Смута. 1919 год. Одновременно со Златоустовской операцией 5-й армии выходило наступление 2-й и 3-й армий, наносивших удар в общем направлении на Екатеринбург. Две красные армии должны были решить сложную задачу: расшибить Сибирскую армию, освободить Пермь и Екатеринбург.

Разгром Сибирской армии. Как Алая Армия освободила Пермь и Екатеринбург
Команда бронепоезда «Сибиряк» армии Колчака на отдыхе. Лето 1919 г.

Разгром Сибирской армии. Пермская операция

Пермская операция завязалась 20 июня 1919 года, после освобождения Ижевско-Воткинского района. 2-я армия под командованием Шорина наносила удары на Кунгур, Красноуфимск, дальше на Екатеринбург. 3-я армия Меженинова наступала на Пермь с запада и северо-запада, далее на Екатеринбург. 21 июня 1919 г. части 2-й армии при поддержке Волжской флотилии форсировали реку Каму возле Осы и двинулись на Кунгур. В конце июня войска 2-й армии вышли на реку Ирень. Попытки белогвардейцев удержаться на восточном сберегаю не увенчались успехом. 29 июня части 21-й и 28-й стрелковых дивизий форсировали реку и сломили сопротивление противника на подступах к Кунгуру. Ночная штурм частей 21-й дивизии завершилась победой. 1 июля красные взяли Кунгур. Красная Армия получила плацдарм для дальнейшего освобождения горнозаводского Урала и ввела контроль над железной дорогой Пермь – Кунгур.

Севернее успешно наступали войска 3-й армии. К 30 июня части 29-й стрелковой дивизии вышли к реке Каме в зоне Перми. Южнее реку успешно преодолели с помощью судов Волжской флотилии полки 30-й стрелковой дивизии. На Каме разыгралось упорное сражение. Колчаковцы неплохо укрепились на восточном берегу реки. Их поддерживали вооруженные суда белой Камской флотилии под началом адмирала Смирнова. Камская флотилия заключалась из 4 дивизионов и имела на вооружении около 50 вооруженных судов, барж и катеров. Она получила задачу вместе с сухопутными армиями задержать наступление Красной Армии на рубеже Камы. В составе флотилии действовали вооруженные суда «Кент» и «Суффолк», укомплектованные британскими экипажами. Западные интервенты сообщали особое значение району Перми, так как планировали на этом направлении соединить Северный и Восточный фронты белых. Кроме того, в зоне Перми колчаковцы активно распространяли слухи, что им на помощь идут британские войска с новейшим оружием. Для «подтверждения» этих вестей некоторые колчаковские части были переодеты в британские мундиры, имели английские знаки различия. Их направили на передовую. Однако это не помогло. Красноармейцы продолжили наступление.

Чтобы ускорить захват Перми и создать угрозу окружения вражьих войск, командование 29-й стрелковой дивизии направило в обход города с севера 256-й полк. Советские войска переправились сквозь Каму и Чусовую и вышли в тыл колчаковцам, разбив противника под станцией Левшино. Это ускорило поражение противника. 1 июля 1919 года доли 29-й дивизии совместно с 30-й дивизией, наступавшей с юга, освободили Пермь. При отступлении белогвардейцы сожгли под Пермью большое количество пароходов и барж с резервами продовольствия, керосина и нефти. Были убиты пленные красноармейцы. Красные части вошли в пылающий город, окутанным огромными тучами дыма. Пылающие керосин и нефть разлились по реке.

Белые частично уничтожили свою военную флотилию, чтобы она не досталась красным. Истребили и гражданские суда. Орудия с «Кента» и «Суффолка» перевезли по железной дороге, суда затопили. Красным удалось захватить цельными только четыре корабля — «Смелый», «Бойкий», «Гордый» и «Страшный», с которых колчаковцы все же успели сбросить вооружение, бронирование и часть оборудования. Кроме того, красные захватили несколько бронекатеров. Часть судов была уведена на Чусовую, где их запоздалее также сожгли. Белогвардейцы выпустили из Нобелевских береговых резервуаров около 200 тысяч пудов керосина и подожгли его. Это было море пламени. Колчаковцы смогли увезти по железной дороге на Тобол только часть оружия, оборудования и три бронекатера.

Через несколько дней на пункт гибели камской флотилии прибыл специальный уполномоченный Совнаркома и Главода (Главное управление водного транспорта) В. М. Зайцев. В отчете Главоду он строчил: «Неприветливо встретила меня р. Кама… Уже недалеко от ее устья встретились остовы (погибших) судов… по мере моего продвижения по освобожденному зоне приходилось прямо ужасаться… пошли везде и всюду попадаться остовы сгоревших судов, как паровых, так и непаровых…». Ещё хуже было в Перми: «Всюду, насколь хватало поля зрения, веднели остовы догоравших и плавающих судов. Ужасная огненная вакханалия витала, видимо, здесь широко». И далее: «Когда мы дошли до устья р. Чусовой, то тут было что-то невообразимо ужасное. Кругом в кучи сбитые пароходы то справа, то слева торчали своими как бы взывающими о помощи головнями и изуродованными корпусами до неузнаваемости. Таковых кучек в 5–9 пароходов было несколько; после отправь одиночки, и так до самой пристани Левшино. Весь фарватер р. Чусовой представлял собою какой-то музей старых, ломанных, исковерканных железных изделий». Итого было уничтожено до 200 военных и гражданских судов. Параллельно колчаковцы сожгли и разрушили все береговые сооружения – пристани, строи, дома служащих и т. д.

Некоторые затопленные суда позднее подняли, но работы шли медленно, не хватало рабочих и техники. Часть кораблей, потопленных в Каме, подняли уже в годы Великой Отечественной войны, требовался металл на заводах. Кроме того, развивалось судоходство, и ложе чистили.

Колчаковцы при отступлении не смогли уничтожить все запасы. Красноармейцы захватили в Перми и её окрестностях большие запасы продовольствия – немало 1 млн. пудов соли, муку, мясо и т. д. Было захвачено 25 паровозов и более 1 тыс. вагонов. На заводах Мотовилихи было захвачено возле 1 млн. пудов стали, сотни орудийных стволов. С занятием Перми и примыкавшего к городу района Красная Армия окончательно похоронила планы Антанты и правительства Колчака о соединении Восточного и Нордового фронтов. После этого положение интервентов на Севере России стало безнадежным. Британский военный министр Черчилль в июле 1919 г., после разгрома нордового фланга колчаковского фронта, заявил в парламенте, что англичанам ничего не остаётся делать, как вывести войска из Архангельска. Это было крушение планов хозяев Заката на севере и востоке России.

Под ударами Красной Армии белая Сибирская армия быстро теряла боеспособность и разлагалась. Отступление повергло к полному падению дисциплины, значительную часть раненых составляли самострелы, не желающие воевать. Дезертирство стало повальным. Бойцы бежали из окопов ещё до начала боя. Целые части колчаковцев сдавались в плен. Так, 30 июня на участке 29-й дивизии в районе Перми пали два полка Сибирской армии – 63-й Добрянский и 64-й Соликамский полки. На сторону красных перешли около тысячи человек со всем вооружением и обозами. 7 июля на реке Сылве (35 км юго-восточнее Перми) пали три полка 1-й Сибирской дивизии в количестве 1,5 тыс. человек при 2 орудиях. Эта дивизия ранее считалась одной из наиболее стойких в армии Колчака. Офицеры, какие не пожелали сдаться вместе с солдатами, включая трех командиров полков, были расстреляны самими солдатами. Стоит отметить, что в это пора сдавшиеся и перешедшие на сторону Красной Армии бывшие колчаковцы стали одним из ресурсов для пополнения частей советских армий.

Разгром Сибирской армии. Как Алая Армия освободила Пермь и Екатеринбург
Адмиралы А. В. Колчак и М. И. Смирнов на реке Каме

Разгром Сибирской армии. Как Алая Армия освободила Пермь и Екатеринбург
Канонерская ладья Камской флотилии белых

Екатеринбургская операция

Поражение, понесённое колчаковской армией в районах Кунгура и Перми, вынудило Сибирскую армию к скороспелому отступлению на восток. Местами оно превратилось в бегство. Колчаковский фронт разваливался. Красная Армия продолжила наступление. 5 июля 1919 года завязалась Екатеринбургская операция. 3-я красная армия в это время находилась на рубеже рек Кама и Сылва, 2-я армия располагалась в водоразделе р. Сылвы и Уфы. Фронтальное движение 2-й армии, какая несколько опережала части 3-й армии, было на некоторое время приостановлено сильным сопротивлением Ударного сибирского корпуса.

Чтобы ускорить движение командование 3-й алой армии сформировало из кавалерийских частей оперативную конную группу в тыс. сабель под командованием Томина. Оперативная конная группа должна была перехватить извещение между Нижним Тагилом и Екатеринбургом, расчленяя боевые порядки противника. 14 июля, советская конница, сконцентрированная на правом крыле 3-й армии, 100 км восточнее Кунгура, была заведена в разрыв между белыми частями, созданный в ходе полного разгрома 7-й пехотной дивизии противника. В течение 3 дней алая кавалерия прошла около 150 км и вышла к линии железной дороги. Красные освободили Верхне-Тагильский, Невьянский, Висимо-Шайтанский и иные заводы Северного Урала. Перехватив участок железной дороги от Невьянского до станции Шайтанка, конники Томина отрезали нордовую группировку генерала Пепеляева от остальных войск Сибирской армии.

Разгром Сибирской армии. Как Алая Армия освободила Пермь и Екатеринбург
Красный командир Николай Дмитриевич Томин (1886—1924)

После этого конная группа Томина получила распоряжение нанести удар во фланг и тыл колчаковской группировке, которая отступала из горнозаводского района Урала. Красная конница повела наступление на станцию Егоршино – значительный железнодорожный узел. 19 июля конная группа захватила станцию. Успешный рейд красной конницы по тылам противника усилил хаос в линиях противника. Узнав о приближении красных, белогвардейцы бежали без боя или сдавались в плен большими группами. Только у станции Егоршино 19 июля колчаковцы смогли дать бой, но сквозь несколько часов были разгромлены. После Егоршина группа Томина освободила Ирбит, Камышлов, Долматов, а затем и Курган. Успешный прорыв алой конницы, наряду с наступление 2-й армии, привёл к дезорганизации управления и связи между разгромленными частями Белой армии, развалу колчаковского фронта и бегству остатков колчаковцев к Тоболу.

В то пора как конная группа Томина начинала свой победный марш, войска 2-й красной армии развивали наступление на Екатеринбург. Белогвардейцы оказали мощное сопротивление на линии железной дороги от Михайловского до Уткинского завода. Несколько дней здесь шли ожесточенные бои. Исход сражения разрешил обходной маневр бригады 28-й стрелковой дивизии. Красноармейцы горными тропами вышли в тыл противника и захватили станцию Мраморская, перехватив железную путь между Екатеринбургом и Челябинском. Возникла угроза окружения колчаковских войск, которые дрались на фронте. Белые вынуждены бывальщины немедленно отступить. Поздно вечером 14 июля части 28-й дивизии вошли в Екатеринбург.

Отступающие белогвардейцы не смогли удержаться полуденнее и юго-восточнее Екатеринбурга. В районе селения Кажакуль белые попытались остановить дальнейшее продвижение 5-й стрелковой дивизии. Тогда в бой был кинут лучший в дивизии 43-й полк под началом В. И. Чуйкова (будущий герой бороны Сталинграда, маршал СССР и дважды Герой Советского Альянса). Чуйков сковал противника с фронта и с конной разведкой обошёл белых с юга, нанес им удар с тыла. Колчаковцы были расшиблены и бежали. Красноармейцы взяли в плен 1100 человек и захватили 12 пулеметов. Разбитые белые войска бежали дальней на восток. 43-й полк был награжден революционным Красным знаменем.

Разгром Сибирской армии. Как Алая Армия освободила Пермь и Екатеринбург

Поражение южного крыла колчаковского фронта

Наряду с твердым наступлением Красной Армии на северном фланге и центре Восточного фронта красное командование готовило удар и на южном фланге – по уральским белоказакам и Полуденной армии. В Оренбургской и Уральском районах белые ещё имели численное превосходство над красными армиями. 4-я красная армия в Уральской районы насчитывала 13 тыс. бойцов, против неё было 21 тыс. штыков и сабель противника (из них сабель 15 тыс.). 1-я красная армия (вводя и Оренбургскую группу) насчитывала около 11 тыс. штыков и сабель, белые имели против неё примерно такие же силы.

Белоснежные ещё стояли под Оренбургом и осаждали Уральск. Два с половиной месяца красный гарнизон отбивал атаки противника. Белые предприняли три генеральных штурма города, но не добились победы. 26 июня белоказаки захватили Николаевск, в 65 км от Волги. Это потребовало большое беспокойство в Москве, где опасались соединения колчаковцев с армией Деникина, которая вела наступление на волжском направлении. Командующий Полуденной группой войск Фрунзе получил указание организовать разгром уральско-оренбургского белого казачества. Был разработан план Уральской операции. 3 июля 1919 г. это план был сообщен командованию 1-й и 4-й армий. Он предусматривал освобождение Уральска от блокады, выход советских армий на линию железной дороги Уральск – Урбах, освобождение правого берега реки Урал на всём среднем течении. Гарнизон Оренбурга должен был намести удары на Илецк и Актюбинск, расчищая путь на Туркестан. Главный удар на Уральск наносила группа под командованием Чапаева – 25 дивизия и Особая бригада.

5 июля 1919 г. армии Южной группы начали наступление. Переброшенная из-под Уфы хорошо вооруженные, укомплектованная и с высоким боевым духом 25-я стрелковая дивизия Чапаева намела поражение частям Уральской армии. 11 июля части 25-й дивизии разорвали кольцо блокады Уральска. 192-й, 194-й и 196-й стрелковые полки вынесли долгую осаду и радостно встретили чапаевцев. После освобождения Уральска от осады 4-я армия развила наступление по трём курсам: на Лбищенск, на Сломихинскую и на Нижнюю Казанку. Уральская армия отступила по всему фронту. 9 августа чапаевцы взяли Лбищенск. Белоказаки удалились вниз по р. Урал. Таким образом, Красная Армия освободила Уральск и большую часть Уральской области. Никаких чаяний на соединение белых на Восточном фронте с армией Деникина больше не было.

Со второй половины июля активизировала свои поступки 1-я красная армия. 1 августа красные освободили Илецкий городок и начали подготовку к наступлению против Южной армии белоснежных.

Разгром Сибирской армии. Как Алая Армия освободила Пермь и Екатеринбург
Источник карты: http://башкирская-энциклопедия.рф

Реорганизация армии Колчака. Разложение белых войск

После разгрома Сибирской армии Колчак наконец сбросил с командования Гайду. Сибирскую армию возглавил Михаил Дитерихс. Он в годы Первой мировой войны был начальником штаба 3-й армии, с 1916 г. командовал экспедиционной бригадой на Салоникском фронте. После Февральской революции возглавлял штаб Персоной Петроградской армии, был генерал-квартирмейстером Ставки. Пытаясь остановить развал своей армии 21 июля Колчак произвёл реорганизацию своих армий. Официально образованный Восточный фронт состоял из четырёх армий. Сибирская армия была разделена на 1-ю армию под началом Пепеляева (на тюменском курсе) и 2-ю армию Лохвицкого (на курганском направлении). Пепеляев в годы войны возглавлял конную разведку полка, в Сибирской армии был командиром 1-го Средне-Сибирского корпуса. Лохвицкий был многоопытным командиром, который в годы мировой войны командовал русской экспедиционной бригадой, затем дивизией во Франции. В армии Колчака возглавлял 3-й Уральский горный корпус.

Однако эта реорганизация не мощно помогла. Колчаковская армия разлагалась, что усиливалось от поражения к поражению. Когда посыпались неудачи, сразу всплыли все слабости Русской армии Колчака: низенький уровень командования, кадровый голод, отсутствие социальной базы (мобилизованные крестьяне и рабочие теперь массами переходили на сторонку красных), отсутствие сильных, спаянных частей (каппелевцы и ижевцы были исключениями). Красная пропаганда стала мощным информационным оружием, разваливающим линии белых. Она слабо действовала, пока Белая армия победоносно рвалась к Волге. А когда пошли сплошные поражения, белоснежные целыми частями стали дезертировать, сдаваться в плен и даже с оружием в руках переходить на сторону Красной Армии, убивая или сдавая в плен своих командиров.

Мобилизованные мужики с Поволжья и Урала видали, что белые проигрывают, что их армия всё дальше отходит на восток. Они не желали идти в Сибирь. Поэтому дезертировали или сдавались в плен, чтобы вернуться в родимые места. А крестьяне из Сибири видели, что в условиях развала колчаковского фронта им будет легче вернуться домой в рядах Алой Армии. Подходившие пополнения сообщали известия о массовых восстаниях и красной партизанщине в тылу армии Колчака, и которые также углублялись по мере разгрома белых армий. В результате масштабы сдачи и перехода солдат армии Колчака приняли массовый нрав. На юге столь массовой сдачи не было, что было связано с наличием сильного добровольческого ядра, мощных белоказачьих соединений Дона и Кубани. На восходе армии комплектовали из мобилизованных крестьян и рабочих, которые не поддерживали власть Колчака, и при первой возможности старались бежать или пасть в плен. В результате белые армии быстро таяли, разложение войск вело к большим потерям, чем прямые боевые поступки. Красная Армия получила ещё один существенный источник пополнения живой силы. Перебежчиков и пленных переводили в надежные доли, ставили крепких командиров.

Белое командование этот процесс остановить не смогло. Кадровый голод в период поражений лишь усилился. Большинство командиров младшего звена составляли прапорщики из гимназистов и юнкеров, которые прошли 6-недельные курсы. Они не имели никакого веса среди солдат. Командование среднего также было слабым. Большая часть офицеров, которые не приняли советскую воля, бежали на юг, на восток подалось меньшинство. Кадровых офицеров было мало, а из имеющихся многие погибли. Остальные были запасниками, офицерами производства различных восточных правительств (директорий, областных правительств и пр.), их военные качества были низкими. Даже командиры с боевым опытом, фронтовики в критической ситуации, в ходе начала волнений в армиях, предпочитали бежать, бросая свои части, опасаясь, что их убьют или уведут в плен к красным.

Неудовлетворительным было высшее командование. Сам Колчак был лишь стягом, в вопросах боевых действиях на суше он не разбирался. Лучшие полководцы Белой армии были на Южном фронте. На Восточном фронте была мешанина из бездарностей, авантюристов и подлинно талантов. Если Каппель, Пепеляев и Войцеховский были умелыми военачальниками, то Гайда, Лебедев (начальник ставки Колчака) и Голицын своими поступками губили армию. Не хватало умелых, опытных командиров армий, корпусов и дивизий. Процветал авантюризм, партизанщина и «демократия», когда получаемые распоряжения критиковали, корректировали по своей воле или вообще игнорировали. Рождались эффектные на бумаге планы разгрома красных, но невыполнимые в реальности.

Разгром Сибирской армии. Как Алая Армия освободила Пермь и Екатеринбург
Командующий Сибирской армией и Восточным фронтом белоснежных Михаил Константинович Дитерихс (1874—1937)

Разгром Сибирской армии. Как Алая Армия освободила Пермь и Екатеринбург
Командир 1-го Средне-Сибирского корпуса и командующий 1-й армии белых Анатолий Николаевич Пепеляев (1891—1938). Ключ фотографий: https://ru.wikipedia.org

Источник

Вам также может понравиться