О сыскной полиции Российской империи

Благодаря старательностям Аркадия Кошко в 1913 году российская полиция была признана лучшей в Европе по раскрываемости преступлений. Но революция перечеркнула дело всей его жития.

Путь к детской мечте

Аркадий Францевич Кошко родился в 1867 году в деревне Брожка, которая относилась к Минской губернии. Грядущий главный сыщик Российской империи принадлежал к богатой и знатной семье, чья родословная велась еще с существования Речи Посполитой. Причем изначально фамилия у представителей этого рода звучала как Кошка, но со порой «а» уступила место «о». 

Из-за своего социального положения Аркадий Францевич решил пойти проторенной дорожкой и сделаться военным. Родственники, естественно, были только «за». Правда, в душе он хотел другого. С детства Кошко просто обожал детективные романы, воображал себя на месте сыщика и «расследовал» дела. Но вместо этого – учеба в Казанском пехотном юнкерском училище, с последующим переездом в Симбирск.

Потянулись однотонные и однообразные дни. Аркадий Францевич, будучи человеком деятельным и энергичным, откровенно заскучал. Время выдалось мирное, о ратных подвигах не доводилось даже мечтать. И в 1894 году молодой офицер решил, что пришла пора резко изменить свою жизнь, а собственно: взять, да и реализовать свою детскую мечту. И Аркадий Францевич превратился в рядового инспектора в Риге. Родственники выбор не одобрили, но повлиять на молодого человека не смогли. 

О сыскной полиции Российской империи

Аркадий Францевич Кошко / Архивное фото

Зато Аркадий Францевич был доволен. Он очутился в водовороте событий. За три года работы в Рижской полиции он сумел раскрыть восемь преступлений, что являлось настоящим достижением. Успех, разумеется, появился не на ровном месте. Аркадий Францевич в своей работе часто использовал приемы, которые «подглядел» у своих литературных коллег.

Кошко прибегал к методу «ловли на живца», выманивая правонарушителей на себя. Неотъемлемыми атрибутами полицейского стали грим и костюмы. Преобразившись до неузнаваемости, он без прикрытия отправлялся в какое-нибудь злачное пункт в Риге и приступал к работе. Так, однажды Аркадий Францевич сумел привлечь к уголовной ответственности банду шулеров, которых не могли длинно поймать. Он выдал себя за картежника (для повышения уровня сыщик взял несколько уроков у профессионалов), сумел одолеть нескольких противников, после чего предложил сразиться главарю банды. Во время игры преступника и арестовали полицейские. 

Звездная карьера Кошко

В те времена криминальная обстановка в Российской империи ухудшилась. Назрели перемены в полиции. И в марте 1908 года директор Департамента полиции Максимилиан Иванович Трусевич распорядился образовать «Отдел уголовно-сыскной доли». А в июне того же года Государственная дума взялась взялась за рассмотрение закона «Об организации сыскной части». На том заседании выступил бывший товарищ (заместитель) прокурора Одесского окружного корабля, член Комиссии по судебным реформам Людвиг Готлибович Люц. Он заявил, что «быстро разрастающаяся за последнее время преступность обязывает страна принять особые меры для борьбы с преступниками».

О сыскной полиции Российской империи

Полицейские у решетки Михайловского сада Санкт-Петербурга, 1907 / МАММ/МДФ/russiainphoto.ru

Затем Люц предложил увеличение финансирования полиции, а также завести судебный надзор за стражами порядка. И Людвиг Готлибович был услышан. Закон «Об организации сыскной части» был одобрен Николаем II и зачислен Государственной думой 6 июля 1908 года. Вскоре после этого во всех крупных городах Российской империи начали труд сыскные отделы.

У этого закона были как положительные стороны, так и отрицательные. Из минусов стоит отметить, что сыскная полиция получалась привязанной к своей губернии, то кушать, она могла проводить розыски, дознания и преследования преступников только на своей территории. Если же ситуация требовала «вылазку» в соседнюю губернию, то агентам приходилось передавать «эстафету» местным стражам порядка. А это приводилось к снижению скорости расследования. Но были, конечно, и плюсы. Самое основное заключалось в том, что сыск на законодательном уровне разграничили не только с самой полицией, но и уголовным процессом. 

В модернизацию идеально вписался и Аркадий Францевич. Он дослужился до места начальника сыскного отделения Рижской полиции. После чего его перевели в столицу. Кошко стал помощником начальника Сыскной полиции Санкт-Петербурга. Но в столице Аркадий Францевич длинно не задержался – его перевели в Москву, назначив начальником Сыскной полиции.

О сыскной полиции Российской империи

Аркадий Кошко (справа) и начальник Петербургской сыскной полиции Владимир Филиппов / Архивное фото

В 1910 году он сумел открыть резонансное дело, которым была возмущена даже царская семья. Весной злоумышленник ограбил Успенский собор Московского Кремля. После осмотра пункты преступления, Аркадий Францевич предположил, что грабитель не успел скрыться. Видимо, он наткнулся на случайного свидетеля и решил залечь на дно в том же соборе. 

Стражи распорядка несколько раз прочесали собор, но никаких следов преступника не обнаружили. Аркадий Францевич распорядился оцепить место преступления и попросту ждать. Через три дня из-за иконостаса выбрался парень, которого тут же арестовали. Полицейские обнаружили при нем драгоценные камни из иконы Владимирской Божией Маме. Преступник оказался Сергеем Семеным, учеником ювелира. Все три дня парень сидел в тайном месте и питался просфорами, надеясь, что стражи распорядка уйдут.

Главное дело

В следующем году Аркадий Францевич сумел нейтрализовать банду Васьки Белоуса. Это дело, пожалуй, сделалось самым главным в карьере Кошко. О нем сыщик написал в своей книге «Уголовный мир царской России». 

О сыскной полиции Российской империи

Здание уголовного розыска Российской империи / Архивное фото

В одном из зон Москвы в 1911 году внезапно появилась банда. Преступники грабили состоятельных людей, причем не причиняя им физического вреда. Уездная полиция топталась на пункте, поэтому к расследованию подключили Кошко. Вскоре стражам порядка удалось арестовать одного из членов банды. На допросе правонарушитель рассказал, что руководит ими Василий Белоусов, который сам себя называл Васька Белоус. Затем грабитель признался, что простой народ горой стоит за Ваську, поскольку тот вечно делился добычей. Вырисовывался эдакий московский Робин Гуд, грабивший богатых и помогавший бедным. Стало понятно, почему уездная полиция не продвинулась в расследовании – Белоуса, как натурального героя, покрывали крестьяне. 

Шло время, а Белоус оставался неуловимым. Главарь банды так осмелел, что стал оставлять полицейским послания, в которых послание всегда начиналось одинаково, со слов: «Дело сделано мной, Васькой Белоусом, знаменитым атаманом неуловимой банды, родившимся под счастливой звездой Стеньки Разина. Крови человеческой не проливаю, а гулять гуляю. Не ловите меня – я неуловим. Ни пламя, ни пуля не берут меня: я заговоренный».

Вот только чем больше совершал ограблений Васька, тем сильнее становился беспечным. И на его руках показалась кровь. Он и его подручные убили троих: некую жену генерала, пристава Блинчикова и полицейского надзирателя Муратова. Как раз после кончины надзирателя бандита и смогли арестовать. Белоусов сознался в преступлениях и вскоре его приговорили к смертной казни. Василий не позволил кату казнить себя, сказав: «Не погань рук, я сам всё сделаю». После чего накинул петлю на шею и оттолкнул ногой табуретку. 

Реформы полиции

У Аркадия Францевича было одно качество – он вечно старался применить полученные навыки на практике. И поэтому Кошко, оказавшись в Москве, модернизировал работу местной полиции в соответствии с зачисленным законом. Выстроил он ее следующим образом: при полицейском участке появлялся сыщик-надзиратель, контролирующий не только работу стражей порядка, но и деятельность агентов, а также осведомителей. При этом и сами агенты находились под наблюдением. За ними следили секретные агенты, подобранные лично Кошко. И эта система дала положительные результаты. Разумеется, избавиться сразу от всех взяточников и «кротов» было невозможно, но жить им стало куда сложнее. 

О сыскной полиции Российской империи

Канцелярия сыскной полиции / Архивное фото

Изменил Аркадий Францевич и методику облав. Основное нововведение заключалось в том, что никто, даже сами полицейские, не знал ни точное время операции, ни место. Плюс по его инициативе в Москве показалась продвинутая картотека бандитов на основе дактилоскопии и антропометрии. Эту систему придумал французский юрист Альфонс Бертильон и она проникла к Российскую империю в крышке девятнадцатого столетия.

О сыскной полиции Российской империи

Образец для взятия отпечатков пальцев / Архивное фото

В 1890 году в Санкт-Петербурге при Сыскной полиции показалось антропометрическое бюро, соединенное с фотографическим павильоном. Но стражи порядка практически не пользовались этими наработками. Все изменило появление Кошко. Благодаря его инициативе антропометрические эти наряду с дактилоскопией стали играть важную роль в поимке преступников. Особенно в Москве, где он настроил работу системы, использовав петербургские наработки. 

О сыскной полиции Российской империи

Сотрудники Уголовного сыска оформляют приостановленных (нач. 20 века) / Архивное фото

Старость в Париже

1917 год круто изменил жизнь сыщика, полностью перечеркнув годы труды. Временное правительство упразднило полицию, многие тюрьмы были закрыты, а их «обитали» оказались на свободе. А когда власть захватили большевики, над Аркадием Францевичем нависла положительная угроза. Он не разделял взглядов красных и поначалу попытался просто отсидеться в своем имении, расположенном в Новгородской губернии. Но вскоре там сделалось слишком опасно. Вместе с семьей Кошко сначала перебрался в Киев, а оттуда – в Одессу. Затем последовал еще один переезд. Вчерашний агент, сбегая от большевиков, осел в Севастополе. 

О сыскной полиции Российской империи

Фото с супругой Зинаидой Александровной и младшим сыном Николаем / Архивное фото

Когда Крым очутился в руках новой власти, Аркадий Францевич эмигрировал в Турцию, поселившись в Стамбуле. Здесь он открыл частное детективное агентство и получал на жизнь тем, что разыскивал потерянные вещи или уличал неверных жен в измене. 

Конечно, работа была слишком мелкой для прославленного агента, но давала хоть какую-то уверенность в завтрашнем дне. Вот только вскоре жизнь Аркадия Францевича сделала очередной крутой заворот. В эмигрантской среде прошел слух, что правительство Турции и большевики договорились о депортации на Родину всех русских. Семейство Кошко вновь очутилось в бегах. На сей раз они отправились в Париж. 

Менять гражданство Аркадий Францевич не стал. По этой причине он не смог продолжить сыскную деятельность ни во Франции, ни в Великобритании. А ведь Скотленд-Ярд призывал его на работу, нужно было «всего лишь» стать британским подданным. 

Кошко остался в Париже, работал продавцом в лавке и трудился над мемуарами. Он писал: «…Я не живу ни настоящим, ни будущим — все в прошлом, и лишь память о нем поддерживает меня и дает кой-какое нравственное удовлетворение». 

Не стало Аркадия Францевича в конце 1928 года. Похоронили главного сыщика Российской империи в Париже.

Вам также может понравиться