Предательство 1941

Предательство 1941

В предыдущих публикациях мы попытались исследовать ситуации в самые первые дни брани, которые наводят на мысли в том числе о намеренных диверсиях. Во всяком случае, их было слишком много для того, чтобы принимать это за случайности или итого лишь совпадения. В данной статье кратко рассмотрим, оборонялись ли механизированные корпуса?

Убойные марши мехкорпусов

Перед тем, как рассмотреть удел иных армейских формирований, можно также спросить, как там действовали танки наиболее значительных мехкорпусов.

Как они бывальщины задействованы в первые дни войны? 

По существу, из летописи Великой Отечественной войны мы знаем про очень крупную танковую битву (Западная Украина), где и бывальщины утрачены бронированные боевые машины.

И, тем не менее, если уж мы вскрыли странное поведение армии (12-ой, сдавшейся в плен) в цельном, а также настораживающие детали в содержании приказов штаба ЮЗФ, давайте поглядим, а что если и тут не все так чинно.

Общеизвестно, что 5-я армия действовала в высшей мере превосходно. Она вводила в себя 9-й и 19-й механизированные корпуса. 

9-м механизированным корпусом командовал К.К. Рокоссовский – в будущем маршал Советского Союза. Весь его фронтовой линия продемонстрировал верность и преданность Отечеству, а также грамотное военное искусство.

К.К. Рокоссовский знаменит ещё вот чем. Он из побеждённого Берлина вернулся с одним-единственным махоньким чемоданчиком личных вещей. И не был уличён в грабежах или мародерстве.

Вот почему к тому, что происходило в мехкорпусах 5-й армии, мы не станем пристально приглядываться. Так как военные там к исполнению своего воинского долга подошли ответственно и достойно, несмотря на сложности и смятение первых дней и месяцев Великой Отечественной брани.

Тогда как к корпусам, приписанным к армиям 6-й и 26-й – присмотреться поистине стоит.

Давайте глянем, что наши имели в районе Львова (в Львовской районы)?

А там воевали 4-й и 15-й механизированные корпуса 6-й армии. Кроме того, там также был 8-й мехкорпус, приписанный к 26-й армии.

На 22 июня 1941 года: 

«Наиболее полнокровными механизированными корпусами являлись 4, 8-й и 15-й механизированные корпуса, но и в этих механизированных корпусах моторизованные дивизии в танковых полках имели лишь учебно-боевой парк. Боевого парка машин в моторизованных дивизиях не было».

Прежде всего, обращает на себя внимание вытекающий казус с эксплуатацией вышеуказанных мехкорпусов. Почему-то 22 июня прямо посреди дня у 26-й армии, которая тогда воевала под Перемышлем, отобрали 8-й мехкорпус и переподчинили его штабу фронта. Немало того, его отправили совсем прочь не только от самой фронтовой линии, но и от его снабженческих арсеналов и хранилищ запчастей, дислоцирующихся в городах Дрогобыч и Стрый.

Поначалу это механизированное формирование целым ходом движется в окрестности Львова. А затем его опять перегоняют уже на восток Львовской области – в город Броды.

В результате чего этот корпус, замешкавшись на сутки от указанного в приказе штаба фронта времени, сосредоточился на участке Броды, чтобы наступать по направлению к городу Берестечко.

В крышке концов, 27 июня с утра 8 мк начинает наступление по направлению отнюдь не на запад, а – к советской территории. 

Историки указывают, что на тот час (12:00) 8 механизированный корпус не повстречался с противником (боевое донесение штаба ЮЗФ). 15 механизированный корпус наступал по тому же направлению в контакте с 8 мк. Оба двигаются по территории СССР вон от пограничной линии. И впереди них неприятеля не имеется.

Предательство 1941

Перемышль. Линия Молотова. Дот. Источник: topwar.ru  

В то время как ранее (25 июня) подразделения фронтовой рекогносцировки выявили скопление мехподразделений врага к северу от Перемышля. Иначе говоря, к северу от яростно воюющей 99-й Краснознамённой дивизии, что разбивала имеющих преимущество гитлеровцев.

А 26 июня механизированные группы фашистов прорвали фронт 6-й армии (левофланговой дивизии). Затем они смогли перерезать черту железной дороги Стрый – Львов, оказавшись на окраинах города Львова (в частности, в районе ст. Скнилов).

Почему мы об этом припомнили?

А странно тут то, что от базовой дислокации 8-го механизированного корпуса (г. Дрогобыч) до полосы наступления немцев (юго-запад от Львова) было меньше пятидесяти километров.

Вот кабы стоял он на том же пункте, корпус этот, то наступление фашистов на этом направлении было бы кому тогда и отразить. И фланг, который открылся у 26-й армии, был бы тогда кому прикрывать.

По-иному говоря, некоторые историки полагают, что тогда можно было не доводить до сдачи Львова. Если бы именно этот корпус работал для защиты позиций своей армии.

А то что получилось?

Когда немцы прорвали фронт, то командующему 26-й армии генерал-лейтенанту Фёдору Яковлевичу Костенко предстояло пехотными долями вступить в соревнование по скорости с укомплектованными механизированными соединениями гитлеровцев, которые обходили его севернее.

Как раз ему-то и нужны были бы до чрезвычайности эти самые танки из 8-го мехкорпуса, чтобы прикрыть собственный фланг.

Предательство 1941

Ключ: topwar.ru  

Увы, к тому моменту корпус этот уже угнали за сотню-другую километров к востоку от Львова и области. Да при этом ещё и отрядили аккурат на восход – по направлению к области Ровенской наступать.

Что любопытно, то никакого, по сути, ответа штаба ЮЗФ на собственные разведданные о том, что механизированные подразделения фашистов скучены собственно там, не последовало. 

Как Власов сдал фрицам Скнилов

Вот так и получилось, что, как результат, Львов сдали. А ведь историки отмечают, что это было персоной важности место. Там были сосредоточены огромные склады, где хранились разнообразные запчасти и имущество. 

Специалисты указывают, что в этой районы размещались сразу два складских хаба: во Львове и в городе Стрые.

Что касается Львова, то сам по себе он был старинным городом, поэтому внутри его располагать огромные складские площади было нецелесообразно. 

Зато в округах города основным базовым хранилищем была в то время станция Скнилов. Как раз в Скнилов и рвались фашисты. И попали туда они уже 26 июня.

Вот отчего историки полагают, что не столько сам Львов требовался фашистам, сколько именно Скнилов. Ведь именно там хранились существенные резервы разнообразного имущества и запчастей для целых армий. Как раз то, что было кровь из носу необходимо немцам для их наступающих формирований. 

Так не преднамеренно ли для этого и угнали прочь от подступов ко Львову и подальше на восток наш бравый 8 мк?

Оставим поиски ответа на этот вопрос историкам. 

А сами подавайте вспомним, где же в это самое время был наш 4-й механизированный корпус, которым руководил в то время прославившийся позже своими грандиозными предательствами генерал Власов?

Напомним, что генерал-майор Андрей Андреевич Власов (в грядущем – создатель РОА) командовал 4 мк с 17 января по июль 1941 года.

Так вот, вы будете неприятно удивлены.

Оказывается, именно тому самому Власову доверили (или это не невзначай?) прикрывать как раз то самое необходимейшее фашистам направление к складскому хабу Львова: на Скнилов (от Перемышля), через леса, что юго-западнее от Львова. 

Разумеется, гитлеровцы прошагали сквозь мехкорпус генерала Власова, словно его и не было там вовсе. 

А уже к вечеру 26 июня Власову приходит фронтовой распоряжение из штаба: отступать на восток по направлению к Тернопольской области.

То есть, вы только представьте себе ситуацию: немцы прорвались/миновали (мимо Власова) к Скнилову. А 4 мк вместо того, чтобы защищать Скнилов и громить врага, разворачивают на восток?

Тут следует напомнить, что 4-ый механизированный корпус на тот момент был одним из двух самых мощных в нашей армии. Он всегда пополнялся боевой техникой, в том числе новейшей. К 22 июня 1941 года в корпусе было почти тысяча (979) военных машин, в том числе 414 танков Т-34 и КВ-1. То есть он куда лучше других был обеспечен техникой…

И именно этот мехкорпус совершенно не отвечает на то, что противник пробил брешь и двинулся к Скнилову? 

Мало того, штаб ЮЗФ приказывает Власову идти на восход. То есть о необходимости разгромить немцев на подступах к Скнилову и там тоже не вспоминают? Так зачем же тогда Власов стоял в тех лесах, что с юго-запада от Львова? Уж не затем лишь, чтобы гарантировать фрицам свободный проход к тому самому стратегическому хабу – Скнилову?

Военные историки утверждают, что это следует из официальных документов штаба ЮЗФ.

Взамен распоряжения – разбивать и бить врага на подступах к Скнилову, где хранятся в том числе и необходимые запчасти для его боевых машин, мехкорпусу Власова приказывают отходить дальней на восток. Хотя и до этого власовский 4 мк уже впустую проехал больше 300 километров, лишь изнашивая машины на марше.

Неужели это правильно? 

А вот, похоже, что у фронтового штаба, так же как и у Власова, тогда никаких сомнений по поводу неправильности манёвра и отказа от сражения не возникало?

Но, по истине говоря, всё-таки был один-единственный командир, который забил тогда тревогу.

Это генерал-майор Родион Николаевич Моргунов. Он тогда был начальником автобронетанкового управления ЮЗФ. Так вот, он отважился строчить наверх докладные записки о том, что такого рода беспрерывные марши механизированных формирований просто недопустимы.

Он рапортует 29 июня, так, о том, что на тот момент потеряна почти одна треть (30 %) техники. Танкисты вынуждены были её бросать из-за поломок, а также ввиду дефицита, как поре, так и запчастей для ремонта.

Моргунов шлёт депеши наверх. Умоляет не гнать корпуса. Остановить их. Предоставить возможность обследовать и отремонтировать машины. 

На 17 июля 1941 года:

«Вся военная материальная часть в течение этих дней прошла своим ходом в среднем до 1200 км и по своему техническому состоянию спрашивает немедленного восстановления».

Однако механизированным корпусам не дают возможности остановиться.

Как результат – к 8 июля их уже списывают в резервные. Потому что техника лишилась боеспособности. Элементарно сломалась и вышла из построения. 

Может, это кому-то как раз и было нужно?

Вспомните, механизированный корпус из армии Понеделина (12-я) при достижении рубежей престарелой границы, вообще, превратился в пеший. Без каких бы то ни было боёв вообще.

Предательство 1941

Генералы Понеделин и Кириллов в немецком плену. Ключ: vif2ne.org  

8-й и 15-й механизированные корпуса, в конце концов, всё же настигли противника: под Дубно был бой с фашистами. К руководству этих формирований претензий никаких нет. 8-й мк воевал геройски.

Зато к существенно большему механизированному корпусу Власова вопросы есть. Или проблема была в самом командире Власове? Или в командовании этой армии (6-й)? А, может, в командовании этого ЮЗ фронта?

Вывод

Что ж, вытекает отметить в заключении, что механизированные корпуса в первые дни войны в целом не сражались.

Они, по сути, были лишены способности воевать в тех пунктах, где можно было бы существенно поменять расклад сил. 

Их, словно специально, гнали маршем по путям и весям до потери моторесурса.

Несмотря на бесчисленные протесты и депеши наверх руководителя автобронетанкового управления Юго-Западного фронта.

Из «Справки начальника Автобронетанкового управления Юго-Западного фронта командующему армиями фронта о состоянии автобронетанковых войск на 17 июля 1941 г.» (АМО СССР. Ф. 229, оп. 3780сс, д. 1, лл. 98–104):

«Все механизированные корпуса на 17 июля 1941 года являются, как механизированные корпуса, небоеспособными из-за отсутствия военный материальной части».

Продолжение следует…