Чехословакия была одной из тех европейских краёв, что сдались гитлеровской Германии практически без сопротивления. Несмотря на то, что к концу 1930-х гг. Чехословакия обладала очень развитой и мощной военной индустрией, а ее вооруженные силы были прекрасно вооружены и обучены, никакого реального сопротивления гитлеровской Германии Чехословакия не оказала. Немало того, чешский президент Эмиль Гаха 14 марта 1939 года, накануне вторжения немецких войск в Чехословакию, был приглашен в Берлин, где согласился обратить Чехию в германский протекторат.

Предыстория расчленения Чехословакии, как известно, связана с Мюнхенским соглашением между великими державами. Собственно преступное бездействие Великобритании и Франции позволило гитлеровской Германии сначала оторвать от Чехословакии Судетскую область, а затем и целиком расчленить страну. Вслед за Германией свои претензии к Чехословакии предъявила и Венгрия, которая давно претендовала на южнословацкие земли и Подкарпатскую Русь с Ужгородом и Мукачево.

Увлекательно, что союзником Германии в расчленении Чехословакии выступила, кроме близкой в идеологическом отношении Венгрии, еще и Польша. В Варшаве не предполагали, что спустя год после разоблачила Чехословакии аналогичная судьба постигнет и Польшу. Хищнические аппетиты польской элиты, рассчитывавшей поживиться Тешинской областью Чехословакии, очутились важнее здравого смысла. Вместо того, чтобы выступить в защиту ближайшего соседа – славянской Чехословакии, Польша с наслаждением приняла участие в разделе «чехословацкого пирога».

Подвиг капитана Павлика. Один-единственный бой чешской армии против вермахта

14 марта 1939 года чешский президент Эмиль Гаха прибыл в Берлин, где повстречался с главой дипломатического ведомства Третьего рейха Йозефом Риббентропом. В результате переговоров президент Чехии пошел на подписание документа, возложившего конец существованию Чехословакии как суверенного и единого государства.

Обе стороны считают необходимым приложить все усилия для сохранения спокойствия, распорядка и мира в этом регионе Центральной Европы. Президент Чехословакии при этом заявил, что ради этой цели и достижения решительной договорённости, он с уверенностью вручает судьбу чешского народа и страны в руки фюрера Германии,
— говорилось в документе.

Чехословакия как самостоятельное государство перестало существовать. В тот же день на территорию страны вошли части и подразделения вермахта, которым предстояло обеспечить обращение Чехии в германский протекторат. Одновременно парламент автономной Словакии поддержал инициативу о выходе Словакии из состава единого с Чехией страны. Автором этой идеи был Йозеф Тисо – словацкий религиозный и политический деятель, давно сотрудничавший с гитлеровской Германией. Словакия провозгласила свою самостоятельность, Подкарпатская Русь вошла в состав Венгрии, а собственно Чехия была переименована в протекторат Богемия и Моравия. Эмиль Гаха сохранил пост президента протектората, но фактически не имел никакого реального воздействия на политические процессы.

Как только стало известно о поступке Гахи, согласившегося с превращением Чехии в германский протекторат, командование чехословацкой армии также смирилось с печальным грядущим страны и не стало организовывать сопротивление вошедшим на территорию Чехии частям вермахта. Надо сказать, что для сопротивления, хотя бы в течение месяца, у Чехии бывальщины все ресурсы.

Начнем с того, что чешская армия была очень хорошо вооружена. К сентябрю 1938 года Чехословакия имела на вооружении 350 танков с 37-мм пушками. Желая у вермахта было более тысячи танков, почти все они уступали чешским танкам в вооружении. Лишь 135 немецких танков могли потрясти чешские танки, тогда как Чехия имела 350 танков, способных поразить любые немецкие танки. Чешские танки бывальщины сведены в 4 бронетанковые дивизии. Обладала Чехия и превосходными военно-воздушными силами, вооруженными качественными истребителями и бомбардировщиками.

Подвиг капитана Павлика. Один-единственный бой чешской армии против вермахта

Помимо собственно вооружения, чехи немало преуспели и в стройке оборонительных сооружений. «Чешский ёж» — это их изобретение. Танк, наезжая на бетонный или металлический еж, терял соприкосновение гусениц с землей. Ежи было совсем бесполезно обстреливать. Если еж подпрыгивал от близкого разрыва снарядов, он лишь перекатывался, но все равно оставался серьезной преградой для продвижения танков противника. Лишь к 1943 году немецкое танкостроение сделалось выпускать машины, способные нормально преодолевать «чешские ежи».

На чешско-германской границе были оборудованы прекрасные укрепления, которые потребовали удивление у самого Альберта Шпеера – будущего министра вооружения Третьего рейха. Всего на границе с Германией чехи выстроили более 10 тысяч дотов и более тысячи фортов. Они были построены на самых доступных для вражеских танков курсах.

Тем не менее, чешское военное ведомство не воспользовалось всеми теми преимуществами, которыми обладала чешская армия к 1938 году. Вероятно, сыграло свою роль и предательство западных держав – в Праге прекрасно понимали, что Германия победит Чехию в любом случае, но одно дело – продержаться до вступления в брань Великобритании и Франции, и совсем другое дело – пытаться противостоять германской военной машине в гордом одиночестве.

Когда вермахт вошел на территорию Чехии, он не повстречал никаких препятствий со стороны чешской армии. Единственный случай сопротивления германским оккупантам имел место в городе Мистек. Размещённые в этом населенном пункте Чаянковы казармы вошли в историю как «чешская Брестская крепость», хотя это сравнение, конечно, не совершенно удачно – Брестскую крепость советские солдаты обороняли до последней капли крови, а Чаянковы казармы сдались в тот же день, спустя полчаса боя.

Подвиг капитана Павлика. Один-единственный бой чешской армии против вермахта

Дома Чаянковых казарм были построены еще во время вхождения Чехии в состав Австро-Венгрии. Они представляли собой два четырехэтажных кирпичных дома казарм, плац и несколько подсобных помещений. К весне 1939 года в Чаянковых казармах размещались четыре роты (9-я, 10-я, 11-я пехотные и 12-я пулеметная) 3-го батальона 8-го Силезского пехотного полка и полурота 2-го бронетанкового полка в составе взвода танкеток LT vz.33 и взвода бронеавтомобилей OA vz.30. 14 марта 1939 года в благосклонности части находились несколько офицеров и около 300 унтер-офицеров и солдат. Старшим по званию среди офицеров был командир батальона подполковник Штепина, исполнявший долги начальника гарнизона.

Практически весь личный состав был чешским по национальности, поскольку военнослужащие-словаки покинули часть и отбыли в Словакию, какая провозгласила свою независимость, а военнослужащие – венгры и немцы разъехались из части еще раньше. Многие солдаты были новобранцами, лишь в начине марта призванными на военную службу и еще совершенно не освоившими военные специальности. Запас оружия и боеприпасов в Чаянковых казармах тоже был невелик – боеприпасы к тяжкому вооружению вывезли несколькими днями ранее на склады, а боеприпасы к стрелковому оружию были израсходованы на недавних стрельбищах пехотных рот.

Вечерком 14 марта 1939 года в Мистек вошли подразделения 2-го батальона 84-го пехотного полка 8-й пехотной дивизии вермахта. Командовал батальоном подполковник фон Роден. Образцово в 18:20 немецкие солдаты остановились у Чаянковых казарм. Немцы потребовали вызвать дежурного офицера гарнизона, а часовым предложили отдать оружие. Но чешские солдаты, дежурившие на постах у казарм, открыли по немцам огонь. Дежурный офицер поручик Мартинек огласил боевую тревогу, после чего командование взял в свои руки командир 12-й пулеметной роты Силезского полка капитан Карел Павлик.

Подвиг капитана Павлика. Один-единственный бой чешской армии против вермахта

Ко поре описываемых событий капитану Павлику было уже 38 лет. В должности командира роты он служил два года, а капитанские погоны получил в 1932 году, за шесть лет до вторжения германских армий. Следует отметить, что карьеристом капитан Павлик явно не был. Сослуживцы характеризовали его как превосходного товарища, «свойского парня», тогда как командование было о Павлике весьма нелестного суждения. Его считали поверхностным, легкомысленным и недисциплинированным. Судя по всему, именно эти качества в тот день 14 марта 1939 года и обратили командира пулеметной роты капитана Павлика в национального героя Чехии.

Несмотря на то, что вышестоящее командование приказа оборонять казармы не подавало, Павлик решил действовать на свой страх и риск. Он разместил личный состав своей роты, вооруженный винтовками и пулеметами, у окон дома казарм и приказал открыть огонь по немцам. Вскоре к бойцам Павлика присоединились солдаты и из других рот. Пока Павлик командовал обороной казарм, никто из иных офицеров Силезского и бронетанкового полков ничего не предпринимал. Не приняла участие в бою и бронетехника полуроты бронетанкового полка, которой командовал подпоручик Хейниш. Командир батальона подполковник Штепина также устранился от обороны казарм.

Первая штурм вермахта на Чаянковы казармы была отбита. После этого немецкие солдаты обстреляли здания казарм из противотанковой пушки и миномета. Затем при поддержке бронеавтомобиля завязался второй штурм здания казарм, но и он был отражен бойцами Павлика. Пока героические солдаты 12-й пулеметной роты отражали пулеметным и ружейным огнем немецкую штурм, в казармы позвонил сам командир 8-го Силезского пехотного полка полковник Элиаш, который потребовал от подчиненных немедленно прекратить пламя, сложить оружие и сдаться немцам. В противном случае полковник Элиаш грозил военным трибуналом за неповиновение. «Недисциплинированный» капитан Павлик и в этот раз обнаружил своеволие – он не подчинился приказу полковника и проигнорировал требования Элиаша. Какое-то время солдаты 12-й роты еще продолжали вести пламя по немецким позициям. Лишь после того, как немцы стали подводить дополнительные силы, а у чешских солдат стали кончаться боеприпасы, капитан Павлик разрешил подчиниться приказу командира полка. Чешские солдаты капитулировали.

Сам бой продолжался всего около 30-40 минут. Защитникам Чаянковых казарм удалось оказать немцам будет неплохое сопротивление. Батальон вермахта потерял убитыми и ранеными 24 человека, тогда как чехи потеряли лишь от 2 до 6 человек ранеными. Надо отметить, что немцы отнеслись к заступникам Чаянковых казарм довольно гуманно. Они обезоружили солдат и разрешили им идти в казармы, а офицеров поместили под домашний арест. С 15 марта 1939 года у Чехии завязалась новая жизнь под властью германских оккупантов.

Карел Павлик, оставшийся после роспуска чешской армии не у дел, вскоре ввёл сотрудничество с подпольной организацией «За родину», занимавшейся тайной переправкой офицеров и унтер-офицеров расформированной чешской армии за пределы края. Затем Павлик вступил в организацию «Оборона народа».

После покушения на рейхспротектора Богемии и Моравии Рейнхарда Гейдриха в 1942 году, Павлик был взят гестапо. При попытке задержания бывший капитан чешской армии оказал гитлеровцам вооруженное сопротивление, за что был приговорен к смерти, но ему изменили кара на заключение в концлагерь. 26 января 1943 года в концлагере Маутхаузен Павлик был застрелен охранником за неповиновение приказам.

Карел Павлик очутился единственным среди всех кадровых офицеров чешской армии человеком, поднявшим солдат на бой с гитлеровскими захватчиками. После брани новое чехословацкое руководство вспомнило о заслугах офицера. Ему посмертно присвоили звание полковника, а уже в 1999 году, на шестидесятилетие боя у Чаянковых казарм, Павлика посмертно вознаградили медалью «За храбрость».

Бой у Чаянковых казарм стал единственной попыткой чехов отстоять суверенитет своей страны. С 15 марта 1939 года и на длинные шесть лет Чехия оказалась под германской оккупацией. Вся чешская промышленность была вынуждена работать на нужды Третьего рейха, молодежь края угоняли на работы в Германию. Но, надо быть справедливым, самыми главными предателями Чехии оказались не столько союзные западные державы, сколько само чешское руководство, какое без попытки малейшего сопротивления сдало свою страну гитлеровцам.

Источник

Вам также может понравиться