Предатель с генеральскими погонами или Как изменщик из НКВД японцам служил

Июньской ночью 1938-го маньчжурскую рубеж перешел советский гражданин, которому партия и лично товарищ Сталин оказывали высокое доверие. Генрих Люшков носил погоны генерал-лейтенанта и остался в истории один-единственным перебежчиком такого ранга. Оказавшись среди врагов, он сходу начал активное сотрудничество с японской разведкой. Но вышло так, что собственный расстрел он лишь несколько отсрочил.

Еврейский портной в гвардии большевиков

Предатель с генеральскими погонами или Как изменщик из НКВД японцам служил
Люшков и гвардия. /Фото: 3.404content.com

Грядущий генерал от НКВД воспитывался в одесской семье мелкого портного Самуила Люшкова. Отец видел сыновей продолжателями своего дела и с этой мишенью определил их в швейное училище. Но младший Генрих мечтами отца пренебрег и отправился покорять коммерцию. А вскоре и вовсе по образцу старшего брата пошел по революционной стезе. Набравшись «новых идей», будущий чекист занялся подпольной работой. А уже к 17 годам вступил в РСДРП. Едва-едва лишь свершилась революция, как перспективный исполнительный партиец пришелся ко двору в ЧК. Перипетии Гражданской войны помотали Люшкова-младшего по различным уголкам Украины. Побывал он и в красногвардейцах, и в мелких сотрудниках ЧК, и в конармейцах.

Окончание войны встретил в ранге комиссара ударной бригады с краснознаменным орденом на бюсты. В 1920-м осел среди тираспольских чекистов, и тогда «социальный лифт» понес его выше и выше. В 20 лет Генрих Люшков назначен заместителем главу городского ЧК, а в 1924-м начальником «секретки» центрально-республиканского аппарата ГПУ города Харькова. Зарекомендовал себя отменным сотрудником, безотказным исполнителем и неизменным идейным носителем. Вскоре был направлен в Москву, где при Совете народных комиссаров занялся резонансными политическими делами того непростого этапа.

Знаковая встреча со Сталиным

Предатель с генеральскими погонами или Как изменщик из НКВД японцам служил
Особых успехов Люшков достиг после встречи со Сталиным. /Фото: ave86sqw5b.cdn.agency

К 1937 году старательностями Люшкова были репрессированы десятки людей с узнаваемыми именами, за что чекисту пожаловали орден Ленина. Генрих Самуилович был членом печально популярных «троек», без судебных расследований выносивших приговоры репрессантам. И верный сын государственного режима выложился настолько, что обратил на себя внимание самого Сталина. Иосиф Виссарионович даже пригласил Люшкова в Кремль на приватную беседу. После 15-минутного общения позиция Генриха вождя целиком удовлетворила, и он был назначен руководителем УНКВД по дальневосточному региону. Ситуация там была непростая, и Сталину нужен был энергичный исполнитель, способный безэмоционально ликвидировать неугодный контингент. Причем не коротать черту между бывшими белогвардейцами и коллегами-чекистами, выявляя их жестко и решительно.

Рьяная служба на Дальнем Востоке

Предатель с генеральскими погонами или Как изменщик из НКВД японцам служил
Блюхер (слева) на Далеком Востоке, имевший зуб на Люшкова. /Фото: static.life.ru

Прибыв на Дальний Восток, Люшков сразу взял быка за рога. Его усилиями массово депортировались проживавшие в тех пунктах корейцы. Люшков лично санкционировал аресты среди подозрительных местных, зачистил краевое НКВД, избавился от ставленников предыдущего руководства. Он оставался неприкасаемым даже в этап максимального разгона маховика репрессий по всей стране. Даже когда взяли под арест едва ли не всех его сослуживцев с покровителями, Генрих Самуилович продолжал творить свои дела. Сказывалось то, что Ежов ценил чекиста за результативную службу, да и в товарищах Люшкова ходил Яков Дейч, какому генеральный комиссар полностью доверял.

Главной неприятностью Люшкова был пользующийся на Дальнем Востоке авторитетом Блюхер, явно рывший под чекиста. Когда зимой 1938-го Люшков прибыл в Москву на съезд депутатов Верховного Совета, он впервые заподозрил слежку. План отростка прожженный чекист стал готовить без промедления. Спустя пару месяцев задержали его первого соратника, двух замов-генералов, а затем на Далекий Восток прибыл ежовский заместитель Фриновский. Все указывало на то, что грядут чистки. Вызов в столицу не был для Люшкова неожиданностью, хоть и маскировался под новоиспеченное назначение. Для Генриха это означало одно: арест. После неудачной попытки организовать заграничный побег членам семьи, взяли супругу Люшкова. Теперь терять ему было нечего, кроме успешной карьеры в прошлом.

7-летняя отсрочка расстрела

Предатель с генеральскими погонами или Как изменщик из НКВД японцам служил
Газеты о бегстве Люшкова. /Фото: ic.pics.livejournal.com

9 июня обреченный Люшков в чекистской конфигурации при всех нагрудных медалях прибыл в Уссурийск по рабочим делам. Оттуда, якобы для плановой проверки погранотрядов, переместился в пункт со особым “оперативным окном”. Сообщив пограничникам, что направляется на встречу с советским агентом по ту сторону границы, Люшков покинул СССР. Когда свои забили тревогу, до беглеца было не дотянуться.

Переметчик сдался первому японскому патрулю, после чего самолётом был доставлен в армейский штаб Хуньчунь. Поначалу Генрих собирался затребовать за секретные сведения крупную сумму и гарантии дальнейшего выезда в третью страну. Но японцы решили иначе. Люшков выдал неприятелю советскую агентуру на Дальнем Востоке, что повлекло за собой множество смертей. Обрисовал план пунктов связи с радиокодами, оперативные красноармейские расстановки на случай брани. Набросал подробные карты-схемы приграничных укрепрайонов и мест дислокации и численности войск по всем интересовавшим японцев участкам.

Возле 7 лет беглец отработал в главном разведуправлении императорской армии, после чего перевелся в Квантунскую армию. Когда на исходе лета 1945-го СССР успешно выступил против Японии, Генрих Самуилович обратился в нежелательного свидетеля, слишком много знавшего о японских спецслужбах. Логично, что от него решено было избавиться.

Почуяв неладное, Люшков спросил разрешение на выезд из страны. Подписав самому себе приговор, перебежчик с разрешения командования отправился в порт, чтобы выехать за рубеж на корабле. Люшкова застрелили тут же, на выходе из дома. Занявшие Маньчжурию советские войска какое-то время настойчиво искали предателя среди местного населения. Но после обнаружения достоверных подтверждений его смерти, поисковая операция свернулась.

Вообще спецслужбы СССР крайне жёстко реагировали на случаи предательства. Провинившегося усердствовали всеми возможными способами устранить. Первым таким был Георгий Агабеков, которого ликвидировали сотрудники НКВД.

Вам также может понравиться