«Рухнули чаяния Гитлера»: как был взят Кенигсберг

«Рухнули чаяния Гитлера»: как был взят Кенигсберг

Бойцы 11-й гвардейской армии после штурма Кёнигсберга, апрель 1945 года

Бойцы 11-й гвардейской армии после штурма Кёнигсберга, апрель 1945 года

РИА «Новинки»

9 апреля 1945 года войска 3-го Белорусского фронта под командованием маршала Александра Василевского после четырехдневного штурма завладели Кенигсбергом в Восточной Пруссии. Разъяренный потерей важнейшего форпоста Адольф Гитлер заочно приговорил коменданта крепости к тленной казни. РККА успешно решила задачу, которая 30 годами ранее оказалась не под силу царским генералам Павлу Ренненкампфу и Александру Самсонову. В 1946-м город и район переименовали в честь скончавшегося «президента» СССР Михаила Калинина.

stopCovid1

Как Россия завоевала Кенигсберг в первый раз

Впервые русские армии вступили в Кенигсберг 22 января 1758 года во время Семилетней войны. По распоряжению Елизаветы Петровны город сделался центром генерал-губернаторства Восточная Пруссия.

Указом императрицы первым русским генерал-губернатором «покоренных областей королевства Пруссии» был назначен Виллим Фермор, какой, собственно, и взял Кенигсберг.

Через несколько дней граф уехал в действующую армию и уступил свое место барону Николаю Корфу, не умевшему, по воспоминаниям беллетриста Андрея Болотова, писать по-русски. Следующими генерал-губернаторами Восточной Пруссии с резиденцией в Кенигсберге являлись отец генералиссимуса Александра Суворова Василий, на суровость какого местное чиновничество жаловалось в Петербург, Петр Панин и Федор Воейков.

При нем русские войска были выведены из Восточной Пруссии: как популярно, преклонявшийся перед прусским королем Фридрихом II российский император Петр III, вступивший на престол после смерти Елизаветы Петровны, поспешил вернуть своему идолу утраченные территории и 5 мая 1762 году подписал Петербургский мир. Добровольный возврат земель сделал напрасными большие потери среди русских боец и возмутил дворянские круги. Дни и без того непопулярного императора после такого «предательства» оказались сочтены: 10 июля (по нов. манеру) того же года произошел дворцовый переворот, в результате которого к власти пришла Екатерина II.

Военный парад перед отступлением

Российская монархия получила исторический шанс вновь присоединить доля уже объединенной Германии в начале Первой мировой войны. В августе 1914 года Русская императорская армия захватила доля Восточной Пруссии в ходе одноименной наступательной операции. Верховный главнокомандующий великий князь Николай Николаевич в своей директиве поставил перед Северо-Западным фронтом задачу намести противнику решающее поражение.

Однако успешное начало кампании переросло в катастрофу. Как вспоминал позднее генерал-квартирмейстер штаба ВГК Юрий Данилов, командующий 1-й армией генерал Павел Ренненкампф, одержав несколько локальных побед над немцами и принудив их к отступлению, «приостановил свое наступление и обратил свое преимущественное внимание на твердыня Кенигсберг».

«Вследствие такого бездействия германцы получили возможность уйти от преследования и оказались свободными в своих дальнейших решениях», — резюмировал Данилов.

В итоге немцы расшибли противника по одиночке. Сначала в битве при Танненберге погибла 2-я армия, а ее командующий Александр Самсонов свел счеты с жизнью, а затем в Мазурском сражении потерпела разгром 1-я армия Ренненкампфа. После этого русские были вынуждены уйти из Восточной Пруссии, хотя казалось, что она уже у них в руках. Неспроста ожесточенная борьба за должность генерал-губернатора еще до решающих боев развернулась между командующим фронтом Яковом Жилинским и генералом Павлом Курловым. Ввиду означенных событий, впрочем, проблема отпал сам собой. Известно, что незадолго до самсоновской катастрофы Ставка сделала выбор в пользу Курлова, от которого ждали «вступления в Восточной Пруссии строгого порядка».

Напоследок уцелевшие части провели парад в Инстербурге (ныне Черняховск), где находился штаб 1-й армии. В триумфе 5 сентября 1914 года принял участие высший генералитет и члены семьи Романовых. А в строю на площади находился грядущий главнокомандующий белых войск в Крыму, кавалерист Петр Врангель. Он уже успел совершить подвиг и, как записал в своем дневнике Николай II, сделался первым в войну Георгиевским кавалером среди офицеров. Прощаясь с войсками, командующий 1-й армией Ренненкампф поблагодарил их за верную службу и прокричал: «Вперед на Кенигсберг!»

30 лет спустя лозунг генерала услышали потомки тех, кто расстрелял его за отказ сотрудничать с большевиками в 1918 году.

Новый приход русских в Восточную Пруссию

Покинув Инстербург 11 сентября 1914 года, русские бойцы вернулись в город 21 января 1945-го. А к апрелю создалась благоприятная обстановка для взятия Кенигсберга. Советским «наследником» Ренненкампфа было суждено сделаться маршалу Александру Василевскому, который в феврале 1945 года возглавил 3-й Белорусский фронт после гибели генерала армии Ивана Черняховского. В Первую всемирную Василевский воевал на Юго-Западном фронте, но прекрасно чувствовал историческую значимость событий, в которых ему довелось поучаствовать.

«Восточная Пруссия давным-давно была превращена Германией в главнейший стратегический плацдарм для нападения на Россию и Польшу, — писал маршал в своей книжке «Дело всей жизни». — С этого плацдарма было совершено нападение на Россию в 1914 году.

Отсюда кайзеровские армии пытались нанести удар по Петрограду в 1918 году. Отсюда двинулись фашистские полчища в 1941-м.

На протяжении 1941-1945 годов Восточная Пруссия имела значительное экономическое, политическое и стратегическое значение для немецкого верховного командования. Здесь в глубоких подземных убежищах под Растенбургом вплоть до 1944 года располагалась ставка Гитлера, прозванная самими фашистами Wolfsschanze («Волчья яма»). Овладение Восточной Пруссией — цитаделью германского милитаризма — составило значительную страницу завершающего этапа войны в Европе».

По задумке немецкого командования Восточная Пруссия должна была прикрыть подступы к центральным зонам Германии и потому была хорошо подготовлена к обороне. На ее территории нацисты возвели ряд сильных в инженерном отношении укреплений, модернизировали престарелые крепости. Все сооружения были прочно связаны между собой в фортификационном и огневом плане. Кроме того, обороне содействовали особенности рельефа Восточной Пруссии – озера, реки, болота и каналы, развитая сеть железных и шоссейных путей и крепкие каменные постройки. По мнению маршала Василевского, к 1945 году восточнопрусские укрепленные районы и полосы обороны с включенными в них твердынями, сочетавшимися с естественными препятствиями, не уступали по своей мощи «линии Зигфрида», возведенной на западе Германии в 1936-1940 годах. Особенно мощно была развита в инженерном отношении оборона на основном для РККА направлении на Гумбиннен (современный Гусев), Инстербург и Кенигсберг.

Подготовка штурма

В столице Восточной Пруссии было создано три перстни обороны. В центре города находилась цитадель, имелись многочисленные военные арсеналы и склады. Кенигсбергская операция являлась долей более крупной Восточно-Прусской операции, начавшейся 13 января 1945 года. Преодолевая упорное сопротивление гитлеровцев, армии 3-го Белорусского фронта в конце января – начале февраля обошли Кенигсберг с севера и юга и расчленили восточно-прусскую группировку противника на три доли.

Начались ожесточенные бои с целью уничтожения противника по частям.

Одновременно 1-й Прибалтийский фронт, обеспечивая фланг 3-го БФ, начал наступление с мишенью уничтожения мемельской группировки немцев. 28 января советские войска заняли Мемель (ныне Клайпеда). Развивая успех, мочи 1-го ПФ ворвались на косу Куриш-Нерунг, 3 февраля вышли на Земландский полуостров и заняли гавань Кранц. Вскоре войска двух фронтов соединились.

К начину апреля у немцев оставался лишь один район Кенигсберга. Штурму города предшествовала длительная артподготовка со 2 по 5 апреля. Наконец, армии 3-го Белорусского фронта атаковали Кенигсберг.

Генерал Кузьма Галицкий, командующий 11-й гвардейской армией, принимавшей активное участие в штурме, вспоминал: «На свету 6 апреля Василевский отдал приказ начать наступление в 12 часов. Получив его, Военный совет армии предложил всем командирам и политорганам соединений и долей немедленно довести боевую задачу до всего личного состава первого эшелона и добиться полной ясности в ее понимании. Гладко в 9 часов артиллерия армии — 1500 орудий и минометов, в том числе 769 крупных калибров, — начала артиллерийскую подготовку.

Земля задрожала от гула канонады. Вражьи позиции по всему фронту прорыва закрыла сплошная стена разрывов снарядов.

Город заволокло густым дымом, пылью и огнем. Но это не помешивало нашим артиллеристам бить по заранее намеченным целям. Огневой шквал длился ровно два часа. До 11 ч, как и предусматривалось планом, артиллерия 11-й гвардейской армии разрушала оборонительные сооружения и уничтожала живую мочь и огневые точки врага. В 9 ч 20 мин армейская группа дальнего действия произвела огневой налет на немецкие батареи, а с 9 ч 50 мин до 11 ч 20 мин вела пламя по обнаруженным огневым позициям артиллерии и минометов».

Гитлер приговорил коменданта-капитулянта к смертной казни

Значительную роль в операции сыграли штурмовые отряды. Немцы оказывали упорное сопротивление, однако к исходу дня 39-я армия вклинилась в оборону противника на несколько километров и перерезала железную путь Кенигсберг — Пиллау. Через два дня советские войска захватили порт и железнодорожный узел города, промышленные объекты и отхватили гарнизон Кенигсберга от земландской группировки немцев.

8 апреля немцам было предложено сдаться. Они отказались и продолжили сопротивление. Отдельный части гарнизона попытались отступить на запад, но были перехвачены 43-й армией. Тем не менее, как отмечал генерал Галицкий, во второй половине дня 9 апреля для кенигсбергского гарнизона уложилось совершенно безвыходное положение. Пленных становилось все больше. На некоторых участках немцы сдавались организованно целыми подразделениями. После того, как снаряды орудий и танков начинали рваться в горницах домов, на чердаках и лестничных клетках, на балконах и в окнах появлялись белые флаги.

«8 апреля, стремясь избежать бесцельных жертв, я, как командующий фронтом, адресовался к немецким генералам, офицерам и солдатам кенигсбергской группы войск с предложением сложить оружие. Однако фашисты решили противиться. С утра 9 апреля бои разгорелись с новой силой. 5000 наших орудий и минометов, 1500 самолетов обрушили сокрушительный удар по твердыни. Гитлеровцы начали сдаваться», — рассказывал в своем труде маршал Василевский.

Состоялись переговоры с командованием гарнизона. Комендант Кенигсберга Отто Лаш безоговорочно зачислил ультиматум и в 22 ч. 45 мин. отдал приказ о немедленном прекращении сопротивления. По словам возглавлявшего советскую группу парламентеров подполковника 11-й гвардейской армии Петра Яновского, немецкие штабные офицеры упрашивали его защитить их от эсэсовцев, разъяренных решением о капитуляции. Еще более зол сдачей Кенигсберга был Адольф Гитлер, заочно приговоривший Лаша к тленной казни. Отдельные части действительно не подчинились приказу и продолжили сопротивление.

Чуть позже на допросе комендант рассказал:

«Бойцы и офицеры крепости в первые два дня держались стойко, но русские превосходили нас силами и брали верх. Они сумели скрытно сосредоточить такое число артиллерии и самолетов, массированное применение которых разрушило укрепление крепости и деморализовало солдат и офицеров. Мы полностью потеряли управление армиями. Выходя из укрепления на улицу, чтобы связаться со штабами частей, мы не знали, куда идти, совершенно теряя ориентировку, так разрушенный и пылающий город изменил свой вид.

Никак нельзя было предполагать, что такая крепость, как Кенигсберг, столь скоро падет.

Русское командование хорошо разработало и прекрасно осуществило эту операцию. Под Кенигсбергом мы потеряли всю 100-тысячную армию. Утрата Кенигсберга — это утрата крупнейшей крепости и немецкого оплота на Востоке».

Последние очаги сопротивления немцев в Кенигсберге бывальщины ликвидированы 10 апреля. Город-крепость был взят в результате четырехсуточного штурма усилиями войск 43, 50-й и 11-й гвардейской армий и во взаимодействии со 2-й гвардейской, 5-й и 39-й армиями. На башню Дона краноармейцы водрузили Стяг победы. Весь 130-тысячный гарнизон Кенигсберга был уничтожен или захвачен в плен. В полночь Москва салютовала войскам 3-го Белорусского фронта.

11-я гвардейская армия сосредоточила свои усилия на уничтожении земландской группировки. 25 апреля пал портовый город Пиллау (нынешний Балтийск).

«Падение города и крепости Кенигсберг, а также крепости и стратегически важного порта на Балтийском море Пиллау пришло для гитлеровцев не только потерей важнейших опорных пунктов в Восточной Пруссии, но и прежде всего сильнейшим непоправимым моральным ударом, — констатировал генерал Галицкий в своей книжке «В боях за Восточную Пруссию: Записки командующего 11-й гвардейской армией». — Рухнули последние надежды гитлеровского командования сохранить стратегический плацдарм на восходе, их надежды на возможность переброски части сил «центрального фронта» на берлинское направление и на сковывание наших войск на этом участке фронта. Значительным итогом было и то, что наш Балтийский флот получил первоклассные военно-морские порты Кенигсберг и Пиллау, оборудованные для базирования и ремонта военных кораблей почти всех классов.

Это в порядочной мере укрепило стратегические позиции нашего флота на Балтике, создало условия для использования наших морских сил в интересах советских армий, наступавших в Померании».

4 июля 1946 года, через месяц после смерти видного советского партийного и государственного деятеля, бывшего председателя Президиума Верховного Рекомендации СССР Михаила Калинина, Кенигсберг переименовали в Калининград. Почти все жители немецкого происхождения были отправлены в Германию. Вместо них в город переселяли советских граждан из иных регионов.

Источник

Вам также может понравиться