«Слезы отрады»: как Германия сдалась Жукову

Прослушать новинка

Остановить прослушивание

«Слезы отрады»: как Германия сдалась Жукову

Маршал Советского Союза Г. К. Жуков подписывает Акт о безоговорочной капитуляции гитлеровской…

Маршал Советского Альянса Г. К. Жуков подписывает Акт о безоговорочной капитуляции гитлеровской Германии, 8 мая 1945 года. Карлсхорст, Германия

Анатолий Морозов/РИА «Новинки»

8 мая 1945 года по среднеевропейскому времени, когда в Москве уже наступило 9 мая, в Карлсхорсте был подписан акт о безоговорочной капитуляции нацистской Германии. Это был другой подобный документ. Первый подписали 7 мая в Реймсе, однако Иосиф Сталин отказался его принять и потребовал проведения еще одной церемониалы, которая бы прошла по сценарию советской стороны. В итоге капитуляцию нацистов принимал командующий 1-м Белорусским фронтом маршал Георгий Жуков.

stopCovid1

Первоначальный акт в Реймсе и разногласия вокруг него

Акт о капитуляции нацистской Германии во Второй мировой войне подписывался дважды. Впервые это случилось 7 мая 1945 года в Реймсе в 2 часа 41 минуту по среднеевропейскому времени. От лица Третьего рейха свою подпись под документом поставил начальство оперативного штаба Верховного командования вермахта генерал-полковник Альфред Йодль. Американцев и англичан представлял начальник Генерального штаба союзных экспедиционных сил Уолтер Беделл Смит, делегатом от СССР был генерал-майор Иван Суслопаров.

Он не имел полномочий подписывать соглашение, не дождался инструкций из Москвы и взял на себя ответственность, откликнувшись на просьбу Дуайта Эйзенхауэра.

В качестве свидетеля акт скрепил своей подписью заместитель начальника штаба национальной обороны Франции бригадный генерал Франсуа Севез. Сообразно достигнутым договоренностям, капитуляция нацистской Германии вступала в силу 8 мая в 23:01 по среднеевропейскому времени и 9 мая в 01:01 по Москве.

Эти события не имеют целой интерпретации. Существует несколько версий того, как протекал процесс юридического оформления разгрома Германии, а также реакции на выходящее со стороны руководителей стран-победительниц.

Выставленные в Реймсе условия не понравились Иосифу Сталину, поскольку при таком варианте капитуляции ведущую роль играли союзники. Уже после подписания акта Суслопаров получил из Кремля депешу с категорическим запретом подписывать документ. Узнав о том, что подписание все-таки состоялось, Сталин был вне себя от ярости и отказался признать акт действительным.

«Соглашение, подписанный в Реймсе, нельзя отменить, но его нельзя и признать. Капитуляция должна быть учинена как важнейший исторический акт и принята не на территории победителей, а там, откуда пришагала фашистская агрессия, — в Берлине, и не в одностороннем порядке, а обязательно верховным командованием всех стран антигитлеровской коалиции», — заявил глава советского правительства.

Таким манером, по требованию Сталина было проведено второе подписание акта о капитуляции.

Историческая церемония в столовой

Местом теперь был избран берлинский район Карлсхорст. При этом премьер-министр Великобритании Уинстон Черчилль и президент США Гарри Трумэн отклонили еще одно заявка Сталина — не делать официальных объявлений о победе до вступления в силу капитуляции, то есть до 9 мая 1945 года по московскому поре. Лидеры стран-союзниц выступили по радио с заявлениями о победе 8 мая. Черчилль в своей речи намекнул на вероятность еще одного официального подписания, на чем настаивал Сталин.

«Ныне мы больше будем думать о себе. А завтра мы должны отдать должное нашим русским товарищам, чья отвага на полях сражений сделалась одним из важнейших слагаемых нашей общей победы», — подчеркнул он.

В СССР же на реймсский акт изначально был наложен запрещение. Уже после подписания акта в Карлсхорсте его упоминали в советской и российской историографии как «предварительный протокол капитуляции». А Суслопарова, которому опрометчивость могла стоить дальнейшей карьеры, Сталин извинил. Символическим жестом стало включение его в состав делегации для участия в процедуре подписания акта под Берлином.

Для оформления собственного триумфа советская сторонка выбрала двухэтажное здание бывшей столовой немецкого военно-инженерного училища, где уже несколько дней располагался штаб 5-й ударной армии. Как вытекает из мемуаров члена ее Военного совета Федора Бокова «Весна победы», советским генералам объявили: реймсский протокол почитается предварительным, подписание настоящего акта произойдет в Берлине. Принять безоговорочную капитуляцию Германии должен был тот, кто взял столицу Третьего рейха — командующий 1-м Белорусским фронтом маршал Георгий Жуков, а также заместитель главнокомандующего союзными экспедиционными мочами маршал Артур Теддер. Причем изначально принять капитуляцию от имени союзников намеревался сам Эйзенхауэр. Однако Черчилль отговорил его от этого шага.

Каким Жуков запомнил Кейтеля

Военные 5-й ударной армии оцепили Карлсхорст и улицы, по которым предстояло проехать англичанам, американцам и французам. Саперные части взрывали на путях от Темпельгофа до Карлсхорста остатки вражеских укреплений и баррикад, железобетонные колпаки. Бульдозеры и танки расчищали завалы и дороги. Из-за цейтнота труды велись и ночью при свете автомобильных фар.

«Утро 8 мая было по-весеннему прекрасным. Под ярким солнцем на уцелевших деревьях распустились клейкие листочки, во немало местах уже зазеленела трава, а весь Карлсхорст наполнился запахом сирени. Несмотря на ранний час, на улице царило оживление. Натужно гудели тракторы и бульдозеры. Выстроившись цепочкой, немцы передавали товарищ другу ведра с битым кирпичом, аккуратно укладывали его в стороне, подметали улицы. Водопроводные магистрали еще работали не всюду. С различных концов в город вливались многоцветные людские потоки беженцев с повозками, колясками, велосипедами. А рядом двигались колонны людей различных национальностей, освобожденных из неволи», — описывал Боков обстановку на месте событий.

Под охраной британских офицеров в Карлсхорст была привезена немецкая делегация, имевшая полномочия подписать акт.

В нее вошли начальник штаба Верховного командования вермахта Вильгельм Кейтель, представитель люфтваффе генерал-полковник Ганс Штумпф и кригсмарине — адмирал Ганс фон Фридебург. В качестве свидетелей свои подписи готовились поставить генерал Карл Спаатс от США и генерал Жан Жозеф де Латр де Тассиньи от Франции.

Представители стран антигитлеровской коалиции вошли в зал 8 мая 1945 года в 22:00 по среднеевропейскому времени (в полночь по Москве). Помимо основных участников церемониалы в помещении присутствовали командующие советскими подразделениями, участвовавшими в штурме Берлина, а также журналисты.

С приветственным словом к союзникам адресовался Жуков. После этого конвой привел немцев.

«Все присутствовавшие повернули головы к двери, откуда сейчас должны бывальщины появиться те, кто хвастливо заявлял на весь мир о своей способности молниеносно разгромить Францию, Англию и не позже как в полтора-два месяца расплюснуть Советский Союз, — писал маршал Жуков в своих «Воспоминаниях и размышлениях». — Первым, не спеша и усердствуя сохранить видимое спокойствие, переступил порог генерал-фельдмаршал Кейтель, ближайший сподвижник Гитлера. Выше среднего роста, в парадной конфигурации, подтянут. Он поднял руку со своим фельдмаршальским жезлом вверх, приветствуя представителей Верховного командования советских и союзных армий. За Кейтелем появился генерал-полковник Штумпф. Невысокий, глаза полны злобы и бессилия. Одновременно вошел адмирал флота фон Фридебург, представлявшийся преждевременно состарившимся».

Глава делегации Германии Кейтель предъявил документ о своих полномочиях, подписанный рейхсканцлером Карлом Деницем. У нацистов спросили, поспели ли они ознакомиться с текстом акта о безоговорочной капитуляции. После утвердительного ответа представители вермахта подписали документ, составленный в девяти экземплярах: по три на русском, английском и немецком стилях. Затем свои подписи поставили союзники.

Содержание документа почти дословно повторяло текст реймсского акта. В частности, подтверждалось пора прекращения огня — 8 мая в 23:01 по Берлину. Кроме того, к требованиям прекратить военные действия и оставаться на своих пунктах добавилось требование о полном разоружении и передаче оружия и военного имущества союзным войскам. Была удалена преамбула: «Лишь данный текст на английском языке является авторитетным» и добавлена статья №6 с указанием: «Этот акт составлен на русском, английском и немецком стилях. Только русский и английский тексты являются аутентичными».

«Пакеты — только союзникам!»

Процедура подписания капитуляции завершилась 8 мая в 22:43 по среднеевропейскому поре, или 9 мая в 0:43 по Москве.

Один экземпляр был вручен Кейтелю, другой утром 9 мая отправили на самолете в Ставку Верховного главнокомандования вооруженными мочами СССР.

«После подписания акта Кейтель встал из-за стола, надел правую перчатку и вновь попытался блеснуть военной выправкой, но это у него не вышло, и он тихо отошел за свой стол, — вспоминал Жуков. — В 0 часов 43 минуты 9 мая 1945 года подписание акта безоговорочной капитуляции Германии было закончено. Я предложил немецкой делегации покинуть зал. Кейтель, Фридебург, Штумпф, возвысившись со стульев, поклонились и, склонив головы, вышли из зала. За ними вышли их штабные офицеры. От имени советского Верховного главнокомандования я душевно поздравил всех присутствовавших с долгожданной победой. В зале поднялся невообразимый шум. Все друг друга поздравляли, жали руки. У немало на глазах были слезы радости».

Заседание закрылось в 22:50 по Берлину (0:50 по Москве). После соблюдения всех формальностей в бывшей столовой немецкого военно-инженерного училища состоялся торжественный ужин. Торжества продолжались до утра и увенчались песнями и плясками. По словам Жукова, он тоже не удержался и, «вспомнив свою юность, сплясал «русскую». Сообразно Бокову, помимо советского маршала наиболее энергично отплясывал стройный генерал де Тассиньи.

Жуков также рассказывал в своих мемуарах, что в беседах с английскими, французскими и американскими генералами выражалось обоюдное желание «укрепить навсегда дружеские отношения между странами антифашистской коалиции». Расходились и разъезжались участники церемонии под звуки канонады, какая производилась из всех видов оружия по случаю Победы.

А вот как запомнил ту историческую ночь генерал Боков:

«Банкет длился до 7 часов утра. Уже побледнел горизонт, настал рассвет, солнечные блики заиграли на окнах, когда начался большой разъезд.

Но еще раньше радушные хозяева заметили, что кое-кто из зарубежных журналистов начинов прихватывать со столов бутылки со «Столичной». Об этом генерал Николай Берзарин шутя рассказал Жукову. Тот приказал вызвать нашего всеведущего майора Райхельда и поинтересовался состоянием его резервов. Майор доложил, что их достанет еще на одно такое торжество.

— А что особенно, по вашим наблюдениям, понравилось иностранным гостям?

— Водка, икра и папиросы «Казбек».

— Вот и подготовьте для них по пакету для любого. Да не забудьте и летный состав…

— И для фашистской делегации? — наивно спросил хозяйственник.

Лицо маршала посуровело, и он кинул сердито:

— Пакеты — только союзникам!»

Советские граждане узнали о подписании капитуляции в Карлсхорсте из сообщения Совинформбюро 9 мая в 02:10 по Москве. Диктор Юрий Левитан зачитал акт о безоговорочной капитуляции Германии и Указ Президиума Верховного Рекомендации СССР об объявлении 9 мая праздником Победы. Вечером того же дня с обращением к народу выступил Сталин. Венчал дело артиллерийский салют 30-ю залпами из 1000 орудий.

Ключ

Вам также может понравиться