Полемические заметки об арифметике школьных программ

Полемические заметки об арифметике школьных программ

Полемические заметки об арифметике школьных программ

"Сороковые, роковые, свинцовые, пороховые…" Фото: РИА Новинки

Семен ЭКШТУТ, доктор философских наук:

Полемические заметки об арифметике школьных программ

"Недавно мне довелось побывать на заседании "круглого стола" "Курс истории России: пункт и роль в патриотическом воспитании школьников". Немало лестных слов там было сказано про неведомый мне ранее ПООП – Образцовые основные общеобразовательные программы, разработанные Министерством образования России. Я не разом поверил услышанному: этот ПООП отвел нашим шести- десятиклассникам на Великую Отечественную брань 7 (семь!) заданий.

Впору не уроки нашей героической истории осмысливать, а проводить урок арифметики.

Великая Отечественная брань продолжалась 1418 дней.

Длительность школьного урока – 45 минут. Вопрос: о чем учитель истории может рассказать классу за одну минуту? Арифметика нехитрая: в 60 секунд ему надо втиснуть 4-5 дней Великой Отечественной. И, таким манером, на Сталинградскую и Курскую битвы (они продолжались соответственно 200 и 50 дней) несчастливому педагогу отведен один (!) задание. На два величайших сражения ХХ века – футбольный тайм".

("Родина" № 2, 2018)

Суждение ВОЕННОГО ИСТОРИКА

Андрей СМИРНОВ, кандидат исторических наук:

СЕМЬ ЧАСОВ – ЭТО НЕ ТАК УЖ Немного!

Экспертная оценка школьных учебников истории

Разом оговорим: учебный план и учебник – не резиновые. Увеличить количество часов на одну тему – значит отобрать часы у других тем (а то и у других дисциплин). Надо брать не количеством, а качеством – и за семь часов вложить в сознание ученика максимум возможного.

Что ж, подавайте посмотрим на наши школьные учебники (буквальнее, на их разделы, посвященные Великой Отечественной войне).

Пять учебников и два критерия

Полемические заметки об арифметике школьных программ

Возьмем пять учебников1, какие использовались в заключительные годы и/или будут использоваться в 2021/22 учебном году.

Их авторами являются:

I. О.В. Волобуев, С.П. Карпачев и П.Н. Романов (дальше – "Волобуев");

II. М.М. Горинов, А.А. Данилов и иные (далее – "Горинов");

III. они же в роли авторов учебного пособия (дальше – "Горинов-штрих");

IV. В.С. Измозик и С.Н. Рудник (дальше – "Измозик") и

V. А.А. Левандовский, Ю.А. Щетинов и С.В. Мироненко (далее – "Левандовский").

И оценим любой из пяти по двум критериям.

Во-первых, с точки зрения информационного содержания. О чем произнесено, о чем не сказано (а надо бы), нет ли фактических ошибок.

Во-вторых, с точки зрения методики преподавания. Как подается информация, как выстраивается рассказ. Помогает ли изложение ученику освоить материал и вычесть его в памяти или нет.

Полемические заметки об арифметике школьных программ

За каждой строкой учебника – славная, трагическая, живая история.

Что хорошо

Что до информационного содержания, то как историк, специализирующийся в том числе и по отечественной военной истории первой половины ХХ столетия, должен со всей ответственностью заявить: информации о Великой Отечественной в учебниках довольно.

Достаточно не только для среднего ученика, но и для того, кто всерьез интересуется историей: этот последний получает достаточно отправных точек для самостоятельного изучения темы. А положительной литературы по истории Великой Отечественной сейчас издано уже немало (довольно назвать работы В.Н. Замулина, А.В. Исаева, Л.Н. Лопуховского, М.Э. Морозова, А.В. Платонова, Д.Б. Хазанова).

Учебники, в всеобщем, соответствуют правилу, которое сформулировал Александр Твардовский – и какое только и может быть, на наш взгляд, положено в основу преподавания истории:

Одна неправда нам в урон,

И только правда ко двору!

В учебниках освещен даже дискуссионный проблема о том, готовился ли СССР в 1941-м напасть на Германию.

Дано будет полное изложение событий на фронте. Со вполне информативными характеристиками советских полководцев, с именами отличившихся бойцов и командиров/офицеров. Детально – о партизанском движении.

Дана необыкновенно подробная для учебника картина жизни советского тыла. Где

Дни и ночи у мартеновских печей

Не смыкала наша Отечество очей, –

и где существовали впроголодь, не всегда имея возможность отоварить продовольственные карточки (нормы снабжения по которым приводятся в граммах в месяц). Где были скученно, подчас деля дом или квартиру (а то и комнату) с "подселенцами" из эвакуированных, где колхозники надрывались на лесо- и торфозаготовках.

Рассказано, что декламировали и глядели в военные годы советские граждане – в газетах, в книгах, в кино, в театрах, в "Окнах ТАСС".

Показаны и геройство одних, и коллаборационизм иных, и причины коллаборационизма. Снова по Твардовскому: "Тут ни убавить, ни прибавить"… Рассказано и о вступленье погон, и о выборах патриарха, и о выселении этносов Нордового Кавказа, и о формировании антигитлеровской коалиции, и о том, как вырабатывали "Объединенные нации" совместную позицию по проблемам войны и послевоенного конструкции…

В то же время информация в учебниках распределена не всегда равномерно. Так, в "Горинове", "Горинове-штрих" и "Измозике" упомянуто (и это можно лишь приветствовать!) и об эвакопунктах, и о питательных пунктах, и о "подселенцах", и об обучении ополченцев в городских скверах и парках. Но вот о событиях на фронте в 1945 году рассказано чересчур коротко, конспективно. Необходимо, на наш взгляд, больше информировать о событиях на фронте – а о "высшей школе в годы войны" и о манежу тех лет все-таки меньше…

Полемические заметки об арифметике школьных программ

Минута молчания. Фото: РИА Новости

Что недопустимо

И, к сожалению, в учебниках есть ошибки.

Одни из них вызваны тем, что авторы не непреходяще учитывают последние достижения исторической науки. Отсюда, в частности, общее для большинства учебников "продление" обороны Брестской твердыни. В "Измозике" значится, что гарнизон (под командованием майора П.М. Гаврилова) придерживался до 20 июля 1941 года; в "Левандовском" – что он (во главе с Гавриловым, И.Н. Зубачевым и Е.М. Фоминым) сковывал немецкую дивизию почти месяц; в новейшем "Горинове-штрих" – что бои неприятеля с заступниками крепости продолжались больше месяца. А ведь еще в 2008 году Р.В. Алиев показал, что организованное сопротивление прекратилось уже 29 июня2; до 20-23 июля держались лишь герои-одиночки. Кроме того, майор Гаврилов руководил не "гарнизоном крепости", а лишь обороной ее Восточного форта.

Численность группировки, окруженной под Сталинградом, составляла не 330 тысяч человек (как значится в "Волобуеве"), а 250-280 тысяч3. Вопреки утверждениям "Левандовского", наступление немцев на Ленинград в сентябре 1941-го прервалось не потому, что их от Ленинграда отбросил Г.К. Жуков, а потому, что Гитлер приказал тогда лишь узко обложить город, а не брать его штурмом.

Кушать, к сожалению, и ошибки другого рода – вытекающие из незнания твердо установленных, элементарных фактов.

Так, в "Волобуеве" значится, что немцы вышли к Ленинграду 10-11 июля 1941 года (в реальности лишь в начине сентября; правда, при дальнейшем изложении авторы эту ошибку исправляют), что удар по венгерским войскам Красная Армия намела в ноябре 1942-го (в реальности – в январе 1943-го), что бои в Берлине вел 1-й Белорусский фронт (в действительности – еще и часть сил 1-го Украинского).

В "Горинове", и в "Горинове-штрих" в разделе "Десять сталинских ударов" озарены лишь удары с первого по восьмой. А о девятом и десятом (о наступлениях в Венгрии, Югославии и Заполярье) говорится в вытекающем разделе – "Военные действия в Восточной и Центральной Европе. Освободительная миссия Красной Армии". Получается, что "десять сталинских ударов" – это лишь военные поступки в 1944 году на территории СССР. Что неверно.

Далее в тех же учебниках значится, что в сентябре – октябре 1944-го "38 дивизий противника" бывальщины "обступлены и уничтожены южнее Риги". Просто нет слов! Не уничтожены и даже не окружены, а прижаты к морю, и не полуденнее, а западнее Риги – в Курляндии! Где и оборонялись вплоть до 9 мая 1945 года…

Вопреки "Измозику", "максимальный масштаб" среди операций Алой Армии на Правобережной Украине зимой – весной 1944-го имела не Корсунь-Шевченковская, а Проскуровско-Черновицкая, – но это мелкота по сравнению с утверждением того же учебника о том, что "осенью – зимой 1944 г." армии 4-го Украинского фронта "отпустили большую часть Венгрии". Не 4-го, а 2-го и 3-го Украинских! 4-й Украинский на территории Венгрии в ее пред- и послевоенных рубежах (а именно эту территорию и имеют вечно в виду, когда говорят об "освобождении Венгрии") вообще не воевал! Лишь на территории Закарпатской Украины, аннексированной в 1939 году Венгрией…

Безграмотна фраза "Измозика", согласно какой летом 1944-го советские войска заняли "Львов и Юго-Восточную Польшу, а также Западную Украину". Что же, Львов – это не Западная Украина?

Ни из этой заключительнее, ни из Прибалтики "ранней осенью" 1944-го (как значится в "Левандовском") неприятель не отступил. Из Западной Украины – в июле – августе, из порядочной части Прибалтики – уже в разгар осени (в первой половине октября), а из Курляндии вообще не отступил.

А 2-й Белорусский фронт в 1945-м взял (вопреки "Левандовскому" же) не Силезию, а доля Померании – области в сотнях километров от Силезии!

Понятно, что авторы учебников (а их у любого от силы десяток) не могут быть безотносительно компетентными абсолютно во всей проблематике того периода, о котором пишут. Но необходимо шире привлекать к рецензированию учебников узких специалистов. Не нескольких рецензентов (как сейчас), а десятки, а то и сотни!

Нехорошо, что у нас еще недостаточно раскручены профессиональные сообщества историков: это же в первую очередь именно их задача – давать экспертные оценки.

Полемические заметки об арифметике школьных программ

"Бессмертный полк": когда далекая ругань становится близкой. Фото: ТАСС

Что легче усвоится

Методический уровень учебников – вещь даже более важная, чем их содержание. Подавайте отдадим себе отчет в том, что если школьник не интересуется темой, то его мозг попросту не воспримет, отторгнет любой учебник. При любом содержании!

Чтобы он освоил хоть что-то, надо его заинтересовать. А это можно сделать в том числе и благодаря увлекательной подаче материала.

Да и заинтересованному будет легче освоить материал, если этот материал внятно изложить и оптимальным манером структурировать. И четко разъяснить все вновь вводимые понятия и термины.

Ненужно, например, раз за разом (как это делается в "Горинове" и "Горинове-штрих") перечислять число дивизий (привлеченных к операции, окруженных, истреблённых и т.п.), если не объяснить школьнику, что такое дивизия и почему боевые возможности армий Второй мировой определялись собственно количеством дивизий.

Бесполезно просто перечислять высшие органы военного и политического руководства – Ставку Верховного Главнокомандования, Генеральный штаб, Государственный комитет обороны. Список наименований останется для школьника порожним звуком и быстро вылетит из головы. Надо как в "Волобуеве" – где кратко и четко разъяснено, чем занимался каждый из этих органов.

В цельном методический уровень учебников примерно одинаковый. Но именно в целом. Где-то башку вытащили, но хвост увяз, где-то навыворот.

В тех же "Волобуеве" и "Измозике" – очень доступный, четкий и четкий стиль изложения. Встречаются прямо-таки афористичные фразы. Вот, так, о наркомах и директорах оборонных заводов времен брани: "Они были приучены не жалеть себя и других ради решения поставленных задач" ("Измозик"). Лучше не произнесёшь! Смоленское сражение, показано в "Волобуеве", "задержало продвижение гитлеровцев к Москве". Коротко, ясно и точно! А вот бои на Ржевско-Вяземском выступе в 1942-1943 годах: "В общенародной памяти они остались как одни из самых ужасных". Запомнится явно!

В "Горинове" и "Горинове-штрих" манера изложения более суховатый, немало академичный, многовато общих фраз. В "Волобуеве" более внятно изложены события июня – сентября 1941 года (до основы битвы за Москву, в рассказе о какой авторы ухитрились не упомянуть об окружении под Вязьмой). А в "Горинове" и "Горинове-штрих" – битва за Москву, летне-осенняя кампания 1942 года и события зимы, весны и лета 1944 года. А в "Измозике" – наступление Алой Армии в начине 1942-го и причины его неудачи…

"Измозик", однако, временами недоотредактирован: кое-где нет логических переходов, фразы порой расставлены так, что нарушают логику изложения.

Дискуссионно структурирование в "Измозике" информации о событиях 1941 года: она подается не по хронологическому, а по тематическому принципу. Вначале повествуется разом обо всей битве за Ленинград – начавшейся в июле 41-го, а закончившейся только в феврале 44-го, – а затем авторы из 44-го возвращаются в 41-й и начинают рассказ о битве за Москву…

Не помешивает ли это формированию понятия о последовательности событий войны? У меня нет однозначного ответа.

Полемические заметки об арифметике школьных программ

Г. Добров. Рассказ о медалях. Там был ад. 1975 год. Фото: РИА Новинки

И личное

Автор этих строк преподавал историю Великой Отечественной в посредственнее школе с 1996 по 2020 год – и всю эту четверть столетия хуже всего школьники усваивали именно последовательность событий войны в июле – сентябре 1941-го, до основы битвы за Москву! При том, что им показывалась вроде бы облегчающая усвоение логика событий: в июне – июле 41-го основные события развертываются на московском стратегическом курсе, а в августе – сентябре – на ленинградском и киевском (Гитлер решил обеспечить фланги группировки, надвигавшейся на Москву)…

Так что, может быть, оптимальна как раз структура "Измозика". Она, по крайней мере, помогает сформировать в разуме школьника наглядные понятия о важнейших событиях войны. Вот – битва за Ленинград: блокада, голод, смерть, дневник Тани Савичевой, прорванное, наконец, в январе 43-го перстень, сплошь простреливаемая "путь Победы"… А вот – битва за Москву: "котел" под Вязьмой, Москва под ударом, подольские курсанты, Жуков, "сибирские дивизии"…

Не будем забывать о совершенно правильной идее, положенной в основу введенного в 2016 году Историко-культурного стандарта, – не набить мозг школьника фактами и их обобщениями, а сформировать в этом мозгу ослепительные и наглядные манеры прошлого. Последовательность и даже названия событий могут стереться в памяти, а вот наглядные образы – остаться. И сделаться признаками цивилизованного человека.

С этой точки зрения неплохи все пять учебников: в них много конкретных фактов, подробностей, какие помогают сформировать манер войны. Мы просто забыли либо не застали советские учебники (хотя бы начала 1980-х) – изобиловавшие всеобщими фразами и лозунгами, но крайне неимущие информацией.

1. Волобуев О.В., Карпачев С.П., Романов П.Н. История России. Начало ХХ – начало XXI века. 10 класс. Учебник. М., 2016; История России. 10 класс. Учебник для общеобразовательных организаций. Под ред. А.В. Торкунова. Ч. 2. М., 2021; История России. 10 класс. Учебное пособие для общеобразовательных организаций. Базовый и углубленный степени. Под ред. А.В. Торкунова. Ч. 2. 3-е изд. М., 2021; Измозик В.С., Рудник С.Н. История России. 11 класс. Учебник для обучающихся общеобразовательных учреждений. Под всеобщей ред. Р.Ш. Ганелина. 2-е изд. М., 2013; Левандовский А.А., Щетинов Ю.А., Мироненко С.В. История России. ХХ – начало XXI века. 11 класс. Учебник для общеобразовательных учреждений. Базовый степень. Под ред. С.П. Карпова. М., 2013.

2. См.: Алиев Р.В. Штурм Брестской твердыни. М., 2008. С. 565-702.

3. Великая Отечественная война. Военно-исторические очерки. В 4-х кн. Кн. 2. Перелом. М., 1998. С. 66.

>