слой облачков был, в облачке поддуло немножко, раскрылся второй парашют, наполнился, и на двух парашютах дальше я сходил. Купола красивые, оранжевые…

ЧП 8

Не сработал дыхательный клапан

Клапан, подающий воздух, открылся не сразу. А ведь космонавт приземлялся в затворённом скафандре. Как дышать?

– Клапан, когда надевали, попал под демаскирующую оболочку, – сообщал Юрий Алексеевич комиссии. – Минут шесть я все усердствовал его достать. Но потом расстегнул демаскирующую оболочку, с помощью зеркала вытащил тросик и открыл его.

ЧП 9

Укладка с аварийным запасом откололась от скафандра

Космонавт летел прямиком в Волгу. Управлять парашютами было невозможно – почти до самой земли Гагарин летел ликом к ветру.

Но опять везение. Поскольку никто не знал, куда приземлится космонавт в случае нештатной ситуации, для него был предусмотрен носимый аварийный резерв (НАЗ).

30-килограммовая укладка с самым необходимым для выживания, в том числе с надувной лодкой, запасом продуктов, лекарствами и рацией, должна была сходить под ногами космонавта, прикрепленная длинной стропой к скафандру.

Но укладка непонятно по какой причине оторвалась.

– Открылся НАЗ и полетел книзу. Через подвесную систему я ощутил сильный рывок, и все. Я понял, НАЗ пошел вниз самостоятельно. Вниз я посмотреть не мог, куда он упадает, так как в скафандре это сделать нельзя – жестко к спинке привязан, – говорил Гагарин.

Но именно потеря НАЗа привела к тому, что астронавта отнесло подальше от реки.

Вам также может понравиться