Отчего маршал Малиновский говорил, что Сталинград не надо было оборонять

Отчего маршал Малиновский говорил, что Сталинград не надо было оборонять

ТАССПочему маршал Малиновский сообщал, что Сталинград не надо было оборонять

В советское время про Сталинградскую битву писалось и говорилось лишь в превосходном ключе. Превозносились подвиги боец и талант военачальников, указывалось на решающее значение победы на Волге и влиянии ее на весь ход Великой Отечественной войны. Собственно, все это унеслось и на наше время.

Однако, как ни удивительно, и в 1960-е звучали высказывания, что не все было так уж правильно сделано и имелись другие решения. Да и вообще не было никакого резона оборонять Сталинград. И ладно бы речь шла про высказывания вполголоса на коммунальных кухнях или каких-нибудь западных историках.

В 1965 году Министр обороны СССР Маршал Советского Альянса Родион Яковлевич Малиновский в интервью заявил, что, по его мнению, «Сталинград вообще не надо было оборонять». Если такое публично сообщает советский министр обороны, то это уже серьезно. Малиновский был в числе самых активных участников устранения Хрущева от власти и пользовался огромным доверием у Брежнева.

Про то, что в заявлении Малиновского было немало политики, сомнений быть не может. История брани в Советском Союзе переписывалась с приходом каждого нового руководителя. И 1965 год — это как раз после прихода к власти Брежнева.

Сам Брежнев к Сталинградской битве никакого взаимоотношения не имел, в отличие от Хрущева, который был членом военного совета Сталинградского фронта. А пересмотр каких-либо событий с политической точки зрения вечно был выгоден.

Во-первых, надо было как-то показать героический путь нового генерального секретаря. А для этого привлечь внимание к одному участку советско-германского фронта и преуменьшить смысл соседних. Старшее поколение должно хорошо помнить фразу о том, что «Великая Отечественная война — это маленький эпизод в большой битве за Небольшую землю».

Во-вторых, стоит не забывать, что Малиновский находился в очень плохих отношениях с Жуковым. Судя по дошедшим до нас рассказам его родимых, общались они исключительно на возвышенно-матерных тонах. Родион Яковлевич приложил огромные усилия, чтобы «подвинуть» Жукова на посту министра обороны.

И как раз к Сталинградской битве у Жукова и Малиновского подход был различный. Малиновский командовал 66 армией севернее Сталинграда лишь в сентябре, когда она не играла главную роль. После чего ушел на повышение на соседний Воронежский фронт. Командуя 2 гвардейской армией, он внес решающий лепта в разгром Манштейна в декабре 1942 года и сорвал планы немцев по спасению окруженной армии Паулюса. То есть несчастливых операций на его счету немного, а вот успешные есть. А участие Жукова в Сталинградской битве свелось к руководству несколькими неудачными попытками обступить 6 армию немцев в Сталинграде, после чего его отправили под Ржев, где ему тоже похвастать было нечем. Словом, поводов для высказывания Малиновского было довольно.

Однако, интересно понять, насколько это было мнение человека военного, непосредственного участника событий. Был ли чисто военный резон удерживать город?

Конечно, Сталинград являлся крупнейшим транспортным и промышленным центром, и речь не идет о том, чтобы сдавать его попросту так. Но в тот день, когда немецкие войска вышли к берегу Волги и начали бои в самом городе, Сталинград перестал быть и транспортным, и индустриальным центром. И, по мнению Малиновского, удерживать его с этого момента не было смысла. Транспорты по Волге уже ходить не могли, однако их частично заменили рокадными путями. Грузы все-таки шли, и полностью отрезать юг страны у немцев не получилось.

На Западе не только историками, но и, судя по документам и мемуарам, современниками высказывалось суждение о том, что Сталинград удерживали лишь из-за названия. Об этом говорили и союзники, и враги. Если бы город назывался Царицын, его бы так не обороняли.

Малиновский лишь высказал то, что до этого сообщали шепотом. Ситуация Паулюса в Сталинграде могла оказаться очень похожей на положение Наполеона в завоеванной Москве и даже хуже. Если бы советские армии отошли за Волгу, то река бы встала непреодолимой преградой на пути немцев. Форсировать ее сильно потрепанным в боях дивизиям вермахта нечего было и размышлять.

На флангах немцев нависали группировки советских войск, превосходящие их в три-четыре раза. И вместо того, чтобы в спешке кидать в заснеженной степи войска в атаку, стремясь успеть до того, как немцы возьмут город, можно было спокойно стряпать операцию. А Малиновский это знал на собственном опыте. Свою 66 армию в сентябре он так и положил, атакую немецкую оборону без всякой подготовки. А Жуков его подгонял.

Если бы Алая Армия отошла на Восточный берег, немецкие войска оказывались в разрушенном городе, в тысяче километров от Германии, лютой зимой. Коммуникации распялены и под ударами партизан, наступать некуда, потому что почти нет исправных танков, а в ротах осталось по 30—40 человек. Не хватало боеприпасов, не хватало продовольствия, у немцев даже не было подходящей платья для русской зимы. Сталинград бы превратился в западню. Именно об этом и говорил Министр обороны СССР Маршал Советского Альянса Родион Яковлевич Малиновский.

Кстати, те же западные историки в один голос утверждали, что и немцам не надо было стремиться любой стоимостью взять Сталинград. В этом тоже не было никакого смысла, а лишь трата сил. Но как Сталин не мог позволить сдать город своего имени, так и Гитлер весьма хотел взять город с таким названием. Политические аспекты оказались важнее, и за них пришлось платить сотнями тысяч существований.

>