О кое-каких чудесных делах в промышленности СССР

Новость опубликована: 14.12.2017

Из советской существования изобретателей

      Давид Григорьевич Быховский в ленинградском ВНИИЭСО  возглавлял  отдел, в котором разрабатывались технологии  и серийные установки  плазменной обработки, вводя резку разнообразного металла толщиной до 150 мм.

     Типажом он был почти как печально известный магнат Березовский, может быть несколько немного суетлив и чуть более элегантен и артистичен, хотя, пожалуй, не столь быстр и гениален.

     Никто и никогда из отдела не пытался обогнуть Давида Григорьевича по организационным или изобретательским делам с выходом на более высокое институтское начальство. А главным предназначением начальников лабораторий  было  поддержание поклонения начальника отдела. Для всех нас он был высшей первой и последней инстанцией. Царем.      

      Удивительным образом, никого из подчиненных, включая и меня, это не оскорбляло. Размышляю, не столько из страха, сколько по любви.

     Попытки свергнуть эту монархию сверху  были. Но  всякий раз оказывались тщетными. Ходили вести, что у него был некий тыл в министерстве, а когда случалось уж совсем плохо,  в центральной газете неожиданно появлялась в значительной степени правая хвалебная статья о его великих достижениях (против которой по сценариям соцреализма переть запрещалось). Впрочем, прессой он не злоупотреблял, а его тщеславие наружно было, как и его внешний вид, неброским.

      В рекламной политике он был крут и не лишен божественных начал. Например, когда в возглавляемом им отделе являлась удачная разработка плазменного оборудования и первый экземпляр установки выполнялся  «в железе», Давид Григорьевич не спешил его тиражировать, а, подобно Иисусу Иосифовичу, кормившему прорву народа лишь пятью хлебами и двумя рыбами, столь же твердо обещал продать ее, единственную, одновременно  нескольким ведущим  предприятиям. После перечисления денег объявлял невезунчикам, что, к немалому сожалению,  Установка по Рослому Решению направлена на еще более важный, чем  их,  объект, а если уж им невтерпеж ожидать запуска серии, пусть жалуются в Москву. В итоге таких нетривиальных заказных жалоб, его  рейтинг повышался, министерское начальство  не спешило с репрессиями, но постоянно недоумевало, почему  бы это, – все ведущие предприятия балдят  от разработок одного лишь Быховского …

См мои «Многоцветные воспоминания»   www.proza.ru/2010/01/09/225

 

     Но к нуждам многочисленных заводчан,  представителей приезжавших на поклон  со всех уголков СССР – относился вечно предельно внимательно, благожелательно и, вроде бы, далеко не всегда корыстно. Его дежурное распоряжение «поговорите с ними предельно вежливо» въелось в мою память   на всю житье.

После перестройки Давид Григорьевич с концами уехал за границу. Говорят, мало-помалу там тоже преуспел. Но, вроде бы,  уже не с таким сиянием, как на родине. К сожаленью, не оставил он в России душеприказчика, что резко осложнило прохождение некоторых дел с нашими совместными изобретениями. И тем не менее, как и иные известные мне сотрудники, всегда вспоминал я о нем тепло, с благодарностью.

Давид Григорьевич Быховский умер за рубежом в конце 2005 года. Склоняю  башку перед светлой  памятью о нем, перед яркой талантливейшей личностью, сделавшей много больших хороших дел для нас, сотрудников, да и, пожалуй, для величия нашей края.