«Сердце не вынесло»: почему Королев умер во время операции

«Сердце не вынесло»: почему Королев умер во время операции

Сергей Павлович Королев

Сергей Павлович Королев

РИА «Новинки» 14 января 1966 года скончался легендарный основоположник советской космонавтики Сергей Королев. Во время операции по удалению полипа у него не вынесло сердце. Лишь двумя днями ранее академик отметил свое 59-летие. Rambler-почта Mail.ru Yandex Gmail Послать письмо Скопировать ссылку

«Сердце не вынесло»: почему Королев умер во время операции

      55 лет назад неожиданно оборвалась жизнь выдающегося конструктора ракетно-космических систем Сергея Королева. На пике своей профессиональной деятельности он вдруг скончался во время несложной операции, не дожив и до 60 лет. Считается, что измученное сердце академика не выдержало нагрузки. В последние годы Королев занимался месячной программой, готовил первый корабль семейства «Союз», который мог бы стыковаться на орбите с другими космическими аппаратами, и разрабатывал проект долговременной орбитальной станции. Ни одно из своих починов он так и не успел окончить.

      Королев почувствовал себя плохо после неудачи с «Луной-8»

      3 декабря 1965 года Королев возглавлял стартом автоматической межпланетной станции «Луна-8» на космодроме Байконур. Начальная фаза прошла успешно, но аппарат не смог присесть на поверхность Луны и разбился. По возвращении в Москву конструктор пожаловался доктору на плохое самочувствие. Как следует из доклада директора мемориального дома-музея Королева — Ларисы Филиной, сделанного в 1996 году на «Королевских чтениях», ночью у ученого возникло кровотечение из ровный кишки. Подобное случалось и прежде, но столь обильное — впервые. Несколько дней он отказывался ехать в больницу: предстояло отчитаться перед начальством за неуспех с «Луной-8».

      Убедить Королева наконец-то заняться своим здоровьем его жене Нине удалось лишь 14 декабря. С собой конструктор взял немало материалов — собирался продолжать работу.

      По решению министра здравоохранения СССР Бориса Петровского Королева госпитализировали для скрупулезного обследования в хирургическое отделение кремлевской больницы, которым заведовал Дмитрий Благовидов. Выяснилось, что серьезных проблем со здоровьем у ученого нет. Однако ему упорно рекомендовали сделать операцию по удалению полипа из прямой кишки.

      Королев не возражал против хирургического вмешательства, но был вынужден на пора покинуть больницу: 16 декабря 1965-го неожиданно скончался один из его ближайших соратников и друзей, тоже ученый с всемирным именем Леонид Воскресенский. 19-го Королев произнес речь на его похоронах.

      23 декабря академик присутствовал на 60-летии конструктора Павла Цыбина, а 25-го — на совещании в Кремле по пятилетнему плану.

      На вытекающий день состоялась встреча с космонавтами, на которой Королев поднял тему развития советской космонавтики. В тот день супруги Королевы приехали в Астральный, где побеседовали с Юрием Гагариным, Валентиной Терешковой и Адрианом Николаевым, искупались в бассейне, пообедали и сфотографировались. Новогоднюю ночь — заключительную в жизни ученого — Сергей и Нина Королевы провели в компании секретаря ЦК КПСС Бориса Пономарева, который по телефону попросил конструктора с супругой примкнуть к своему празднику, выдернув их прямо из-за стола.

      День рождения на больничной койке

      После Нового года проблема об операции снова приобрел высокую актуальность. Перед тем как вновь отправиться на больничный, Королев провел совещание со своей командой и попросил своего первого заместителя Василия Мишина взять под контроль дела, выделенные в бумагах алым карандашом. Поскольку длинных выходных, как сейчас, 55 лет назад не существовало, 4 января Королев провел свой заключительный рабочий день, а уже 5 января 1966 года приехал в приемный покой. В этой же больнице проходила лечение его мать Мария Баланина. Они повстречались и имели долгую беседу.

      А 12 января ученый вместе с матерью и супругой отпраздновал на больничной койке свое 59-летие.

      Ведавшие Королева люди отмечали присущие ему чуть ли не в гипертрофированной форме скептицизм и пессимизм. Однако в тот день он был весел и бодр: в немалой степени этому поспособствовали звучны от коллег и приятелей с поздравлениями.

      «В четверг, 13 января, вскоре после ужина в палату к Королеву, где была и Нина Ивановна, пришел врач-анестезиолог Юрий Ильич Савинов. Он принес листочек с итогами анализа иссеченной ткани полипа. Нина Ивановна запомнила главную строчку этого заключения: «Полип без подозрений». Это сообщало о доброкачественности новообразования. Но врач просил не выдавать его за эту непозволительную откровенность с пациентом», — такую информацию приводил в своей книжке «Ракеты и люди» один из ближайших сподвижников Королева Борис Черток, опираясь на воспоминания Ивана Рябова.

      Сам Королев, как и его родимые, не считал предстоящую операцию серьезной. Всех беспокоило только его сердце. Утром 14 января 1966-го конструктор позвонил домой супругу и рассказал, что ему сделали какой-то укол. Они условились, что после пробуждения и возвращения в палату Нина вновь придет его навестить.

      В верхнем кармане пиджака Королев вечно носил две копеечные монеты — это был его талисман на счастье. Перед операцией их неожиданно не оказалось на месте.

      «Королев не умер. Королев погиб!»

      Роковая операция завязалась в 10:00 утра. Работал лично академик Петровский. Ему ассистировал Благовидов. По ходу процесса срочно вызвали в качестве консультанта основного хирурга Минобороны СССР Александра Вишневского. Во время операции началось обильное кровотечение. Остановить его путем удаления полипа не удалось. Потребовалось вскрытие брюшной полости. Поскольку эта манипуляция не значилась в изначальном плане, невозможно было предугадать, как отреагирует сердце пациента на общую анестезию. Медики заметили злокачественную опухоль. Петровский принял решение удалять ее. Масочного наркоза оказалось недостаточно: необходимо было ввести интубационную трубку в трахею.

      Однако сделать это не сумел ни одинешенек из трех опытных анестезиологов.

      Распространена версия, что врачи не смогли широко открыть Королеву рот, поскольку у него была престарелая травма — перелом двух челюстей —, нанесенная сотрудниками НКВД Николаем Быковым и Михаилом Шестаковым в 1938 году: ракетостроителя тогда взяли по обвинению в контрреволюционной деятельности. Сам Королев писал, что упомянутые следователи подвергли его «физическим репрессиям и издевательствам», но никогда не конкретизировал нрав полученных увечий.

      Эту гипотезу привел в своей книге «Королев. Факты и мифы», вышедшей в издательстве «Наука» в 1994 году, журналист и беллетрист Ярослав Голованов. Так, анестезиолог Сергей Ефуни, принимавший участие в части операции Королева в 1966 году, 22 года спустя заявил Голованову, что конструктор «не мог размашисто открыть рот, у него были переломы двух челюстей». В свою очередь, Нина Королева рассказывала журналисту, что ее супруг «подлинно не мог широко открыть рот» и всегда нервничал перед походом к зубному врачу. Правда, Голованов считал данную версию небесспорной из-за отсутствия иных доказательств, кроме утверждений Ефуни и Королевой.

      О работе Голованова упоминал в книге «Ракеты и люди» конструктор Черток. В частности, он помечал: «Журналистское расследование, в честности и добросовестности которого я не сомневаюсь, все же не способно заменить исследование, которое должны были бы предпринять компетентные специалисты от медицины, имеющие необходимые полномочия и право доступа к больничным архивам. Пока все, что популярно о смерти Королева, позволяет согласиться с утверждением Ярослава Голованова: «Королев не умер. Королев погиб!»

      Операция длилась немало четырех часов.

      Через 30 минут после завершения хирургического вмешательства Королев умер на операционном столе.

      Советским гражданам о трагедии известил Левитан

      По словам сотрудника ОКБ-1 Бориса Чернятьева, узнавшего о случившемся от начальника милиции Калининграда (ныне Королев), на него это извещение произвело примерно такое же впечатление, как известие о смерти Иосифа Сталина.

      «На следующий день Борис Черток рассказал о той неподготовленной и авантюрной операции, в итоге которой Сергей Павлович умер на операционном столе. Нет оправдания ни ее исполнителям, ни правительству СССР, допустившим такую халатность в касательстве Королева. Жизнь показала, что ни один коллектив не пережил бесследно уход или смерть своего лидера», — указывал Чернятьев в своей книжке «Космос — моя работа. Записки конструктора».

      О трагедии оперативно доложили первому секретарю ЦК КПСС Леониду Брежневу и членам Политбюро. Посоветовавшись товарищ с другом, они решили объявить миру, кем был Королев. Согласование свидетельства о смерти заняло какое-то время. В больничном листе значился диагноз — лейкомиосаркома. В 6 утра 16 января 1966 года правительственное извещение о кончине Королева зачитал по радио диктор Юрий Левитан. В тот же день газеты поместили некролог. В нем содержались данные о том, что кончина наступила от сердечной недостаточности.

      «Королев пришел в больницу на своих ногах, врачи заверили его, что операция продлится несколько минут, а фактически она продолжалась немало пяти часов. Ослабленное сердце Сергея Павловича не выдержало такой нагрузки, и наступила смерть», — записал в своем дневнике, опубликованном посмертно, устроитель и руководитель подготовки первых советских космонавтов генерал авиации Николай Каманин.

      Он также называл Королева «главным автором и устроителем всех наших космических успехов», личные заслуги которого перед всем человечеством безграничны.

      Вместе с тем Каманин не находил, что смерть академика затормозит продвижение СССР вперед в освоении космоса.

      «Последние два-три года Королев допускал немало промахов. Пренебрегая советами и инициативой своих помощников и друзей, он, не желая того, иногда тормозил дело — так было и с центрифугой ЦФ-16, и с «Восходом-3», и с «Альянсами». Руководителем ОКБ-1 назначен первый заместитель Королева Василий Мишин — грамотный и культурный инженер. Конечно, Мишин не Королев — Сергея Павловича тяжело заменить одним человеком, и только общая дружная работа всех коллективов «космической кооперации» может в какой-то степени заполнить зияющую брешь», — заключал Каманин.

      Похороны Королева состоялись 18 января 1966 года. Из Дома Альянсов урну с прахом конструктора несли члены правительственной комиссии, а от Исторического музея до Красной площади — космонавты.

      «Велика наша утрата, — подчеркнул в своей выговоры Юрий Гагарин. — Все космонавты будут неуклонно продолжать развивать дело, которому отдал жизнь Сергей Павлович. Память о нем навеки сохранится в наших сердцах».

      Все выступавшие говорили о Королеве как о великом ученом, конструкторе и организаторе, отмечая его значительный вклад в науку.

      После митинга Брежнев, председатель Президиума Верховного Рекомендации СССР Николай Подгорный и другие руководители страны подняли урну и подошли с ней к Кремлевской стене. Заместитель председателя Совмина Леонид Смирнов под звуки советского гимна поставил ее в нишу и затворил мраморной плитой.

      3 февраля 1966 года автоматическая станция «Луна-9» впервые совершила мягкую посадку на поверхность Месяцы и вскоре передала на Землю виды лунного ландшафта. 1 марта того же года межпланетная станция «Венера-3» достигла планеты Венера и привезла на ее поверхность вымпел с гербом СССР. А 3 апреля 1966-го «Луна-10» стала первым искусственным спутником Луны.

      Rambler-почта Mail.ru Yandex Gmail Послать письмо Скопировать ссылку

      Источник

      Вам также может понравиться