«Бойцы не стреляли»: что рассказал расследователь Новочеркасской трагедии

Эксклюзив

«Бойцы не стреляли»: что рассказал расследователь Новочеркасской трагедии

Кадр из кинофильма «Дорогие товарищи» (2020)

Кадр из фильма «Дорогие товарищи» (2020)

Продюсерский центр Андрея Кончаловского Кинофильм Андрея Кончаловского «Дорогие товарищи!» о расстреле рабочих в Новочеркасске в 1962 году выдвинут на «Оскар» от России. «Газета.Ru» поговорила с историческим консультантом полотна, генерал-майором юстиции в отставке Юрием Баграевым, который в начале 1990-х возглавлял следственную группу по расследованию трагедии в качестве помощника Основного военного прокурора России.

«Бойцы не стреляли»: что рассказал расследователь Новочеркасской трагедии

«Людей не хотели убивать, а просто калечили»

— Советские граждане многие годы почти ничего не ведали о Новочеркасской трагедии. Как выяснялись подробности, устанавливалась истина?

— Я возглавил следственную группу, которая расследовала все обстоятельства дела с 1992 по 1994 год. Необходимо было ввести, насколько законны и оправданы были действия должностных лиц. Выяснить, кто же все-таки применил оружие на площади – это была одна из основных задач, стоявших передо мной. Речь тогда шла только о военнослужащих Советской армии и внутренних войск. В 1960-х годах события в Новочеркасске оценили так: антисоветские элементы спровоцировали несознательных пролетариев на забастовку и последующую демонстрацию к горкому КПСС, которая была законно пресечена с помощью оружия военнослужащими Советской армии.

Сквозь 30 лет, в 1992-м, была дана диаметрально противоположная оценка.

Согласно ей, была произведена карательная акция – расстрел на площади безоружных людей военными. Но не зря говорят, что истина посередине. Там действительно были массовые беспорядки, требовавшие законного пресечения. Толпу спровоцировали взять штурмом городской отдел милиции (ГОМ), последовала пальба, появились жертвы. И был расстрел людей на площади.

— В «Дорогих товарищах!» есть отступления от реальности?

— Фильм основан на реальных событиях. В нем весьма много документального. Конечно, есть там и художественные приемы. Кстати, в картине захватившие здание горкома люди требуют потребовать маршалов Климента Ворошилова и Семена Буденного, которые устанавливали советскую власть на Дону. Так все и было. Оба военачальника по-прежнему пользовались рослой популярностью в Ростовской области. Рабочие хотели, чтобы именно Ворошилов с Буденным решили конфликт.

— Но приехали Фрол Козлов с Анастасом Микояном…

— Эти партийные боссы распорядились отпустить всех задержанных 1 июня, чтобы не накалять ситуацию. Мол, куда они денутся – все данные записаны. Это было очень верное решение. Не отпустили только одного – Петра Сиуду.

— В 1990 году он погиб при весьма загадочных обстоятельствах.

— А тогда его послали из Новочеркасска. КПЗ городского отдела милиции опустел. 2 июня часть митингующих с площади перед горкомом отправились к ГОМ с заявкой освободить задержанных накануне. Рабочим предложили сходить и убедиться, что камеры пустые. Вроде бы толпа начала успокаиваться и рассасываться. Вдруг что-то случилось – и люд массово рванули внутрь, выломав двери. У одного из солдат отобрали автомат. Другим пришлось открыть огонь.

— Отчего вы уверены, что в людей стреляли сотрудники 9-го управления КГБ, а не военнослужащие Советской армии?

— Я стал находить людей с огнестрельными ранениями, какие они не могли получить, стоя перед строем солдат. Представляете, сколько было бы трупов, если бы эти солдаты открыли пламя по толпе из 40-50 автоматов? Некоторые люди получили ранения сбоку. Были жертвы и вообще на другой стороне улицы.

Так, погибла парикмахер Грибова, находившаяся в салоне за площадью на улице Московской.

Как туда могли залететь автоматные пули? Еще одна дама получила страшное ранение в бедро в скверике за горкомом. Солдаты даже теоретически бы туда не достали. Стреляли сверху. Кроме того, мы отыщи свидетелей, которые видели, как после стрельбы из здания горкома выходили люди в гражданской одежде и с СВД (снайперская винтовка Драгунова. — «Газета.ру»).

— Это бывальщины снайперы?

— Судя по всему. Было много ранений в конечности. У меня сложилось впечатление, что людей не хотели убивать, а попросту калечили. Хотели так наказать. Это мое личное мнение.

— Стрелки упоминаются в архивах?

— Нигде не указано, кто же все-таки бил. Поэтому здесь я исходил от противного: в 1962 году у нас не было спецподразделений типа «Альфы» или ОМОНа. Методом исключения – бить могли люди из 9-го управления КГБ, охранявшие высокопоставленных лиц. В Новочеркасск приехала половина членов Президиума ЦК КПСС. Можно представить, сколько с ними было сотрудников охраны. Функции охраны во пора таких визитов предполагают расположение снайперов на крышах. В своем постановлении я не указал, что стреляли люди из КГБ. Но я сделал бесспорный вывод, что военные Советской армии на площади в людей не стреляли.

«От Микояна и Козлова ждали правильных решений»

— В фильме Микоян сообщает: «Ростовская область и особенно Новочеркасск – исторически центр контрреволюции. Всегда был настроен антисоветски». Мог политический долгожитель такое произнести?

— Не думаю. Возможно, это художественный прием. К слову, Микоян не случайно приехал в Новочеркасск. Это был великолепный дипломат. В фильме его показали покойным, лояльным. Во-вторых, Микоян в свое время был секретарем Северо-Кавказского крайкома и хорошо знал регион. Формируя правительственную комиссию, Никита Хрущев рассуждал образцово так: Козлов – жесткий человек, Микоян – помягче. От такого тандема ждали правильных решений…

— Герои «Дорогостоящих товарищей!» из числа работников горкома утверждают, что среди рабочих были пьяницы и бывшие заключенные. Это так?

— В донесениях КГБ просматривалось, что в Новочеркасске немало недовольных, бывших осужденных, у которых, возможно, антисоветский дух. Режиссер вправе шире рассмотреть этот вопрос в своем кинофильме.

— В центре сюжета картины – пропажа ребенка героини после расстрела людей на площади. Мать, заведующая отделом индустрии Новочеркасского горкома КПСС Людмила Семина, бросается на поиски своей дочери, ошибочно считает ее погибшей и закопанной в постороннюю могилу, но все оканчивается хеппи-эндом: девочка жива, она лишь только пряталась. Это вымысел или реальная история?

— Придумка, разумеется. Давайте не забывать, что это все-таки художественный фильм. Смысл в другом: в картину была введена информация о том, что трупы убитых людей бывальщины тайно захоронены на трех кладбищах Ростовской области. Под подписку о неразглашении трупы выдавали сотрудникам милиции, прибывшим из различных районов региона, – кому четыре, кому восемь. Они выбирали могилы, за которыми никто не ухаживал, разрывали их и укладывали тела ровно на гробы. А потом закапывали. В этом плане все документально. То есть, как на примере Семиной описываются последующие за расстрелом события – все так и было.

— Уместно, в событиях участвовали же не только рабочие промышленных предприятий?

— Помимо митингующих на площади оказались и, можно сказать, случайные люд. Всех же интересовало, что происходит. Помню реальный эпизод с группой учащихся с курсов ДОСААФ. Одного из них ранило. Естественно, они страшились, что начнутся проверки. Велся розыск участников, в том числе получивших ранения. Поэтому раненого парня специально приводили на дела и сажали со всеми вместе. Преподаватели были в курсе. Побывавшие на площади люди прятались, скрывались.

— Полностью ли трагедия 1962 года расследована и исследована, на ваш взор? Или остаются еще белые пятна?

— Думаю, она максимально исследована. Не хочу показаться нескромным, но иной информации, помимо организованной в рамках уголовного дела, нет и быть не может. Я поднял все архивы. Это были 1992-1993 годы, разгул демократии. Мне позволили залезть не лишь в архивы МВД, но и в архивы КГБ, и даже в архив генерального секретаря ЦК КПСС, где имелась «Особая папка» по Новочеркасским событиям (высший партийный гриф секретности. – «Газета.Ru»). Я ее учил и исследовал. Не говорю уже про разные докладные, шифротелеграммы, донесения. Вот так по крупицам как паззл собиралась информация, складывалась в общую картину. Находили одних людей, сквозь них выходили на других. Немало усилий мы уделили поиску погибших. Нашли практически всех, определили, кто есть кто. В 1994 году они бывальщины перезахоронены в братской могиле в Новочеркасске.

«Воспоминания Лебедя – слухи»

— Вы сразу согласились выступить историческим консультантом киноленты?

— По Новочеркасским событиям было несколько телевизионных передач, в каких я принимал участие, и которые меня совершенно не удовлетворяли. Это была достаточно примитивная и тенденциозная подача материала, поэтому, когда меня пригласил Кончаловский, я ехал к нему, чувствуя чувство настороженности.

— Как писался сценарий?

— Я рассказывал, он записывал. Его очень интересовали мотивы, которые двигали людьми в той ситуации. И, природно, канва событий. Я почувствовал его искренний интерес к Новочеркасской трагедии, поверил, что Кончаловский ничего не исказит. Я убедился в этом, когда декламировал сценарий и смотрел сам фильм. Я увидел актеров, которые сыграли действующих лиц, — первого секретаря Ростовского обкома партии Александра Басова, командующего армиями Северо-Кавказского военного округа Иссу Плиева, прибывших туда из Москвы Козлова и Микояна. В фильме представлено много документальных мелочей. Так, упоминается 505-й полк внутренних войск – это первое подразделение, прибывшее в Новочеркасск в ночь с 1 на 2 июня и взявшее под охрану значительные объекты города, в том числе здания УКГБ, ГОМ, банка. Сама канва фильма совершенно точно соответствует тем событиям, какие произошли 1-2 июня 1962 года.

— Героем противостояния в Новочеркасске традиционно считается заместитель командующего СКВО Матвей Шапошников, какой отказался стрелять в людей и велел солдатам разрядить оружие, за что поплатился военной карьерой. Почему генерал вообще не упоминается в «Дорогостоящих товарищах!»?

— Роль Шапошникова несколько преувеличена. На самом деле весь удар принял на себя Плиев. Не Шапошников, а собственно Плиев общался и выслушивал указания прибывших в Новочеркасск членов Президиума ЦК КПСС. Козлов жестко стоял на силовом подавлении демонстрации. Первоначальный неприятный разговор произошел вечером 1 июня. Плиев заявил, что армия не будет применять оружие, что она существует для защиты страны от внешних врагов. Он был готов только выставить оцепление с танками на мосту. И ему сказали: «Идите, с вами все ясно». Шапошников к этому беседе не имеет никакого отношения. Другое дело, он полностью поддерживал позицию своего начальника.

После освобождения здания горкома от митингующих 2 июня к ним с лозунгом разойтись с балкона обратился командир 18-й танковой дивизии Иван Олешко.

После этого солдаты действительно открыли пламя, но стреляли холостыми. Кстати, после этих событий 18-я танковая дивизия была расформирована, а солдат и офицеров раскидали по иным частям. А Плиев из-за своей позиции был снят с должности и направлен советником на Кубу.

— Шапошников тоже пострадал: был сокращён в запас и исключен из КПСС.

— Да, потому что начал писать и рассказывать о Новочеркасских событиях, что было категорически запрещено. Он подлинно храбрый и мужественный человек, но я не понимаю, почему все упоминают Шапошникова, но не упоминают Плиева. Повторюсь, главный удар принял на себя Плиев. Если бы он отдал команду бить, то, наверное, приказ его был бы выполнен. Этого командующего в армии очень уважали. Это был боевой генерал, который щадил своих боец на фронте.

— Другой генерал, Александр Лебедь, которому в момент трагедии было 12 лет, уже в 1990-е рассказывал вытекающее: «Мы, ребята, забрались на каштаны, чтобы лучше видеть, что происходит. После выстрелов все посыпались с деревьев как горох – кто уложенный, кто раненый, кто с перепугу».

— Дети может и посыпались. Но только среди убитых не было детей! Поэтому воспоминания Лебедя – не немало чем просто слухи. Вообще слухов о трагедии было очень много. Поговаривали, например, что убитых больше 50.

— Отдельный очевидцы событий утверждают, что после трагедии в магазинах Новочеркасска появились дефицитные товары, началось строительство жилья. Истина ли это?

— Нет, не правда.

«Семерых приговорили к расстрелу»

— Многие умерли от ран в больницах?

— Знаю страшную историю с одним человеком. Его кончина наступила 20 июня. Это был последний из получивших огнестрельные ранения на площади. Как показали родственники, приехал начальник милиции и приказал безмолствовать. Мать покойного сопроводили на кладбище. Она была там одна в окружении милиционеров. Запретили даже поминки.

— В «Дорогих товарищах!» утверждается, что из-за жара кровь прилипла к асфальту, и чтобы скрыть следы трагедии, площадь перед горкомом заново асфальтировали в авральном распорядке. В воспоминаниях очевидцев такой эпизод не упоминается. Так было ли это?

— Сразу же после расстрела подъехали пожарные машины и сделались смывать кровь. Насчет асфальтирования – такая информация действительно была получена от очевидцев, которых мы допрашивали. Вероятно, это произошло не в тот же день, а какое-то время спустя. Насколько информация достоверна, я не знаю, поскольку это не имело для меня принципиального смыслы.

— В фильме еще показано, что сразу после кровавой развязки были устроены танцы. Такой эпизод действительно имел пункт?

— Возможно, какие-то мероприятия и проводились. Знаю, например, что на партактивах «сознательные» рабочие кричали о том, что все было сделано верно. Что же до танцев, то их не могло быть сразу по одной причине: на следующий день власти ввели комендантский час. Кстати, когда мы в начине 1990-х подсчитывали всех погибших, выяснили, что один мужчина был убит как раз во время комендантского часа.

Такой эпизод показан в кинофильме: солдаты застрелили случайного человека.

Добавлю, что в «Дорогих товарищах!» неплохая компьютерная графика. Порой мне казалось, что я смотрю документальный кинофильм. Считаю, фильм получился. А о его художественной ценности мне судить сложно, поскольку я не специалист в данной области.

— Власти страшились новых выступлений?

— Да, предполагая выступление жителей города после расстрела на площади, власти продумали целую операцию. Было установлено место для фильтрационного лагеря, куда планировалось изолировать несколько тысяч человек. Затем их посадили бы в вагонзаки и вывезли за территорию Ростовской районы, в голое поле. Это было решение членов Президиума ЦК КПСС. Ничего такого в итоге не понадобилось. В городе начались аресты. Было приостановлено и привлечено к уголовной ответственности порядка 100 человек. Их обвинили как участников массовых беспорядков. А семерых приговорили к расстрелу, обвинив в бандитизме вопреки закону. Проект обвинительного заточения по этим людям я нашел в «Особой папке».

Источник

Вам также может понравиться