Сколько бы вы стоили: как рассчитывалась стоимость крепостного на Руси

Новость опубликована: 02.02.2019

Сколько бы вы стоили: как рассчитывалась стоимость крепостного на Руси

Сколько бы вы стоили: как рассчитывалась стоимость крепостного на Руси

Несмотря на то, что закабаление простого люда на Руси началось в XVII веке, подлинный невольничий рынок в краю сложился к середине XVIII века. В это время авторитет дворянина в обществе определялся не только занимаемой им должностью и доходами, но и числом находящихся в его владении крепостных крестьян, служивших для него живым товаром.
Сделки по купле-продаже холопов регистрировались в специальных кабальных книжках, хранившихся в профильных государственных канцеляриях. Их учёт был строгим, поскольку каждый покупатель живого товара обязан был уплатить в казну особый налог.

Критерии формирования цены

На формирование стоимости крепостного крестьянина влияло достаточно много факторов от потребительского качества товара его года, пола, физического состояния до сложившейся на конкретный момент рыночной ситуации.
Победоносные воины, наводнявшие страну пленными, остро понижали стоимость холопов, а когда общество погружалось в демографические ямы, высокий спрос провоцировал взлёт цен.

В крупных городах и столице за крепостного пролетария платили больше денег, чем за аналогичного крестьянина, проживавшего в захолустном поместье, а проживавших на окраине империи бесправных граждан и вовсе могли обзавестись по бартеру.
Немаловажную роль при выставлении цены на крепостного играли его профессиональные навыки, чем более искусным специалистом был крестьянин, тем рослее он оценивался на рынке.

Существенно сэкономить средства при приобретении подневольной рабочей силы можно было, совершив не розничную, а оптовую покупку крестьян, какие продавались как ярмарках, так и в домашних условиях. В то время газеты пестрели объявлениями о продаже людей, а на Нижегородской ярмарке маклеры, вызволяли значительные барыши.

Средняя цена за крестьян

По данным, зафиксированным историком Василием Ключевским, в екатерининскую эпоху при выкупе цельной деревни, каждый живший в ней холоп оценивался в 30 рублей, но к концу её правления уже было сложно сыскать предложения недороже 100 рублей за душу. Аналогичная ситуация наблюдалась при приобретении рекрута, цена на который возросла от 120 до 400 рублей.
Однако немало точная информация содержится в скрупулезно составленной чиновниками в 1782 году описи дворовых крестьян Ивана Зиновьева. Из этого документа отчётливо видать, что мужчины стоили дороже женщин, чья цена иногда была ниже стоимости 10 летнего мальчика: «Ефим Осипов 23 лет, по оценке 40 рублей», «Марина Степанова 25 лет, по оценке 10 рублей», «Григорий 9 лет, по оценке 11 руб. 80 копеек».
Чем престарелее были взрослые крестьяне и моложе дети, тем дешевле их оценивали на рынке, поскольку главным критерием при покупке была трудоспособность крепостного: «Иван Фомин, неженат, 20 лет, по оценке 48 рублей», а «Леонтий Никитин 40 лет, по оценке 30 рублей», «Ксенья Фомина 20 лет, по оценке 11 рублей», а «Авдотья Иванова 40 лет, по оценке 4 руб. 25 копеек», «Гурьян 4 лет, 5 рублей», а «Матрёна одного году, по оценке 50 копеек».

Посредственная цена за профессионалов

Анализ объявлений о продаже закабалённого люда позволяет утверждать, что крепостные, владевшие некими профессиональными навыками, ценились в разы вяще, чем разнорабочие.
В «Московских ведомостях» за 1800 год можно обнаружить заметку: «Продаются за излишеством дворовые люди: сапожник 22 лет, супруга ж его прачка. Цена оному 500 рублей. Другой рещик 20 лет с женою, а жена его хорошая прачка, также и белье шьет неплохо. И цена оному 400 рублей…».
На исходе ХVIII века в Петербурге за «рабочих девок» давали не более 170 рублей, в то пора как проворные в рукоделии горничные стоили 250 рублей, знакомые с азами грамоты подростки оценивались в 300 рублей, а их безграмотные визави в 150 рублей.
Не меньше 1000 рублей стоил мастерский крепостной повар или парикмахер, а также подневольный, проявлявший способности в предпринимательстве, который, платя помещику оброк, мог заниматься сравнительно самостоятельной деятельностью. Порой доходы крепостных предпринимателей позволяли им выкупить себя и свою семью у помещика, которые отпускали их за баснословные суммы, начинавшиеся со 100 000 рублей.

Артисты

Отдельную когорту крепостных составляли артисты, стоимость каких достигала нескольких тысяч рублей.
За прелестную «комедиантку» иной ценитель театрального искусства мог выложить до 5 000 рублей, но зачастую на торговлю выставлялся не один актёр, а целая труппа, которая как оптовая покупка стоила намного дешевле.
Известен случай, когда землевладелица Елена Черткова за 37 000 рублей разлучилась со своим оркестром, состоявшим из 44 музыкантов. Но из дошедшей до наших дней купчей становиться очевидно, что в эту сумму помимо артистов входили «их  супруга, дети и семействы, а всево навсево с мелочью 98 человек… Из них 64 мужска и 34 женска полу, в том числе старцы, дети, музыкальные инструменты, пиэсы и прочие принадлежности».
А когда в 1806 году свою труппу решил продать Алексей Столыпин, предложением заинтересовался сам директор императорских арен Александр Нарышкин, рекомендовавший правителю Александру I, приобрести талантливых актёров для государственной сцены.
Объявив за продажу артистов, численность каких вместе с семьями составляла 74 душ, 42 000 рублей, он в итоге торгов уступил труппу императору за 32 000 рублей.

Рекруты

Недёшево оценивались крепостные мужа призывного возраста, продававшиеся с целью занятия в строю места, не желавшего идти в армию индивида.
Торговля потенциальными бойцами принадлежала к числу прибыльнейших операций на рынке живого товара. Этот сегмент был под контролем, так называемых отдатчиков, которые в момент повышенного спроса на рекрутов вызволяли огромные суммы.

Бартер

Помимо продажи за денежное вознаграждение в российской империи существовала традиция бартера крепостных крестьян.
Александр Герцен припоминал случай, когда крестьянка была обменена на часы, а другие источники повествуют о многочисленных фактах выкупа крестьян за пушнину, ведро водки и другие предметы быта.
Находившийся в ссылке в Сибири за создание плана цареубийства Михаил Лунин, в одном из посланий рассказал о своём слуге «Василиче». Его жизнеописание без прикрас могла бы стать основанием для написания литературного произведения. Полученный своими хозяевами в приданное, он вскоре был заложен в ломбард, а после выкупа продут в детскую игру бильбокет, затем обменен на борзую собаку, а позже продан с нижегородского аукциона вместе с иной домашней утварью и скотом.
Однако заключительный барин оказался человеком суровым и, будучи в плохом расположении духа отправил его скитаться по Сибири.


Сколько бы вы стоили: как рассчитывалась стоимость крепостного на Руси