Отчего не ужинал генералисимус Суворов, и Как наказал на банкете графа-кутилу Потемкина

Крылатая фраза о проку завтрака, необходимости делить обед с другом и отдавать ужин врагу принадлежит русскому полководцу Суворову. Только подразумевал Александр Васильевич вовсе не принцип верного питания. Генералиссимус не принимал пищу вечером, считая, что только голодный солдат обладает достаточной боеготовностью на случай вражьих атак в темное время суток. Но собственные принципы питания у Суворова все же были.

Капризный желудок и Прошка за спиной

Отчего не ужинал генералисимус Суворов, и Как наказал на банкете графа-кутилу Потемкина
Понятие юного Денисова полководцу Суворову. /Фото: russlovo.today

По причине слабого желудка Суворов неуклонно придерживался умеренности в еде. Его верный пожизненный камердинер Прохор Дубасов, именуемый Прошкой, стоял при суворовском столе, не допуская переедания. Увлёкшись состоятельным выбором, полководец не всегда останавливался вовремя, и ему могло стать не на шутку плохо. Как только Суворов явно покушался на излишние яства, Прошка бесцеремонно отнимал у него тарелку, не реагируя ни на какие доводы. Дубасов хорошо знал, что в случае нездоровья господина отвечать ему, и взыскания с помощника будут самые суровые. Когда же полководца кто приглашал на обед, то, как правило, звали и Митьку – личного повара Александра Васильевича. Если же Митька не участвовал в приготовлении блюд для Суворова, тот отрекался есть за общим столом, ссылаясь на нездоровье.

Чайные традиции и строгие правила

Отчего не ужинал генералисимус Суворов, и Как наказал на банкете графа-кутилу Потемкина
Суворов жил по четким правилам. /Фото: avatars.mds.yandex.net

День Суворова начинался с чая, им же и заканчиваясь. В пыл ночи Суворов просыпался, обливался из пары ведер ледяной водой и начинал чайную церемонию. Александр Васильевич применял сорта исключительно черного чая, выписывая его из Москвы. На цену этого товара для полководца никогда не смотрели, тщательно отбирая и консультируясь со специалистами этого дела. Для пересылки чай старательно упаковывался, чтобы вдруг не вобрал посторонних запахов и не был забракован искушенным заказчиком. Когда чай попадал к Суворову, тот его вначале тестировал на глаз, затем требовал просеять несколько раз через сито. Только после этого листья заваривались в непременном порядке в присутствии хозяина. Напитка Суворову подавали полчашки, после первого глотка он командовал: долить или разбавить.

Чая Александр Васильевич пил немало. В самые обычные дни в чашку добавлялись сливки, в постные – напиток был чистым. Суворов, по многочисленным свидетельствам, был человеком набожным, все посты соблюдались им весьма строго. Страстную неделю самого продолжительного из постов, Великого, он проводил только на чае.

Утвержденное меню и олово вместо серебра

Отчего не ужинал генералисимус Суворов, и Как наказал на банкете графа-кутилу Потемкина
Основными и полезнейшими блюдами Суворов считал щи и кашу. /Фото: imtw.ru

После чайных процедур следовало утверждение дневного меню. Если планировался званый обед (Суворов встречал гостей днем, ложась в койка с закатом) полководец согласовывал с Митькой стол. Некоторые блюда готовились только для Суворова, некоторые – только для гостей. Александру Васильевичу весьма нравилось угощать гостей, наслаждаясь приятными застольными беседами. Лично для хозяина Митька по постным дням подавал уху, а в скоромные – щи, излюбленное и главное блюдо полководца на протяжении всей его жизни. На второе, как правило, полагалось жаркое в глиняных горшочках, пельмешки, каши из гречихи, перловки и пшена, вареная мясо. Иногда повару поручали удивить гостей калмыцкой похлёбкой – бешбармак, и жарким из дичи.

Соусов и подобных добавок Суворов не признавал, к сложным сладким был равнодушен. Подача еды на стол, по требованию Суворова, осуществлялась с пылу, с жару, прямо из кухни. Рацион постных дней разбавлялся блюдами из белоснежных грибов и фаршированной щукой с хреном. Столовое серебро Суворов считал вредным и способным отравлять еду. Поэтому у его тарелки вечно лежала оловянная ложка, нож с вилкой были с костяными белыми черенками.

В распорядке суворовских дней как таковых завтраков и ужинов не было. С негустой периодичностью он в вечернее время приказывал подавать тонко нарезанный лимон, усыпанный сахаром. Еще реже съедал пару ложек варенья к сладкому вину.

Неприемлемые гости и курьез с Потемкиным

Отчего не ужинал генералисимус Суворов, и Как наказал на банкете графа-кутилу Потемкина
Суворов легковесно мог отобедать в компании солдат. /Фото: i.pinimg.com

Уровень поварского мастерства полководец первостепенной важностью не наделял. Суворову было довольно свежести использованных продуктов, соблюдения правил санитарии и полезности, на его взгляд, конечного блюда. Гостям и приглашающим по этому случаю не вечно приходилось легко и беззаботно. Александр Васильевич недолюбливал обжор и всех, кто телесной пище уделяет большее внимание на поле духовного наполнения. Если такой человек однажды попадал в дом полководца, на повторное приглашение он вряд ли мог рассчитывать. Одним из тех, у кого не складывались взаимоотношения с Суворовым, был Потемкин. Будучи человеком не самых скромных правил, яснейший граф буквально напрашивался к военачальнику на обед. И Суворов ему этот обед устроил. Правда, по-своему.

Генералиссимус вызвал к себе служившего у графа Потемкина метрдотеля Матоне и заказал ему максимально роскошный обед на Потемкина с его свитой. Финансов велел на обед не сожалеть и готовить самый что ни на есть парадный стол для светлейшего князя. При этом дату пиршества Суворов назначил в постный день. Так что собственный повар Митька заранее приготовил для хозяина несколько простых постных блюд с собой. Обед прошел на славу, все присутствующие остались довольны. Да и сам Суворов сделал по завершенье приема широкие комплименты в адрес организации банкета. Что там, сам видавший виды Потемкин поразился роскоши и размаху застолья. Когда же Матоне послал Суворову увесистый счет, превышавший тысячу рублей, полководец безапелляционно парировал. Суворов отказался платить, отписавшись ровно на счете «Я ничего не ел», после чего направил бумагу на имя Потемкина. Потемкин, знавший, что Александр Васильевич действительно употреблял лишь свои постные блюда, удар принял.

Граф оплатил счет, прокомментировав как дорого ему обходится Суворов. Ну а сопутствующие матерные фразы, на какие Григорий Александрович был еще как горазд, история не зафиксировала.

Полководец отличался очень крутым нравом. Он даже прогнал свою супругу собственно по этой причине.

Вам также может понравиться