Тему номера завершает публикация архивных документов, срывающих личины с изменников РодиныВ 1945 году процесс выявления пособников шел параллельно с подготовкой Международного трибунала в Нюрнберге и с подготовкой “советских Нюрнбергов”. В РГАСПИ хранится ряд значимых документов на эту тему. Кроме подготовки показательных отворённых судебных процессов над пособниками оккупантов и подготовки к Международному трибуналу в Нюрнберге дела о преступлениях, в том числе совершенные коллаборационистами, рассматривали Военные коллегии Верховного корабля союзных республик. Решения коллегий направлялись в комиссию по судебным делам Политбюро ЦК ВКП (б). Члены комиссии соглашались с вынесенным вердиктом либо вносили свои коррективы. Протоколы комиссии по судебным делам входили в категорию документов “Особая папка”.

"Отечество" публикует архивные документы, срывающие маски с изменников Родины

Конвой ведет изловленных в г. Невель изменников Родины. Впереди бывший начальник полиции Кулаков.

"Советские Нюрнберги"

Протоколы раскрывают социальный состав приговоренных в 1945 г. к высшей мере кары, некоторым из которых высшая мера заменялась годами каторжных работ (впоследствии многие вышли по амнистии 1955 г.)1. Замена тленной казни годами каторжных работ диктовалась прагматикой послевоенного времени: для восстановления разрушенных городов нужны были пролетарии руки. В числе приговоренных были военные коллаборационисты и банальные уголовники, дезертиры и расхитители государственной собственности.

Приводимые документы:

– позволяют реконструировать методы вербовки в РОА из числа советских военнопленных, когда одна критическая фраза в адрес генерала Власова, перебежавшего на сторону врага, стоила жизни 75 военнопленных;

– опровергают представление о более мягком (в отличие от германского) румынском оккупационном порядке – так, обыденный приказ закопать двух евреев живыми отдавал именно представитель румынской оккупационной администрации;

– подтверждают, что уголовные правонарушения не имеют никакого отношения ни к партийности, ни к социальному происхождению;

– свидетельствуют о том, что использование националистической риторики обеспечивает привлечение коллаборационистов для самой нечистой работы (уничтожение партизан и местного населения) за пределами собственной территории ("Туркестанский батальон" в Греции и латышские эсэсовцы в Белоруссии).

Стилистика документов сохранена, документы печатаются с учетом нынешней орфографии.

Публикацию подготовила Марина Дацишина, кандидат исторических наук, главный специалист РГАСПИ.

"Отечество" публикует архивные документы, срывающие маски с изменников Родины

Члены Военного трибунала (слева вправо) полковник юстиции Виноградов, председатель суда генерал-майор юстиции Кедров, полковник юстиции Сахаров. БССР. 24.1.1946 г.

№ 1 Сов. негласно

Экз. № 1

Протокол № 54

Заседания комиссии Политбюро ЦК ВКП (б) по судебным делам

От 23 октября 1945 года

Председательствовал – тов. Шкирятов М.Ф.2

Присутствовали члены комиссии: тт. Меркулов В.Н.3, Горшенин К.П.4

Слушали:

Постановили:

1. По делам Военной Коллегии Верхсуда УССР –

Докладчик – тов. Ульрих В.В.5

1. Малышева Елизавета Александровна, рожд. 1906 года, уроженка Слободского зоны Смоленской области; русская, из крестьян-бедняков, с незаконченным средним образованием, бухгалтер, замужняя, не судима; муж и брат служат в Красной Армии.

Военный трибунал армий НКВД Белорусского округа 24 августа 1945 года приговорил Малышеву Е.А. к расстрелу по ст. 63-2 УК БССР.

Малышева, проживая на оккупированной территории, в 1942 г. ввела связь с советскими партизанскими отряда[ми] "Бати" и выполнила несколько разведывательных заданий партизан. В том же году она была передана для дальнейшей труды в разведывательный отдел штаба 4 Армии. 13 июля 1942 г., при выполнении второго задания штаба армии, Малышева в зоне г. Смоленска была арестована немецкой полицией. На допросе она сообщила немцам о своей связи с партизанским отрядом и штабом армии, после чего была завербована немецкой рекогносцировкой.

По заданию последней Малышева в августе 1942 г. выявила и предала советских граждан Жиглинского и Плотникова, которые имели связь с партизанами. В итоге этого предательства названные лица были немцами арестованы и расстреляны.

В сентябре 1942 г. Малышева, путем провокации, предала группу военнопленных в числе 5 человек, трудившихся при госпитале, которые готовились к переходу на сторону партизан. В результате один из этих военнопленных был немцами расстрелян, а остальные заключены в стан.

В ноябре 1942 г. она, также путем провокации, выдала немцам 5 советских патриотов, в том числе Демина Н. и Демина Е., проводивших диверсионную труд на транспорте в тылу немцев. В результате указанные лица были арестованы и дальнейшая их судьба неизвестна.

В июне 1942 г. по доносу Малышевой бывальщины арестованы и заключены в концлагерь связные партизанского отряда Гавриил, Галина, Рита (фамилии их неизвестны) и Малычкина. В январе также по доносу Малышевой бывальщины арестованы за связь с партизанами 7 советских граждан, из них Коссиоров и Соколов немцами расстреляны, а остальные заключены в концлагерь.

В марте 1944 г. Малышева была назначена немцами на место следователя СД, после чего вела следствие по делам арестованных советских граждан. По заключению, составленному Малышевой, арестованная Шилина Вера была расстреляна немцами за связь с партизанами. В апреле 1944 г. Малышева в течение месяца возглавляла деятельностью агентуры СД в г. Могилеве, при этом арестовывала советских граждан. За свою преданность немцам и активную службу Малышева была вознаграждена немцами медалью и выезжала на экскурсии в Германию. Виновность Малышевой подтверждается показаниями 2-х соучастников и 9 свидетелей.

Малышева Е.А. виновной себя признала и в ходатайстве на имя Президиума Верховного Рекомендации СССР просит сохранить ей жизнь.

Согласиться с применением расстрела к Малышевой Е.А.

"Отечество" публикует архивные документы, срывающие маски с изменников Родины

Постановление ЦК ВКП(б) о назначении Комиссии по руководству работой советских представителей в Интернациональном Трибунале в Нюренберге. 21 ноября 1945 г.

2. Рожко Михаил Якубович, рожд. 1892 года, уроженец и житель с. Чернолевка, Атакского зоны, Молдавской ССР; молдаванин, из крестьян-бедняков, единоличник, неграмотный, беспартийный, вдов, не судим.

Врачан Иван Степанович, рожд. 1896 года, уроженец и обитатель с. Чернолевка, Атакского района, Молдавской ССР; молдаванин, из крестьян-середняков, единоличник, малограмотный, беспартийный, вдов, не судим.

Военный Трибунал армий НКВД Молдавской ССР 20 августа 1945 года приговорил Рожко М.Я. и Врачана И.С. к расстрелу по ст. 54-1а УК УССР.

Рожко и Врачан, проживая на оккупированной территории, в июле 1941 г. по предложению румынского офицера и старосты закопали на скотском погост в землю живым еврея Хардак Альтера.

Виновность осужденных подтверждается показаниями свидетелей. Рожко М.Я. и Врачан И.С. виновными себя признали. Адвокат-защитник осужденных – в ходатайстве на имя Президиума Верховного Рекомендации СССР просит сохранить Рожко и Врачану жизнь.

Расстрела к Рожко М.Я. и Врачану И.С. не применять, заменив каждому двадцатью годами каторжных трудов.

"Отечество" публикует архивные документы, срывающие маски с изменников Родины

Служебный пропуск на судебный процесс в здание минского Окружного Дома офицеров Малина В.Н.

[…]

8. Сабашвили Тарас Ивлианович, рожд. 1898 года, уроженец с. Чала-Сахдари, Махарадзенского зоны Грузинской ССР; житель г. Тбилиси; грузин, из крестьян-бедняков, со средним образованием, бухгалтер, беспартийный, женат, не судим; бывш. кассир эвакогоспиталя № 1560 в г. Тбилиси.

Военный Трибунал гарнизона г. Тбилиси Закавказского фронта 16 июля 1945 года приговорил Сабашвили Т.С. к расстрелу по закону 7 августа 1932 года.

Дефиницией Военной Коллегии Верхсуда СССР от 30 августа 1945 года В[ысшая] [Мера] Н[аказания] Сабашвили заменена 10 годами лишения независимости в И[справительном] Т[рудовом] Л[агере], с поражением в правах на 5 лет.

Постановлением Пленума Верховного суда СССР от 28 сентября 1945 года дефиниция Военной Коллегии Верхсуда СССР – о замене Сабашвили расстрела отменено и приговор оставлен в силе.

Сабашвили, являясь кассиром эвакогоспиталя № 1560, линией различных мошеннических комбинаций, присваивал и растрачивал государственные средства. Наряду с этим, будучи уполномоченным по выдаче хлебных и продуктовых карточек, он линией составления подложных требований и списков, получав излишние хлебные и продуктовые карточки, реализовывал их, а вырученные от продажи средства обращал в свою прок. За время с января 1944 г. по март 1945 г. Сабашвили вместе с соучастником-бывш[им] главным бухгалтером госпиталя – Ананиашвили присвоил и расточил 243 296 рублей и без участия Ананиашвили – 13 742 рубля. Кроме того, с сентября 1943 г. по декабрь 1944 г. Сабашвили прикарманил 5976 хлебных и продуктовых карточек, стоимость продуктов по которым составляет 183 893 рубля по государственным ценам.

Виновность Сабашвили подтверждается свидетельствами соучастника и 2-х свидетелей, а также заключением бухгалтерской экспертизы.

Сабашвили Т.И. виновным себя признал. Жена осужденного в ходатайстве на имя Президиума Верховного Рекомендации СССР просит сохранить Сабашвили жизнь.

Расстрела к Сабашвили не применять, заменив пятнадцатью годами каторжных работ.

[…]

"Отечество" публикует архивные документы, срывающие маски с изменников Родины

Изменщики на скамье подсудимых. БССР. 1946 г.

11. Аманов Еллы, рожд. 1922 года, уроженец и житель Туркмении; туркмен, колхозник, беспартийный, безграмотный, женат, не судим.

Военный Трибунал войск НКВД Туркменской ССР 4 сентября 1945 года приговорил Аманова Еллы к расстрелу по ст. 54-1-1 и 54-17 УК Туркменской ССР.

Аманов в октябре 1942 г., с мишенью уклонения от мобилизации в Красную Армию, бежал в Иран. В сентябре 1943 г. он возвратился в СССР и явился с повинной. В феврале 1945 г. Аманов вторично нёсся в Иран к своим родственникам. В апреле 1945 г. он и соучастник Эсаналиев, будучи вооружены винтовкой, охотничьим ружьем и кинжалом, подпольно перешли из Ирана в СССР. Встретившись с соучастником Курбановым, они организовались в бандитскую шайку, после чего направились в глубь песков Кара-Кум за своими семействами с целью увести их в Иран. В пути следования Аманов и соучастники убили и ограбили железнодорожника Медетова, труп которого кинули в песках. Тогда же они ограбили колхозников, забрав у них 7 верблюдов и трех ослов. 17 мая 1945 г., на обратном пути в Иран, бандиты бывальщины обнаружены работниками НКВД. На предложение последних – сложить оружие, бандиты ответили отказом и вступили в перестрелку. Во время этой перестрелки соучастники – Эсаналиев был уложен, а Курбанов сдался. Несмотря на это, Аманов продолжал отстреливаться, но все же был задержан и обезоружен.

Виновность Аманова подтверждается показаниями соучастника Курбанова и свидетелей, а также актом медицинского вскрытия тела Медетова.

Аманов Еллы виновным себя признал.

Согласиться с применением расстрела к Аманову Еллы.

[…]

"Отечество" публикует архивные документы, срывающие маски с изменников Родины

Выдержки из протокола. РГАСПИ. Ф. 17. Оп. 166. Д. 756. Л. 33. Верховный суд СССР. Туркестанский батальон.

14. Курбанов Акрам, рожд. 1919 года, уроженец и обитатель г. Коканда, Ферганской области, Узбекской ССР; узбек, из крестьян-середняков, служащий, с 5-классным образованием, беспартийный, холост, не судим; бывш. помощник командира взвода, старший сержант; в Алой армии служил с 1937 по 1940 год и вторично с июня 1941 года.

Военный Трибунал 37-й армии Южной группы армий 25 августа 1945 года приговорил Курбанова Акрама к расстрелу по ст. 58-1б УК РСФСР.

Курбанов в июле 1941 г. угодил в плен к немцам. Находясь в плену, он в сентябре 1942 г. вступил в немецкую армию, в т.н. "Туркестанский легион" и служил в его составе по апрель 1945 г. в местах командира взвода и помощника командира роты, причем имел звание фельдфебеля, а затем – лейтенанта. Состоя в указанном легионе, Курбанов в мае 1943 г. участвовал в карательной экспедиции в г. Сиглово (Польша), где каратели расстреляли 5 миролюбивых жителей, сожгли несколько домов и разграбили имущество. В мае 1944 г., во время карательной экспедиции в с. Анна-Грамматикул (Греция) группа карателей под руководством Курбанова взяла и отправила на расправу в гестапо до 40 мирных греков и сожгла до 25 домов, а имущество из этих домов было разграблено. Тогда же каратели изнасиловали несколько гречанок, из каких одну изнасиловал Курбанов6. Кроме того, Курбанов в феврале 1945 г. участвовал в карательной экспедиции в дер. Василики (Греция) и нес караульную службу по охране различных немецких объектов.

Виновность Курбанова подтверждается свидетельствами соучастников.

Курбанов Акрам виновным себя признал в ходатайстве на имя Президиума Верховного Совета СССР просит сохранить ему существование.

Согласиться с применением расстрела к Курбанову Акраму.

[…]

24. Лазарович Дмитрий Васильевич, рожд. 1921 года, уроженец и житель Станиславской районы; украинец, крестьянин-середняк, с 5-классным образованием, холост, не судим.

Военный Трибунал войск НКВД Станиславской области 29 августа 1945 года приговорил Лазаровича Д.В. к расстрелу по ст. ст. 54-1а и 54-11 УК УССР.

Лазарович в начине 1942 года вступил в "ОУН", где был связным. В сентябре того же года он поступил на службу к немцам в качестве полицейского и нес караульную службу по охране гетто. В марте 1944 года Лазарович вступил в банду "УПА", при этом был зачислен в "СБ", а в ноябре того же года организовал и возглавил районную боевку "СБ", в числе 12 бандитов. В августе 1944 года он приостановил советского активиста Комана и доставил его в "СБ", где Коман после допроса был убит. В ноябре 1944 г. Лазарович приостановил Варатняка, выполнявшего задание по установлению местонахождения банды, допросил его и приказал повесить, что подчиненные Лазаровичу бандиты выполнили.

В декабре 1944 года по его распоряжению бывальщины расстреляны Орещук вместе с матерью и сестрой за то, что Орещук бежал из "УПА". Тогда же по распоряжению Лазаровича были уложены Тодосейчук Прасковья и ее 16-летний сын за оказание содействия советским войскам. Одновременно другой боевкой "СБ" на основании донесения Лазаровича бывальщины убиты 4 гражданина за предоставление ими убежища еврею. В начале 1945 года, также по распоряжению Лазаровича, были убиты Дроняк и его супруга за то, что они призывали население вести борьбу против "УПА". 25 апреля 1945 года , во время облавы, Лазарович был приостановлен и у него отобран пистолет с 13 патронами и граната.

Виновность Лазаровича подтверждается показаниями 3-х свидетелей.

Лазарович Д.В. виновным себя признал и в ходатайстве на имя Президиума Верховного Рекомендации СССР просит сохранить ему жизнь.

Согласиться с применением расстрела к Лазаровичу Д.В.

[…]

Председатель: (Шкирятов)

Члены комиссии: (В. Меркулов)

(К. Горшенин)

РГАСПИ. Ф. 17. Оп. 166. Д. 756. Л. 20-66.

Подбросить. Машинописный текст, подписи – автографы Горшенина, Меркулова, Шкирятова, резолюции – автографы Л.М. Кагановича, Г.М. Маленкова, А.И. Микояна, В.М. Молотова.

1. О мерах пресечения в касательстве военных коллаборантов из прибалтийских республик см.: Дюков А.Р. Милость к падшим: Советские репрессии против нацистских пособников в Прибалтике. М., 2009.

2. Шкирятов Матвей Федорович (1883-1954) – в 1945 г. – заместитель председателя Комитета партийного контроля при ЦК ВКП(б).

3. Меркулов Всеволод Николаевич (1895-1953) – в 1945 г. – нарком государственной безопасности СССР.

4. Горшенин Константин Петрович (1907-1978) – в 1945 г. – Прокурор СССР.

5. Ульрих Василий Васильевич (1889-1951) – в 1945 г. – председатель Военной коллегии Верховног.о Корабля СССР.

6. Аналогичные факты изнасилования итальянских женщин гумьерами (марокканские солдаты во французской армии) реконструированы в кинофильме "Чочара" итальянского режиссера Витторио де Сика, сброшенного в 1960 г. по одноименному роману Альберто Моравиа.

7. Шверник Николай Михайлович (1888-1970) – в 1945 г. – кандидат в члены Политбюро ЦК ВКП(б), заместитель председателя Совнаркома СССР.

8. Сафонов Григорий Николаевич (1904-1972) – в 1945 г. – первоначальный заместитель Прокурора СССР.

Вам также может понравиться