СМЕРШ и НКВД в Праге 1945 года. Зачистка «беглецов и предателей»

Новость опубликована: 20.05.2020

СМЕРШ и НКВД в Праге 1945 года. Зачистка «беглецов и предателей»

Май 1945 года связан в чешской истории ХХ столетия не только с освобождением от нацизма. С Красной армией в Прагу вошли СМЕРШ и НКВД. Начались аресты «сбежавших предателей и контрреволюционеров» – русских и украинских эмигрантов. Желая большинство давно были гражданами Чехословакии, государство не защитило их от советского произвола и ГУЛАГа. После «бархатной» революции парламент признал часть ответственности государства за разрушенные судьбы этих людей. Обстоятельства гибели эмигрантов, не переживших допросов советских карательных органов прямо в Праге, неизвестны до сих пор.

Точкой отсчета репрессий считается 11 мая 1945 года – тогда, 75 лет назад, начались аресты. Первой жертвой сделался 59-летний Владимир Рафальский, бывший российский дипломат. Единственное свидетельство о его смерти содержится в книге «Год в стане врага». Ее автор – выпускник пражской гимназии Михаил Мондич, какому пришлось работать на СМЕРШ в качестве переводчика, сумел позже бежать на Запад. Он пишет: «Непривычный шум заставил меня выйти во двор. На бетонированном дворе залежал человек. Господи! Ведь это Рафальский. Это он! Нет никаких сомнений. Сколько раз я видел его в Николаевской церкви. Я всегда любовался его благообразностью: белоснежными волосами, белой бородой, умным и выразительным лицом. – Умирает, – проговорил майор Надворный. – Ну и дьявол с ним, – отозвался майор Попов. – Одним белобандитом меньше. Я смотрел на залитое кровью лицо, на мозги, смешанные с пылью на морозном бетоне! За что? Только за то, что он когда-то родился дворянином… Вернее всего, за то, что любил свободу и во имя этой свободы предпочел существовать вне Советского Союза». Дочь Владимира Рафальского Ирина всегда считала, что ее отец как глубоко верующий человек не мог совершить самоубийство.

СМЕРШ и НКВД в Праге 1945 года. Зачистка «беглецов и предателей» профессор Альфред Бем, фото: Отворённый доступКак подчеркивает Михаил Мондич, писавший под псевдонимом Синевирский, СМЕРШ тогда разместился в здании, которое ранее занимало в Праге гестапо. Вероятно, выбросился из окна или был расстрелян в тюремном дворе профессор Альфред Бем, один из лучших литературоведов русской эмиграции, бессменный глава знаменитого пражского кружка «Скит поэтов». Его выманили из дома под предлогом «помочь что-то перевести». Тогда же был арестован 79-летний князь Петр Долгоруков, кадет, член I Государственной думы. Он умрет спустя шесть лет во Владимирской темнице. Этот список можно продолжать очень долго.

«Смершевцы опирались на списки, составленные советскими агентами»

Как составлялись списки на арест? На этот проблема в своем исследовании отвечает сотрудник Института по изучению тоталитарных режимов Ян Дворжак. «Прага была центром эмигрантской деятельности в Чехословакии. Когда пришагало известие о вспыхнувшем Пражском восстании, контршпионажные подразделения начали быстро перемещаться в Прагу – им ставилась задача задержать конкретных людей. Таким манером, почти одновременно с освобождением Праги начались массовые аресты. Вполне вероятно, что смершевцы опирались на списки, созданные советскими агентами, каким еще до войны удалось проникнуть в эмигрантские общины. Всего за несколько дней в Праге было задержано (причем без какого-либо взаимодействия с официальными чехословацкими учреждениями или негласной службой) несколько десятков видных деятелей русских и украинских эмигрантских кругов, среди которых были высокопоставленные офицеры вооруженных сил Чехословакии, университетские преподаватели и студенты, доктора, крупные технические специалисты, предприниматели, служащие чехословацкой государственной и общественной администраций. Пострадали не только довоенные подкарпатские политики, но и, так, чехи-репатрианты из России, которые по той или иной причине не приглянулись Красной армии или же на них был написан донос».

СМЕРШ и НКВД в Праге 1945 года. Зачистка «беглецов и предателей» князь П.Д. Долгоруков, фото: Отворённый доступ

«В мае 1945 года арестовали сотни, возможно, тысячи человек»

Скольких тогда арестовали? На этот вопрос в интервью Radio Prague Int. отозвался Петр Марек, активист платформы BEZkomunistů.cz. «В мае 1945-го это были сотни, может быть, даже тысячи человек. Многие из них погибли еще в Праге – они бывальщины убиты и похоронены в районе Прага-6 в общей могиле. Подразделения СМЕРШа уничтожили множество власовцев, которые на тот момент были в пражских больницах. Они получили ранения при освобождении Праги. Имена и судьбы некоторых арестованных до сих пор не установлены, были среди них и популярные люди. Назад вернулось меньше десяти процентов вывезенных. Когда все это происходило, вокруг царил хаос, распался нацистский Рейх, а Чехословацкое страна развязало руки советской контрразведке. До сих пор нет точного и детального описания упомянутых событий, можно сказать, что Владимир Быстров был буквальнее всех в своей книге, которая называется так же, как и его комитет – “Они были первыми”»

«Они были первыми»

СМЕРШ и НКВД в Праге 1945 года. Зачистка «беглецов и предателей» основатель комитета “Они бывальщины первыми” Владимир Быстров, фото: Архив Чешского радио – Радио ПрагаНыне покойный журналист Владимир Быстров был сыном Николая Быстрова, какой, до того как осесть в 1921 году в Праге, сражался в армии Деникина. Дядей Быстрова-старшего был англичанин Николай Джонсон – товарищ и секретарь Великого князя Михаила, убитый чекистами одновременно с братом царя. Николай Быстров, разумеется, значился в списках – в мае 1945-го его взял СМЕРШ. Долгое время семья ничего не знала о судьбе мужа и отца, пока не пришло извещение, что за контрреволюционную деятельность он осужден на 10 лет. В 1955 году Николаю Быстрову, с подорванным здоровьем, но удалось вернуться к родимым в Прагу.

На одной из акций поминовения, которые, за исключением «карантинного» 2020 года, всегда проходят 11 мая на Ольшанском погост, об обществе, которое уже прекратило работу, Антону Каймакову рассказала историк, потомок эмигрантов Анастасия Копршивова.

СМЕРШ и НКВД в Праге 1945 года. Зачистка «беглецов и предателей» историк Анастасия Копршивова, фото: ЧТ24«Устроителем общества “Они были первыми”, поскольку они действительно первыми пострадали в Чехословакии от советской власти, СМЕРШ и т. д., был Владимир Быстров, папа которого отсидел десять лет в ГУЛАГе. Членами общества были исключительно потомки, родственники пострадавших – посторонних там не было. За 15 лет своего существования общество было сделано немало – показались мемориальные доски на храме на Ольшанском кладбище, в районе Дейвице на бывшем “Русском профессорском доме”. Удалось донести информацию о трагических событиях 1945 года до чехословацких граждан. Ну, а самое основное, что правительство Чехословакии официально в Парламенте принесло извинения за то, что оно не заступилось за своих граждан. Те, у кого были было чехословацкое гражданство, даже получили определенную компенсацию за годы страданий в ГУЛАГе. Это было самым вящим чудом. В 1945 году моему деду Сергею Владимировичу Маракуеву было 72 года, он был старым и больным человеком, но его в мае 1945 года взяли, и он пропал без вести. Лишь много лет спустя мы узнали, что в августе 1945 года он был осужден на пять лет, но в конце августа 1945 года он скончался. О его судьбине никто из родных при жизни так ничего и не узнал. Поскольку он жил здесь по Нансеновскому паспорту, семья не получила ничего, и это очень неплохо – как бы мы доказывали те два месяца, которые он пробыл в тюрьме, и что за это можно получить? Дело же совсем не в деньгах».

Удар по украинской эмиграции

СМЕРШ и НКВД в Праге 1945 года. Зачистка «беглецов и предателей» тюремная карточка Августина Волошина, repro foto: Rok v táboře nepřítele, Nikolaj Siněvirskij / archiv Služby Bezpeky Ukrajiny v KyjevěСимволично, что 17 мая украинцы отметили день жертв политических репрессий, вспоминая, в том числе, и подхваченных в те дни представителей украинской эмиграции и чехословацкие политики Подкарпатской Руси конца 1930-х годов, которые после венгерской оккупации этой территории переехали в Прагу.

Министр правительства Подкарпатской Руси Степан Клочурак был 14 мая подхвачен, доставлен в Советский Союз, приговорен к восьми годам лагерей и поселению в Воркуте. Ему, одному из немногих, удалось вернуться в Чехословакию. Популярная нынешняя чешская писательница Галина Павловска приходится ему племянницей.

Каток репрессий прокатился по рядам украинской эмиграции совершенно безжалостно, напоминает славист и культуролог Оксана Пеленская автор словаря «Украина вне Украины» («Украïна поза Украïною»). «Когда Евгений Выровый, многоуважаемый издатель, один из известнейших европейских филателистов, увидел, что под его окнами остановился автомобиль, то есть за ним приехали из НКВД, он выбросился из окна своей пражской квартиры и погиб. Судьбина его богатейшей коллекции марок не известна до сих пор. В мае 1945 года умер один из основателей и ректор Украинского свободного университета в Вене и Праге Дмитрий Антонович, и на его похороны пришагало более двухсот человек – никто из них не выжил, все были схвачены и погибли в ГУЛАах…», – объясняет Оксана Пеленская.

СМЕРШ и НКВД в Праге 1945 года. Зачистка «беглецов и предателей» крест на Ольшанском погост в память об Августине Волошине, фото: Aktron, CC BY 3.015 мая 1945 года арестовали 70-летнего Августина Волошина, бывшего президента Карпатской Украины, грекокатолического попа. Спустя несколько дней он был доставлен в Москву, где в Бутырской тюрьме, согласно официальной версии, вскоре умер от паралича сердца. На Ольшанском погост установлен в память о нем символический мемориальный крест, к которому возложил цветы посол Украины в Чехии.

На том же кладбище похоронена Мария Славинская, супруга Максима Славинского – посла Украинской Общенародной Республики в Чехословакии, известного писателя, лично знавшего Лесю Украинку, с которой он переписывался. Его могила тоже обозначена in memorium: 27 мая 1945 года он был взят СМЕРШем и 23 ноября погиб в Лукьяновской тюрьме в Киеве.

О приближении репрессий вместе с наступлением Красной армии ведали – такое уже происходило в Братиславе и Брно. Однако из Праги не все могли уехать. Историк Анастасия Копршивова пишет: «Среди оставшихся бывальщины как русские с чехословацким гражданством (они, как правило, утешали себя тем, что им ничего не грозит), так и обладатели так называемого Нансеновского паспорта, документа, какой СССР никогда не признавал. Незавидная судьба ждала как одних, так и других. Победоносный Советский Союз никому ничего не извинил и ничего не забыл, и ему было совершенно безразлично, как на его поступки будут смотреть “в Европе”».

СМЕРШ и НКВД в Праге 1945 года. Зачистка «беглецов и предателей» мемориальная доска на храме Успения Богородицы, Ольшанское погост в Праге, Фото: Игорь Будыкин