Заключительный день СССР, или Зачем Горбачев звонил Бушу перед тем, как навсегда спустить советский флаг

Заключительный день СССР, или Зачем Горбачев звонил Бушу перед тем, как навсегда спустить советский флаг

В преддверие нового 1991-го в настроениях советских граждан ожидание праздника смешалось с растерянностью и абсолютно новым чувством страха перед грядущим. Хотя в большинстве своем люди еще толком не понимали, что происходит. С телеэкранов сообщил о своей отставке Горбачев, над Кремлем триколор переменил красный флаг, Буш пообещал дальнейшее взаимоуважительное сотрудничество. Причин распада Страны Советов можно называть много, хватает и виновных. Одно со временем становится все яснее: люди, взявшиеся реформировать и перестраивать, пришли во власть совершенно с другими целями.

Беловежская тень на плетень

Заключительный день СССР, или Зачем Горбачев звонил Бушу перед тем, как навсегда спустить советский флаг
Москва, митинг за сохранение СССР. /Фото: yeltsin.ru

Несмотря на то, что на мартовском референдуме большинство граждан высказались за сохранение СССР, дальнейшие события отправь по иному сценарию. Декабрь 1991-го стал в истории страны последним. В начале месяца встретились лидеры РСФСР, Белоруссии и Украины, соорудив Беловежские договоренности. Так появились договоренности о роспуске СССР с последующим созданием Содружества Независимых Государств. Документ, содержание которого стало шоком для немало, отменял все законные советские нормы на территориях стран-подписантов. Последние же обязались продолжать сотрудничество в разных сферах на взаимовыгодной основе. К 17 декабря Михаил Сергеевич утвердил новоявленную военную присягу, в какой о Советском Союзе уже не упоминалось вовсе. Но могучая держава еще продолжала существовать на бумаге.

Проект несогласных из советского руководства, популярный как «ГКЧП», оказался провальным. И вроде бы как союзные министры говорили жесткие слова, выводили на улицы внутренние войска, но никто не решался воспользоваться всеми доступными оружиями. Усугубляло кризис столкновение амбиций Горбачева и глав республик. В решении этих противоречий никак не учитывалось то, за что голосовали люд.

Президентское слово и одобрительная отмашка Буша

Заключительный день СССР, или Зачем Горбачев звонил Бушу перед тем, как навсегда спустить советский флаг
Советско-американская дружба. /Фото: newvz.ru

После того, как стране проанонсировали президентское обращение, многие застыли в надежде. Сторонники сохранения режима наивно верили, что Горбачев вдруг вспомнит о присяге народу, о результатах того самого референдума, или желая бы побоится потерять власть. Но Михаил Сергеевич готовился не к последнему решительному бою, а всего лишь к сдаче Родины в обмен на гарантированное собственное благополучие.

“Дорогие соотечественники!.. я прекращаю свою деятельность… это решение по принципиальным соображениям…”, – провозглашал первый и один-единственный. И продолжал заверять, что закостенелое советское общество наконец раскрепостилось политически и даже духовно, поэтому вполне готово к демократическому прорыву. Горбачев известил доверенным ему соотечественникам, что на мировой арене произошли колоссальные перемены, что Советский Союз развернулся к миру лицом, что гонка вооружений кончена и с холодной войной покончено. Стоит заметить, что многообещающее выступление президента предварялось его услужливым звонком на обратное полушарие. Снёсшись с американским президентом Джорджем Бушем, Михаил Сергеевич доложил, что вот-вот объявит народу о своей отставке и роспуске края. «Согласовал» он и предстоящую передачу Ельцину «ядерного чемоданчика». Добрый друг одобрительно выслушал и пообещал: «Ты всегда будешь у нас желаемым гостем, и мы с радостью примем тебя после того, как все утрясется».

Спущенные флаги и праздник демократии

Заключительный день СССР, или Зачем Горбачев звонил Бушу перед тем, как навсегда спустить советский флаг
На передачу «ядерного чемоданчика» Ельцин не пришёл лично.

25 декабря в 19:38 по Москве закончилась 69-летняя история могучего Советского Союза. Буквально спустя считанные минуты после обращения президента с кремлевского флагштока пополз книзу красный флаг, а на его место водрузился российский триколор. Об этом знаковом событии было оперативно доложено торжествующему Ельцину.

Затем состоялась передача преемнику пресловутого « чемоданчика», какому по уставу полагалось оставаться в ядерной державе при высшем руководителе. Командное устройство, а на деле – абонентский комплекс “Чегет”, пребывал на военном дежурстве с далекого 1979 года. Он разрабатывался под генсека Брежнева, но опытная эксплуатация стартовала лишь при Андропове в 1983-м. Первыми держателями комплекса бывальщины министр обороны Устинов и первый руководитель Генштаба Огарков. Примерно через год “Чегет” перекочевал к очередному генсеку Черненко, а уже после него систему управления ядерным оружием торжественное вручили Михаилу Горбачеву.

Процедура передачи должна была протекать в личных правительственных покоях последнего президента в Кремле. В условленное время к месту прибыли министр обороны Шапошников и приставленные к чемоданчику генералы да офицеры. Борис Николаевич на повстречаю не явился, поэтому в его адрес направили пакет с указом о переходе полномочий Верховного главнокомандующего ВС. Само же устройство временно пришлось Шапошникову. Завершив с делами, Горбачев направился отужинать в узком кругу доверенных лиц. Впереди Михаила Сергеевича ждали беспечная сытая жизнь, почести и уважение в американо-европейских кругах. Чего не скажешь о брошенных им гражданах уже несуществующей страны. Но дело было сделано, и еще немного кто в самых страшных фантазиях допускал грядущие последствия. Уже в первые дни 1992-го миллионы граждан оказались в омуте «шоковой терапии», выбираться из чего любому предлагалось по мере собственных сил. А потом одинокие старики оказались у мусорных баков в поисках съестного, и даже мысли о социальных гарантиях сделались вызывать лишь горькую ухмылку.

«Мы сняли угрозу мировой войны, отказавшись от вмешательства в чужие дела и задействования армий за границами государства. И нам отвечают доверием, солидарностью и уважением». Нужно ли комментировать, как издевательски звучат эти выдержки из горбачевской исповеди спустя три десятка лет.

Потрафить в тюрьму при СССР можно было не только за тунеядство. Но и за однополую любовь, самогоноварение и другие проступки, которые сегодня покажутся дикостью.

>