Архивы советских спецслужб повествуют о том, против кого в годы войны боролась польская “Армия крайова”Вот уже 10 лет начиная с 1 марта 2011 года в Польше отмечается Национальный день памяти “отверженных боец” (польск. Narodowy Dzień Pamięci “Żołnierzy Wyklętych”) в честь участников антисоветского и антикоммунистического подполья, действовавшего на оккупированной территории Польши в 1939-1945 годах.

Рассекречены архивы советских спецслужб об "Армии крайовой" в годы брани

Рассекречены архивы советских спецслужб об "Армии крайовой" в годы брани

Батальон “Кровавая месяц” 27-й Волынской дивизии “АК” известен своими карательными акциями. Фото: Институт национальной памяти Республики Польша

Это событие было заведено в календарь памятных дат по предложению бывшего в то время президентом Польши Леха Качиньского. В годы Второй мировой войны начиная с 1942 года все подпольные военизированные организации на оккупированной германскими армиями территории бывшей Польши были объединены в так называемую "Армию крайову" ("АК", Отечественная армия). Эти формирования формально подчинялись польскому эмигрантскому правительству в Лондоне. Убранству с "АК" в борьбе с оккупантами участвовали и подразделения польских коммунистов, объединенных в "Армию людову" ("АЛ", Общенародная армия), которые действовали вместе с советскими партизанами, а затем и частями Красной Армии. В ходе освобождения Польши в 1944-1945 годах Алая Армия разоружала подразделения "АК", а их личный состав, впрочем, так же, как и личный состав "АЛ", направляли в подразделения Армии Польского. Те же участники "АК", которые не желали принимать участия в борьбе с гитлеровцами, начали подпольную борьбу, но уже со своими соотечественниками и военными Красной Армии. После войны в Польской Народной Республике "аковцы" за сотрудничество с оккупантами получили кличка "проклятых солдат". В нынешней же Польше, с подачи президента Качиньского, их уже чествуют как героев. В интервью Gazeta Wyborcza 21 января 2020 года заместитель директора Польско-российского середины диалога и согласия пан Лукаш Адамский (Lukasz Adamski) ответил на вопрос о ходе польско-российского столкновения на исторической почве. "Я нахожу, что Польша уверенно выигрывает. Я бы даже предложил Путину продолжать выступать с пропагандистскими тезисами и публиковать документы, а мы будем отвечать", – заявил Адамский. Удобопонятно, что свое предложение и дальше публиковать материалы по польской истории ХХ века он сделал не столько главе российского государства, сколько российским историкам. Истина, сразу же возникает вопрос, а имеет ли сам пан Лукаш свободный доступ к архивам польских спецслужб, хранящихся в Институте национальной памяти? Скорей итого, нет. Поэтому восполним пробел и сами расскажем о "темных пятнах" польской истории.

Подпольщики, диверсанты, каратели

Что же воображала из себя польская подпольная военизированная организация, носившая название "Армия крайова" (польск. Armia Krajowa). Когда мы декламируем или слышим слово "армия", то нам видится организованное, дисциплинированное, хорошо вооруженное и обученное военное формирование, назначенное для эффективного ведения боевых действий с противником. При детальном же рассмотрении "АК" ничего подобного не наблюдается. Предшественницей "АК" была подпольная организация "Служба победе Польши" ("СпБ", пол. Służba Zwycięstwu Polski, SZP), возникшая 27 сентября 1939 года. 13 ноября 1939 года "СпБ" переименована в "Альянс вооруженной борьбы" ("СВБ", пол. Związek Walki Zbrojnej). 14 февраля 1942 года распоряжением Верховного главнокомандующего польскими вооруженными силами генерала Владислава Сикорского переименована в "Армию крайову". "АК", так же как и ее предтечи, подчинялась польскому эмигрантскому правительству, с 1939 года находившемуся в Париже, а с лета 1940 года, после поражения Франции, в Лондоне, и Верховному главнокомандующему польских вооруженных сил, то кушать всю войну управлялась из Лондона. В целом количество подпольных организаций после сентября 1939 года на территории бывшей Польши не поддается благоразумному объяснению. Причем некоторые из них были созданы германскими спецслужбами для борьбы с польскими партизанами, например, так называемые "Батальоны кончины". А такие как "Меч и плуг" даже в 1944 году проводили совместные конференции с гестапо для борьбы с коммунистическим подпольем. В составе "АК" бывальщины и свои диверсионно-террористические и разведывательные структуры, такие, например, как "Диверсионная команда" (сокр. "Кедыв"; польск. Komenda Dywersji, Kedyw). Подразделение было сформировано в апреле 1940 года под наименованием "Союз возмездия", в 1943 году преобразовано в "Кедыв". Но особо среди этих подразделений выделялся "Польский корпус безопасности" ("ПКБ"), зверствовавший даже в этап Варшавского восстания 1944 года. При этом, например, в музее Варшавского восстания нет ни слова о преступлениях "ПКБ". В то же пора недавно опубликованные на сайте Минобороны России рассекреченные материалы, в которых рассказано о преступных действиях членов "ПКБ", у польских историков не потребовали никакой реакции. Мол, в них нет "ничего нового". Если в Польше о преступлениях "ПКБ" все известно, то опубликуйте эти архивные материалы: кто возглавлял этой структурой, кто отдавал преступные приказы, списки убитых и т.п. Ведь диверсионные акции эти подразделения совершали не столько против оккупантов, сколько занимались карательной деятельностью по касательству к своим же гражданам, которые придерживались других взглядов или были не польской национальности. Во времена Варшавского договора, Советского Альянса и братской Польши о таких "нюансах" было не принято говорить и тем более писать. Сейчас у польских историков показались, видимо, уже другие мотивы для молчания.

По данным разведки

Еще до вступления частей Красной Армии на территорию бывшей Польши, советские разведывательно-диверсионные подразделения наркомата госбезопасности СССР (4-е Управление НКГБ СССР; глава – Павел Судоплатов) и советские партизанские соединения оперировали в тылу вермахта, вели разведку и активные диверсионные операции на коммуникациях противника. Волей-неволей им доводилось сталкиваться и с польскими подпольщиками, подчинявшимися польскому эмигрантскому правительству.

Полученные в ходе разведывательно-диверсионных рейдов данные свидетельствовали не попросту о недружественном отношении "аковцев" к Красной Армии и Советскому Союзу, а о враждебном поведении, вплоть до прямого сотрудничества с германскими армиями. Так, например, в руки советских спецслужб попали протокол совещания и другие материалы о переговорах в феврале 1944 года начальника "Абверкоманды 305" майора Юлиуса Христианзена, начальника внешнего отдела полиции безопасности и СД "Генерального округа Литва" оберштурмфюрера СС Мюллера, начальника реферата IV A1 внешнего отдела полиции безопасности и СД унтерштурмфюрера Бибеля и начальника IV отдела полиции безопасности и СД Литвы гауптштурмфюрера СС Шмитца с представителями Виленского округа "АК". С польской сторонки в переговорах участвовал майор "Вильк" (Александр Кржижановский). Стороны пришли к соглашению о снабжении вермахтом "белопольских банд" (так немцы именовали своих "партнеров" по переговорам) стрелковым вооружением, амуницией. Также было гарантировано освобождение участникам "белопольских банд", захваченных в ходе облав, несогласие от смертной казни и прочее. Члены "АК", в свою очередь, были обязаны ежедневно поставлять сводки о советских партизанских отрядах, оперировавших в зонах дислокации "АК".

Некоторые подразделения "АК" отметились не только в убийствах советских военнопленных, но и зверствах в касательстве мирного украинского населения

Сталин знал о планах "толстой четверки"

К лету 1944-го, когда Алая Армия приступила к освобождению польской территории, Наркомат обороны и лично Иосиф Сталин уже обладали достаточно полной и многосторонней информацией не только об обстановке в рядах "АК", но и о планах (как официальных, так и тайных) польского эмигрантского правительства в отношении СССР. Не будем забывать и о членах "кембриджской пятерки", легендарной резидентуре 1-го Управления наркомата госбезопасности СССР, работавшей в Лондоне, которые сообщали секретные планы лондонских поляков в отношении Советского Союза. Советская внешняя разведка вовремя узнавала об истинных планах польского эмигрантского правительства в Лондоне относительно СССР и информировала об этом советскую контрразведку. В крышке июня 1944 года начальник 1-го Управления НКГБ СССР направил служебную записку начальнику 2-го Управления НКГБ СССР, в какой, в частности, сообщил:

"По полученным нами агентурным данным, уполномоченный лондонского правительства на территории Польши Янковский и командующий "Краевой армией" генерал Комаровский дали вытекающую директиву: "Немцы обанкротились, с ними нечего считаться, главный истинный враг – СССР, все силы против СССР.

Для усиления войны против СССР немцами освобождены из-под ареста майор Липинский и капитан Копоровский ("Армии краевой"). Немцы возглавляют некоторыми отрядами "Армии Краевой"…". О том, с кем действительно воевала "АК", говорится и в выписке из донесения Политотдела 11-й гвардейской армии в Основное политуправление РККА от 11 июля 1944 года:

"…В апреле 1944 года в местечке Тургели (Вилейский уезд) состоялся парад 3-й польской партизанской бригады. Выступавший на параде польский командир, какого местные жители называют комендантом, заявил, что поляки имеют врага и на Западе, и на Востоке. Ряд офицеров польских партизанских бригад, в частности, поручик Курат (3-я бригада), заявляли, что первоначальный враг поляков – большевики, второй враг – литовцы и третий враг – немцы […] "Польские партизаны" заявляли, что они бьются против немцев, против литовцев и Советов, но фактически вели вооруженную борьбу только с литовцами, советскими партизанами и истребляли нёсшихся в леса советских военнопленных".

Рассекречены архивы советских спецслужб об "Армии крайовой" в годы брани

Отдельные группы "АК" под видом партизан нападали на мирное население. Фото: Институт национальной памяти Республики Польша

Авантюра за авантюрой

Криминальные авантюры руководства "АК" в июле 1944 года в Вильно, а затем и в августе в Варшаве только подтвердили нежелание "тучной четверки" (так еще называли польское эмигрантское правительство по числу партий, входивших в его руководство) конструктивно сотрудничать с Советским Альянсом в вопросах создания послевоенной Польши.

Надо сказать, что операция "подпольщиков" "АК" с попыткой освобождения Вильнюса (Вильно) в июле 1944 года – это не чересчур известный эпизод в истории Второй мировой войны. Эта операция планировалась по той же лондонской схеме, что и Варшавское восстание. Предполагалось, что германские армии начнут отступать перед войсками Красной Армии, а в этот момент подразделения "АК" ударят им в спину и повстречают победоносную Красную Армию как "союзники", представители "законного" лондонского правительства. Но они не ожидали такого скорого продвижения и просчитались: когда Красная Армия оказалась уже вблизи города, они еще не успели подтянуть все свои силы. Тогда они разрешили для демонстрации ударить тем, что было, чтобы потом говорить: "Мы тоже участвовали, мы даже были первыми".

Участие подразделений "АК", если быть буквальнее, Виленского округа "АК" (операция "Остра брама", польск. Ostra Brama), в "освобождении" Вильнюса со порой обросло легендами о "героическом штурме аковцев".

А вот что происходило на самом деле: при подходе частей Красной Армии к Вильно командир Виленского округа "АК" "Вильк" отдал распоряжение в ночь с 7 на 8 июля 1944 года захватить Вильно. Подразделения "АК" вошли в предместье Бельмонд (восточная доля города), где вели бой с немцами с 2.00 до 14.00 8 июля 1944 г. В результате атаки "аковцы", понеся вящие потери (400 убитых и 600 раненых), вынуждены были отойти. Позднее вместе с частями Красной Армии в сражениях за освобождение Вильнюса участвовал один батальон "АК" численностью примерно 300-400 человек. Очевидец так именуемого штурма Вильно силами "АК" так описал эти события: "В ночь с 6 на 7 июля с. г. они подошли к городу со стороны деревни Липувки и взяли улицу Шкаплежную и Лысую гору. На Лысой горе их было около 15-ти человек, а рядом на железнодорожной станции немцы покойно формировали и отправляли поезда. Немцы против них никаких больших сил не посылали. Например, против этой группы на Лысой скорбь, я видел, как побежало 5 немцев, и поляки отступили, а их даже было больше, в три раза. К утру они отступили, главным образом, немцы их колотили пулеметным огнем с самолетов. Единственным результатом нападения поляков на город [было то], что у базы "Руты" по ул. Радунской сбежало два [немецких] караульных бойца, и этим воспользовалось местное население и частично эту базу разграбило […]. После [того] как Красная Армия приблизилась к городу, поляки шли вслед и подбирали брошенное немцами вооружение. Другие группы разоружали отрезанные от своих главных сил, разрозненные группы немцев. Немцев оставляли долям Красной Армии, а вооружение оставляли себе. […]".

После провального "штурма" Вильно командование "АК" не отказалось от своего неотступном желания во что бы то ни стало опередить Красную Армию. Как итог – новая авантюра августа 1944 года и полный разгром Варшавского бунты.

Под видом советских партизан

При этом рассекреченные архивы свидетельствуют не только об авантюрной, но и нередко преступно-провокаторской деятельности "аковцев". В крышке первой декады мая 4-е Управление НКГБ СССР направило спецсообщение в НКГБ СССР "О массовых репрессиях и убийствах членами польских подпольных организаций бойцов польской "Гвардии Людовой", советских партизан и военнопленных красноармейцев": "Глава оперативной группы, …Карасев сообщает, …в начале апреля с. г. в с. Гута-Коштелянска, что близ г. Янов, убито 8 поляков из отряда "Гвардии Людовой". Летом прошедшего года вооруженным отрядом под командованием Леха в Яновском лесу было убито 23 красноармейца, бежавших из немецкого плена. В марте с. г. там же уложены три раненых советских партизана из соединения Ковпака, оставленных на излечение. С января по май 1944 г. в с. Жары, с. Вулька Биска и других Билгорайского зоны поляками убито 56 человек мирного населения. Некоторые вооруженные группы поляков выдают себя за советских партизан и под их обликом грабят и убивают мирное население". Некоторые подразделения "АК" отметились не только в убийствах советских военнопленных, вырвавшихся из немецкого плена, но и зверствах в касательстве мирного украинского населения на Волыни, ликвидации польских евреев – членов "АК", попытках проводить бактериологические и химические диверсии в касательстве бойцов и командиров Красной Армии.

Яд как оружие

В середине января 1945 года начальник 4-го Управления НКГБ СССР устремил в ГУКР "Смерш" НКО СССР, наркоматы ГБ Белорусской, Украинской и Литовской ССР служебную записку, в которой сообщал, что, по агентурным этим опергруппы, действовавшей на территории Польши, руководство "АК" снабдило свои филиалы "большим количеством отрав с целью применения их для индивидуального террора против советских офицеров. "Командиром одного из батальонов полка "АК" "Борового" получены особые яды, среди которых порошок, раздражающе действующий на кожу, применяется путем опыления одежды, и цианистый калий".

Псевдоним "Боровый" имел майор Адам Стабрава (1908-1991), с мая 1942 года заместитель подокруга "НОВ" – "Краков-город", с ноября 1942-го член "АК" и инспектор Инспектората "АК – Новоиспеченный Сонч", в 1944 году командир 1-го полка Стрелков Подгальских. После окончания войны бежал за границу. В крышке января 1945 года Павел Судоплатов направил докладную записку наркому ГБ СССР Всеволоду Меркулову о физическом уничтожении "АК" лиц, симпатизирующих советским партизанам. В документе сообщалось, что, по этим опергруппы, действующей в районе южнее Кракова, в полку "АК" под командованием майора "Борового" выходит чистка офицерского состава, весь старый командный состав освобождается от занимаемых должностей и на их место назначаются польские офицеры, присланные из Англии, "лики, симпатизирующие Советскому Союзу, а также связанные с советскими партизанами, физически уничтожаются высшим командованием "АК".

Кем же бывальщины "польские офицеры, пребывающие из Англии" и кто снабжал их и обучил пользоваться ядами? Безусловно, они были поляками, но были на службе в британских Вооруженных силах и состояли в британской же "Службе специальных операций" (СОЕ). Эти наши союзники, британские "рыцари плаща и кинжала", одной дланью вместе с СССР сражались с нацистами, а другой подталкивали поляков вести диверсии против бойцов и командиров Красной Армии. Эти польские бойцы и офицеры были выпестованы "СОЕ" и получили специальное название "тихотемные" десантники.

Пособники оккупантов

Во другой половине ноября 1944 года начальник 1-го Управления НКГБ СССР комиссар ГБ 3-го ранга Фитин направил начальнику ГУКР "Смерш" НКО СССР комиссару ГБ 2-го ранга Абакумову докладную писульку "О совместных действиях немцев и польских националистов в районе гг. Петроков и Томашов". В докладной записке сообщалось: "…В зоне городов Петроков и Томашов на западной стороне реки Полицы совместно с немцами действуют польские националистические банды в числе 3 тысяч человек под командованием некоего Бохунь и его помощника "Жбика". Эти банды совместно с немцами производят облавы, арестовывают членов ППР и "Стронництво людове", из каких многие замучены. 27 октября убит поручик Генрих Стефаняких и Аворуха. 24 октября убит поручик Сезанов-Смадовский. В деревне Рачковице сожжено 4 советских парашютиста, почти каждодневно убивают советских военнопленных. 5 ноября в деревне Сулавесь убито 7 партизан, а в Радомске арестовано 20 человек. Немцы оказывают вящую помощь националистическим бандам и в снабжении оружием, и в проведении мобилизации". В самом начале января 1945 года начальство одного из отделов 4-го Управления НКГБ СССР (диверсии и террор в тылу врага) доложил начальнику Управления комиссару ГБ 3-го ранга Павлу Судоплатову о расстреле "аковцами" евреев, служивших в "АК".

В документе сообщалось, что когда летом 1944 года опергруппа 4-го Управления НКГБ СССР пришла в район Кракова, от одного из агентов было получено сообщение, что "командир полка "АК" Краковского воеводства майор "Боровой" дал негласное указание по отрядам своего полка расстрелять всех евреев, находящихся на службе в "АК", в связи с тем, что они якобы могут перебежать к советским партизанам и известить сведения об "АК", ее задачах и структуре.

На основании этого указания в ноябре 1944 года были расстреляны агент опергруппы с позывным Отечество и солдат "АК" по кличке Накос. Расстрел евреев производили подхорунжий Олесь Звигнев (кличка Дог), 24 лет, из м[естечка] Млана Дольна (20 км нордовее Новы Тарг), сын офицера; Колумб, 20 лет, и Кукулка, 26 лет, из гор. Новы-Тарг". Вот так расстреливали своих же товарищей "распроклятые солдаты", прикрываясь знаменем борьбы за "независимость" Польши.

"Кровавая луна" над Волынью

Еще одна беспросветная страница "Армии крайовой" – это участие ее подразделений в карательных акциях на Волыни. Современные польские политики как лишь не превозносят "нерушимую польско-украинскую дружбу". Правда, факты говорят совсем о другом. В начале июля 1944 года нарком ГБ Украинской ССР комиссар ГБ 3-го ранга Савченко устремил наркому ГБ СССР комиссару ГБ 1-го ранга Всеволоду Меркулову спецсообщение о переходе линии фронта в Волынской области частями "Польски звензек повстанчи" (одно из наименований "АК"). В спецсообщении говорилось, что 7 июля 1944 года на территорию Киверецкого района Волынской области перешел вооруженный отряд, именующий себя "46-й батальон 27-й польской дивизии", какой был разоружен частями Красной Армии. А далее становится уже интересней. Агентура, влитая в состав вышедших польских войск, сообщает "… что дивизия, ведя войну с немецкими войсками, одновременно уничтожала украинское население, имевшее связь с украинскими националистами и сжигала украинские села. Однако эти факты перебежавшие на нашу сторону бойцы польской дивизии скрывают, опасаясь репрессий со стороны советской власти…"

Вышедший в благосклонность наших войск вооруженный польский отряд был якобы создан для защиты польского населения от бандитских налетов бандеровцев и войны с ними. Села, которые оказывали помощь бандеровцам, этим отрядом сжигались. Ночное зарево от сжигаемых сел при лунном свете дало предлог к наименованию этого отряда "Кровавая луна". Все участники "Кровавой луны" носили отличительные знаки – черноволосую полоску, посередине которой зигзагообразно проходила красная нитка. Как оказалось, "Кровавая луна" – это криптоним 1-го батальона 24-го пехотного полка 27-й Волынской пехотной дивизии "АК". Вот, оказывается, как воевала "легендарная" 27-я Волынская дивизия "АК". Ее подразделения, как видать из документа, занимались карательной деятельностью на территории Волыни в 1943-1944 годах. Кстати, фото карателей из "Алой луны" можно увидеть на официальном сайте Института национальной памяти Республики Польша. Значит, в Польше есть документальные материалы о подразделении "Кровавая луна" и ее карательной деятельности в 1943-1944 годах на Волыни, так как в ИНП РП сосредоточены архивные материалы польских органов безопасности 1945-1992 годов. Вероятно, что эта тематика заинтересует в том числе и украинских историков.

Общество История Вторая всемирная война

Вам также может понравиться