Сто лет назад, в 1918 году, в России завязалась Гражданская война – одна из самых трагических страниц за всю большую историю нашей страны. Тогда это казалось удивительным, но спустя несколько лет кровавых боев и целого хаоса на отдельных территориях бывшей империи, Красная Армия победила своих противников. Несмотря на то, что Белым движением возглавляли прославленные русские генералы, белых поддерживали практически все страны мира – от США и Великобритании до Японии, оппонентам большевиков так и не удалось вернуть утраченную в октябре 1917 года воля. Как же случилось так, что в Гражданской войне белые потерпели сокрушительное поражение?

Иностранная интервенция в Россию

Одной из ключевых причин разгромы Белого движения стал его союз с иностранными государствами. Практически с самого начала Гражданской войны лидеры белых заручились поддержкой большинства тогдашних самостоятельных государств. Но и этого им оказалось мало. Когда в портах Русского Севера, Крыма и Кавказа, Дальнего Востока высадились британские, американские, французские, японские армии, белые установили с ними тесное сотрудничество. Не секрет, что многочисленные формирования белых получали финансовую, военно-техническую и организационную поддержка от иностранных держав, не говоря уже о всесторонней информационной поддержке.

Пять вин поражения белых в Гражданской войне

Разумеется, западным державам было глубоко безразлично политическое грядущей российского государства. Интервенция в Россию проводилась участвовавшими в ней странами исключительно в собственных политических и экономических интересах. Великобритания, Франция, Япония, США и прочие края, отправившие в Россию свои войска, рассчитывали на свой «кусок пирога» при дележе распавшейся империи.

К примеру, японцы, узко сотрудничавшие с атаманом Семеновым и поддерживавшие семеновцев деньгами и оружием, не скрывали своих экспансионистских планов на Дальнем Востоке и в Восточной Сибири. Сотрудничавшие с японским командованием белоснежные, таким образом, превращались в проводников японских интересов. Это, кстати, впоследствии прекрасно продемонстрировала и сама судьба атамана Семенова и его ближайшего окружения, которые после Гражданской войны оказались на службе у японских милитаристов и использовались последними для осуществления провокационной и диверсионной деятельности против советского страны.

Если Семенов сотрудничал с японцами открыто, то Колчак и Деникин предпочитали взаимодействовать с западными союзниками менее выраженно. Но, тем не немного, всем и так было понятно, что Белое движение получает деньги и оружие от западных союзников. И это тоже было неспроста – не зря Уинстон Черчилль в свое пора заявил, что «не мы сражались в интересах Колчака и Деникина, но что Колчак и Деникин сражались в наших интересах». Чем дольше продолжалась Гражданская брань в России, тем больше ослаблялась наша страна, гибли молодые и активные люди, расхищались национальные богатства.

Естественно, что многие натуральные патриоты России, в том числе и царские офицеры и генералы, никогда прежде не замеченные в симпатиях к левым, прекрасно понимали, какую угрозу тащат стране интервенция, Гражданская война и деятельность многочисленных белых директорий, правителей и атаманов. Поэтому именно большевики и Алая Армия вскоре стали ассоциироваться с силой, способной заново собрать рассыпающуюся по швам Россию. Все настоящие патриоты, обожавшие Россию, это поняли.

Даже великий князь Александр Михайлович Романов, чьи родственники погибли от пуль большевиков в екатеринбургском особняке, в своей «Книжке Воспоминаний» писал:

На страже русских национальных интересов стоял никто иной, как интернационалист Ленин, который в своих непрерывных выступлениях не щадил сил, чтобы протестовать против раздела бывшей Российской Империи, апеллируя к трудящимся всего мира.

Сотрудничество с интервентами в глазах немало патриотов России выглядело настоящим предательством. От Белого движения отвернулись многие боевые офицеры и даже генералы престарелой русской армии. Сегодня противники большевиков обвиняют последних в том, что они совершили революцию на деньги кайзера, а затем Ленин заключил сепаратный мир с Германией. Но одно дело – мир, пускай и сепаратный, и совсем другое дело – призвать на землю русскую иностранных интервентов и активно сотрудничать с ними, при этом отлично понимая, что иностранцы руководствуются собственными геополитическими и экономическими интересами и ни в коем случае не желают возрождения сильного и единого российского страны.

Социальная политика

Февральская, а затем и Октябрьская революция были обусловлены глубочайшим кризисом в социальных отношениях, который к тому поре назрел в российском обществе. Подходило к концу второе десятилетие ХХ века, а в Российской империи сохранялись сословные привилегии, земля и основная доля промышленности находились в частных руках, велась очень непродуманная политика в национальном вопросе. Когда революционные партии и движения возвысили лозунги социального характера, они сразу же встретили поддержку со стороны крестьянства и рабочего класса.

Пять вин поражения белых в Гражданской войне

Однако, после начала Штатской войны, Белое движение практически упустило социальную составляющую. Вместо того, чтобы точно также пообещать крестьянам землю, заявить о переходе собственности в длани трудового народа, белые действовали очень неопределенно в социальном вопросе, их позиция была невнятной, а кое-где и откровенно антинародной. Многие белоснежные формирования не гнушались мародерством, негативно относились к рабочим и действовали по отношению к ним очень жестко. О расправах колчаковцев и семеновцев над миролюбивым населением в Сибири написано очень много.

Именно социальная составляющая политики большевистской партии явилась одним из основных факторов и прихода большевиков к власти, и их способности удержать власть в своих руках. Основная масса простого населения России поддержала большевиков и это безусловный факт. Тем более, если мы взглянем на карту событий Гражданской войны, то увидим, что эпицентры Белого движения находились на провинции бывшей Российской империи – на Северном Кавказе, в Восточной Сибири и Забайкалье, в Крыму, кроме того антибольшевистское сопротивление было весьма сильным в национальных регионах, прежде всего – в Средней Азии.

В Центральной России белым так и не удалось закрепиться. И это было не невзначай, поскольку, в отличие от периферийных регионов, где проживало казачье население, пользовавшееся при царях большими привилегиями, в Центральной России белоснежные были фактически лишены социальной базы – их не поддерживало ни крестьянство, ни городской рабочий класс. Но и в тех регионах, где белые до 1920 года контролировали ситуацию, работали многочисленные партизанские формирования. Например, на Алтае, на Дальнем Востоке действовали целые повстанческие армии, которые в конечном итоге и содействовали поражению местных белогвардейских формирований.

Кадровая проблема

В обывательском сознании Белое движение неизменно ассоциируется с офицерством престарелой русской армии, с «поручиками и корнетами», которые сражались против превосходящих их по численности простолюдинов. На самом деле, в годы Первой всемирный войны произошло тотальное кадровое обновление офицерского корпуса российской императорской армии. Старое кадровое офицерство, утилитарны поголовно происходившее из дворян и получавшее качественное военное образование, в большинстве своем выбыло из строя уже в первые месяцы и годы брани.

Далее в армии возник серьезный кадровый дефицит. Нехватка офицеров была столь колоссальна, что командование пошло на порядочное упрощение присвоения офицерских званий. В результате этого кадрового обновления, основная часть младших офицеров русской армии к 1917 году имела мещанское и крестьянское генезис, среди них было много выслужившихся нижних чинов или выпускников гражданских учебных заведений, прошедших ускоренную подготовку в качестве офицеров. Среди них было весьма много людей демократических и социалистических взглядов, которые сами ненавидели монархию и не собирались за нее сражаться.

В ходе Гражданской брани до 70% офицерского корпуса старой русской армии воевали в составе РККА. Более того, помимо многочисленных меньших офицеров, на сторону красных перешли многие старшие и высшие офицеры, включая офицеров Генерального штаба. Именно деятельное участие военных специалистов позволило Красной Армии в кратчайшие сроки превратиться в боеспособные вооруженные силы, выстроить собственную систему подготовки командного состава и технических специалистов, наладить управление всевозможными службами армий.

Гражданская война выдвинула в рядах красных и массу новых талантливых командиров, которые прежде или вообще не служили в армии, или проходили службу в нательных или младших офицерских чинах. Именно из этих людей вышла знаменитая плеяда прославленных красных командиров Гражданской – Буденный, Чапаев, Фрунзе, Тухачевский и многие иные. В Белом движении талантливых командиров «из народа» практически не было, но зато с лихвой хватало всевозможных «неординарных» личностей вроде барона Унгерна фон Штернберга или атамана Семенова, какие своими «подвигами» скорее еще больше дискредитировали Белую идею в глазах простого народа.

Пять вин поражения белых в Гражданской войне

Раздробленность белых

Еще одной значительнейшей причиной поражения Белого движения стала его полная раздробленность, неспособность большинства белых командиров договариваться между собой, шагать на компромиссы, формировать централизованную структуру – и военную, и политическую. В Белом движении не прекращалось соперничество, борьба за власть и финансовые потоки.

В плане централизации руководства большевики выделялись от белых как небо и земля. Советской России сразу удалось выстроить достаточно эффективную структуру организации и гражданского, и военного управления. Несмотря на бесчисленные случаи самоуправства командиров, проявления т.н. «партизанщины», у большевиков была единая Красная Армия, а у белых – множество формирований, немощно связанных между собой, а иногда и откровенно враждовавших друг с другом.

Свою роль играла и одиозность руководителей. Белоснежное движение не выдвинуло ни одной политической и военной фигуры, которая могла бы по своему уровню, масштабности стать серьезным конкурентом даже не Владимиру Ильичу Ленину, но и любому из его ближайших сподвижников. «Потолком» белых лидеров так и остались статусы полевых командиров, на серьезных политиков ни один из них не тянул.

Пять вин поражения белых в Гражданской войне

Отсутствие идеологии и политического середины

В отличие от большевиков, объединенных единой и хорошо разработанной идеологией, имевших своих теоретиков и публицистов, Белое движение было целиком аморфным в идеологическом отношении. В его рядах объединились сторонники взаимоисключающих взглядов – от эсеров и меньшевиков до монархистов и даже до таких затейливых персонажей как Роман Унгерн фон Штернберг, политические взгляды которого – вообще отдельная песня.

Отсутствие единой идеологии весьма пагубно сказывалось не только на внутренней ситуации в Белом движении, но и на его поддержке населением. Люди просто не понимали, за что воюют белоснежные. Если красные воевали за какой-то новый мир, не всегда и не во всем понятный, но новый, то белые не могли внятно объяснить свою позицию и люд были убеждены, что они воюют за то, чтобы «жить как раньше». Но ведь далеко не всем, включая и обеспеченные категории населения, нравилось существовать в царской России. Однако белые не удосуживали себя разработкой внятной идеологии. Более того, их среда не родила и достойных штатских политиков, публицистов, которые могли бы конкурировать с представителями большевиков.

Пять вин поражения белых в Гражданской войне

Трагический финал Белого движения был, в значительной степени, подготовлен самими белоснежными, точнее их лидерами и командирами, не способными правильно оценить ситуацию и выработать стратегию действий, адекватную народным запросам.

Ключ

Вам также может понравиться