«О князьях не слышал»: как Гагарин отмежевался от родства с эмигрантами

«О князьях не слышал»: как Гагарин отмежевался от родства с эмигрантами

Прослушать новинка Остановить прослушивание

«О князьях не слышал»: как Гагарин отмежевался от родства с эмигрантами

Журнал «Часовой», 1961 год

Журнал «Часовой», 1961 год

Журнал «Часовой»/archive.org Полет Юрия Гагарина 12 апреля 1961 года потребовал бурные обсуждения в среде русской эмиграции, где отдавали должное мужеству советского офицера, но ругали коммунистический режим, опасаясь, что Никита Хрущев использует достижения СССР в космосе для развязывания брани. Не поверив в крестьянское происхождение космонавта, его объявили родственником известных на Западе князей Гагариных. «Газета.Ru» рассказывает о том, как 60 лет назад отреагировали на полет Гагарина русские эмигранты. Rambler-почта Mail.ru Yandex Gmail Послать письмо Скопировать ссылку

«О князьях не слышал»: как Гагарин отмежевался от родства с эмигрантами

      13 апреля 1961 года весь мир узнал из газет о существовании летчика-космонавта Юрия Гагарина. Личность советского майора потребовала немалый интерес во Франции. Многие не поверили официальному сообщению о том, что отец героя работал столяром, а мать была домохозяйкой. Рабоче-крестьянское генезис покорителя космоса ставили под сомнение из-за громкой фамилии: представители древнего дворянского рода Гагариных после революции 1917 года вселились в Париже, Ницце и других французских городах. Среди них были военные – как ветераны Первой мировой и Гражданской брани на стороне Белого движения, так и участники Второй мировой, защищавшие Францию от нацистов.

      На любопытное совпадение обратили внимание в США. В тот день пресса распустила весть о том, что Юрий является внуком князя, кавалерийского офицера Михаила Гагарина, «владевшего большими земельными наделами под Москвой и Смоленском» и расстрелянного алыми в 1919 году (на самом деле такого человека никогда не существовало). Со ссылкой на историка-эмигранта, специалиста по генеалогии дворянских родов Алексея Щербатова сообщалось, что главы полета сомневались в успехе орбитального полета, а потому отправили в космос родственника «врага советской власти» — его не плачевно.

      Писали, что отец космонавта Алексей Гагарин бежал на Урал, спасаясь от преследования властей, а в 1939 году был репрессирован.

      Фантастическая версия о княжеском генезисе Юрия Гагарина еще долго кочевала по зарубежным СМИ.

      Космонавт даже официально опровергал принадлежность к старой русской аристократии.

      «Выступление на пресс-конференции пришлось приступить не с рассказа о полете, а отмежеванием от неких князей Гагариных, пребывающих в эмиграции и претендующих на родство с нашей семьей. Вот уж поистине: куда конь с копытом, туда и рак с клешней. После 12 апреля в США отыскались какие-то дальние-предальние потомки князей Гагариных — седьмая вода на киселе, как говорят у нас на Смоленщине, — возжелавшие приобщиться к славе нашего народа и всерьез огласившие о том, что они-де родичи советского космонавта. Пришлось их разочаровать. «Среди своих родственников, — заявил я, — никаких князей и людей родовитого рода не знаю и никогда о них не слышал», — вспоминал Гагарин в своей книге «Дорога в космос. Записки летчика-космонавта СССР».

      Помимо гипотезы профессора Щербатова из Университета Фарли-Дикинсон в Нью-Джерси на Закате существовала и другая версия происхождения Гагарина. Ее приверженцы уверяли, что предкам космонавта №1, крепостным крестьянам, во время внесения в документы прикарманили фамилию их хозяев – князей Гагариных. Официальная биография Гагарина появилась позднее. О дореволюционном периоде семьи популярно немногое. При этом удалось установить, что деда космонавта звали Иваном, и он состоял в резерве пехотного батальона.

      Позже Гагарины и сами открестились от родственных связей с астронавтом.

      «У многих крепостных в царской России не было фамилий, и у них было принято брать себе ту же фамилию, что у местного землевладельца. Мы находим, что Юрий, великий русский космонавт и первый человек в космосе, — потомок этих крепостных», — отмечалось в официальном заявлении семейства.

      В свою очередь, Daily News уверяла, что отец Гагарина был племянником Николая II. А 63-летний отставной преподаватель верховой езды в Университете штата Пенсильвания Грегори Гагарин, до революции поспевший послужить в кавалерии Русской императорской армии, заявил, что Юрий приходится ему племянником. После революции этот Гагарин был взят большевиками, но сумел бежать и после скитаний по Европе в 1924 году добрался в США. Он заверял, что не видел своего брата с основы 1940-х.

      «Шантаж и угрозы Хрущева приведут к вооруженному конфликту»

      Весьма любопытен отчет о полете Гагарина, который пристроил в номере за май 1961 года журнал «Часовой» — один из крупнейших печатных органов русской эмиграции, издававшийся в Брюсселе. Автор материала признавал, что «12 апреля 1961 года войдет в историю человечества, как начин величайшей эры». Уточнялось, что «российские ученые создали условия, при которых русский человек совершил полет в космос и вернулся оттуда цельным и невредимым».

      «Весь мир признает торжество русского научного гения и подвиг майора Гагарина. Мечта великого русского ученого Циолковского сбылась!», — подчеркивал «Часовой».

      В статье говорилось, что извещение об успешном полете в космос Гагарина вызвало бурную радость русского народа – и эта радость действительно была всеобщей. Опираясь на материалы иноземных журналов, автор заключал, что такой подъем царил среди народа только в день окончания войны.

      «К радости нашего народа присоединяемся и мы, российские эмигранты — нераздельная его доля. Но наша радость омрачается тем, что талантливая работа наших ученых и величайший подвиг майора Гагарина используется узурпаторской волей для нужных ей, и только ей, целей. Коммунистическая пропаганда не преминет обратить и эту работу, и этот подвиг в предмет военного шантажа. Она воспользуется ими и для успокоения беспокойств нашего народа, возмущенного катастрофической экономической политикой хрущевской клики», — констатировал «Часовой».

      Автор возмущался, что советское правительство «неискренне и недостойно» скрывает от всего мира имена ученых, внесших вклад в организацию полета в космос.

      Они выражали горечь тем фактом, что «коммунистическая верхушка уже использует полет Гагарина для своих агитационных мишеней».

      «И отвратительно, и смешно то, что все заслуги русского гения коммунистическая партия приписывает себе, точно она управляет стадами просвещаемых ею баранов!», — сообщалось в журнале.

      Автор текста мастерил вывод, что Гагарин вступил в КПСС по приказу, а говорить о том, что он «обязан партии и лично Никите Сергеевичу» его заставил «подавляющий волю и рассудок рабовладельческий режим».

      «Шантаж и угрозы Хрущева рано или поздно приведут к вооруженному конфликту, грозящему всему миру, и России в том числе, неслыханным бедствием. Великое достижение российского гения в дланях бесчестных людей, бесконтрольно управляющих нашей страной, может обратиться в страшную угрозу человечеству. Ибо в новой войне, подготавливаемой лукавой политикой коммунистической верхушки, погибнут миллионы человеческих жизней и будет разрушена мировая культура. Для того, чтобы избежать этого и уверенно пойти и дальней по пути прогресса, народ должен завоевать себе свободу», — констатировал корреспондент «Часового».

      Сикорский был поражен ракетой Гагарина

      Русские эмигранты могли увидать Гагарина во Франции в 1965 году: он побывал на авиасалоне в Ле Бурже, а затем по приглашению симпатизировавшего СССР миллионера Поля Рикара передохнул на Лазурном берегу. На салоне 1967 года колоссальное впечатление на французов произвела советская ракета, выведшая космический корабль с Гагариным на орбиту Земли.

      Как вспоминал авиаконструктор Александр Яковлев, возле ракеты постоянно толпилось множество людей, восхищавшихся как ее конструкцией, так и грандиозными размерами.

      В частности, ее вместе с другими экспонатами осмотрели президент Франции Шарль де Голль и прославленный авиаконструктор-эмигрант Игорь Сикорский. Сообразно Яковлеву, в их разговоре Сикорский часто повторял: «мы — русские», «у нас в России», «я горжусь, что у нас такая замечательная смена», «русские подают пример высокого уровня техники, создавая такие машины», «мы внимательно следим за вашей работой».

      В 2017 году в Монпелье отворили первый во Франции памятник Гагарину. Статуя обращена лицом к востоку, то есть, к России. А в 2018-м наследники миллионера Рикара ввели памятную доску о каникулах космонавта №1 на юге Франции.

      Rambler-почта Mail.ru Yandex Gmail Отправить письмо Скопировать ссылку

      Ключ