«Стереть с лики земли»: как Ленин приказал ввести войска в Грузию

«Стереть с лики земли»: как Ленин приказал ввести войска в Грузию

Сергей Киров, Серго Орджоникидзе, Анастас Микоян и Михаил Ефремов, бывший боец 55-го московского…

Сергей Киров, Серго Орджоникидзе, Анастас Микоян и Михаил Ефремов, бывший солдат 55-го московского полка Замоскворечья, участник Октябрьского вооруженного бунты (слева-направо в первом ряду), 1919 год

РИА «Новости» 26 января 1920 года Владимир Ленин дал указание Алой армии готовиться к войне с Грузией. После долгих колебаний руководство партии большевиков решилось установить советскую воля в республике, правительство которой составляли меньшевики. Москва поверила своим кавказским представителям Сергею Кирову и Григорию Орджоникидзе, что Грузия обратилась в базу контрреволюции Закавказья, оказывает помощь врагам РСФСР, а потому срочно подлежит советизации. Rambler-почта Mail.ru Yandex Gmail Послать письмо Скопировать ссылку

«Стереть с лики земли»: как Ленин приказал ввести войска в Грузию

Отношения грузинских меньшевиков с красными и белыми

Во время Гражданской войны Грузия усердствовала соблюдать нейтралитет по отношению и к красным, и к белым. Тем не менее, она не избежала боевых столкновений и с теми, и с другими. На какой-то период под контроль грузинской армии перебеги Сухум, Сочи с Адлером и побережье вплоть до Туапсе. Одной из задач Грузии являлся выход на границу с Кубанью, откуда планировалось наладить поставки хлеба в мена на нефтепродукты. Сложившаяся ситуация практически гарантировала в будущем столкновение Грузии с белой Добровольческой армией, чей главнокомандующий Антон Деникин притязал на имущество бывшего Кавказского фронта, за счет которого комплектовались грузинские вооруженные формирования.

В конце 1918 – начине 1919 года войска генерала Деникина отвоевали у грузин Сочи, Адлер и Гагру, заставив противника отступить за реку Бзыбь и взяв в плен 750 боец и офицеров. По мнению председателя меньшевистского правительства Грузии Ноя Жордании, конечной целью белых являлось упразднение независимости республики. Потому грузины отвергли предложенный англичанами союз и подчинение Деникину с обещанием, что после победы над большевиками белогвардейцы дадут Грузии самоуправление.

Вместе с тем грузины принципиально отказывались и от военного союза с Советской Россией, которая настойчиво предлагала объединиться для победы над Деникиным.

Образцово тогда же лидеры Абхазии начали переговоры с белыми на предмет вытеснения грузин со своей территории. Деникин сохранил для России Сочи и Туапсе, однако от дальнейшего наступления в Грузию был вырван отказаться из-за угроз Англии разорвать отношения.

Одновременно одно за другим вспыхивали просоветские восстания в Южной Осетии.

В июне 1920 года осетинские отряды, наметя поражение грузинским войскам, заняли Цхинвал. Это послужило поводом к началу давно готовившегося широкомасштабного вооруженного вторжения. Меньшевистское правительство устремило в Южную Осетию карательные отряды, объявив осетин «виновниками всех бед Грузии». Грузины расстреляли местных большевистских глав и устроили преследования лояльного им населения, в результате чего 5 тыс. человек бежали в Северную Осетию. Усиление РСФСР заставило Грузию отказаться от антибольшевистской войны. Советская Россия признала независимость Грузинской Демократической Республики, полномочным представителем в которую был направлен близкий друг Иосифа Сталина, член Кавказского бюро ЦК РКП(б) Сергей Киров.

Весной 1920 года РККА изгнала белоснежных с Северного Кавказа и подошла к грузинской границе. Разбитые части Деникина и гражданские беженцы по Военно-Грузинской дороге перешли в Грузию. Угодив туда, они были обезоружены и интернированы в Поти. Советское правительство, однако, категорически запретило своим войскам вторгаться в Грузию, но разрешило надвигаться в направлении Баку. В конце апреля красноармейцы въехали на территорию Азербайджана на бронепоездах и вместе с местными большевиками провозгласили советскую воля.

Один из лидеров кавказских большевиков Григорий Орджоникидзе тщетно призывал Москву дать отмашку в отношении его родной Грузии.

Ленин взял выжидательную позицию, поскольку в случае вторжения в республику РККА пришлось бы воевать на три фронта: значительную опасность представляла Польша, кроме того, белоснежному генералу Петру Врангелю удалось реорганизовать разбитые войска Деникина в сильную и боеспособную Русскую армию в Крыму. Поскольку дела на этих курсах у красных шли не совсем так, как хотелось бы Совнаркому, 4 мая 1920 года Ленин послал Орджоникидзе телеграмму следующего содержания: «ЦК обязывает вас отвести доли из пределов Грузии к границе. После переговоров с Тифлисом ясно, что мир с Грузией не исключен».

Мирный договор был подписан в Москве 7 мая 1920-го. РСФСР признавала самостоятельность грузинского государства. Грузия обязывалась легализовать коммунистическую партию и обещала не давать убежища враждебным РСФСР силам. Это условие грузины попытались выполнить в сентябре, отказавшись пропустить на свою территорию двухтысячный отряд кубанских казаков под командованием Михаила Фостикова, какой от Сочи преследовали красные. Врангель из Крыма послал для эвакуации этих частей морской транспорт под охраной миноносца. Грузины пытались воспрепятствовать казакам начать погрузку, из-за чего белым морякам пришлось открыть огонь по берегу.

Как Киров и Орджоникидзе подбивали Ленина к советизации Грузии

Грузинскую Республику между тем начали признавать иноземные державы. 6 ноября 1920 года это сделало правительство Германии. В то же время Лига наций принимать Грузию, а также Литву и Армению после сделанных ими обращений наотрез отказалась.

В крышке 1920 года, заключив перемирие с Польшей и выбив белых из Крыма, красные вплотную занялись Грузией, куда сейчас можно было перебросить большие силы.

Но сначала большевики советизировали Армению – это произошло в начале декабря 1920-го.

А уже 15 декабря Орджоникидзе доложил Ленину: «Мы разрешили, чтобы Красная армия завтра же перешла границу Грузии». Однако глава Совнаркома и председатель Реввоенсовета Лев Троцкий в совместном ответе наложили вето на эту инициативу, отметив, что вторжение РККА «в корне противоречит решению ЦК и может иметь пагубные последствия». Тем не менее, Орджоникидзе и Киров продолжили убеждать Москву в нужды немедленной советизации Грузии, которая, по их формулировке, превратилась в базу контрреволюции Закавказья и оказывает помощь врагам РСФСР.

О том же самом упрашивали и военные. 18 декабря командующий 11-й армией Анатолий Геккер изложил Реввоенсовету Кавказского фронта свое мнение о том, «в каких условиях надлежит произойти вторжение в Грузию». Он уже обеспечил приход коммунистов к власти в Армении и хотел повторить этот трюк в соседней республике, желая и признавал, что местное население враждебно настроено к РККА.

21 декабря 1920 года Ленину задали прямой вопрос на VIII съезде Рекомендаций: «Что будет дальше с Грузией?» Ответ вождя был довольно странным: «Этого не ведает даже мусульманский Аллах, но если мы будем выдержанны, мы, ничем не рискуя, кое-что обзаведёмся».

Ситуация все более накалялась. За развитием событий внимательно следили газеты всех политических окрасов. Например, печатавшаяся во Владивостоке «Русская дума на Дальнем Востоке» в номере от 29 декабря 1920 года писала: «Советское правительство предъявило Грузии новый ультиматум, виня ее в укрывательстве контрреволюционных элементов и в пособничестве им по работе на Северном Кавказе, где до сего времени не прекращаются восстания. Грузия на ультиматум отозвалась новыми арестами большевиков, находившихся на грузинской территории».

Через несколько дней издание со ссылкой на телеграмму из Лондона передавало новоиспеченную тревожную информацию: «Несколько дивизий Красной армии и отряд тяжелой артиллерии собраны в Баку с целью советизировать Грузию. Скопление алых войск обозначает собой намерение Советов стереть республику Грузии с лица земли. В Тифлисе ходят слухи, что союзники, находя положение весьма серьезным, намереваются послать войска в Грузию для облегчения ухода оттуда иностранных миссий».

В начале 1921 года проблема дважды обсуждался на Пленуме ЦК РКП(б). И если 12 января установление советской власти в Грузии посредством наступления РККА вновь было сочтено ранним, то 26 января 1921-го высший партийный орган фактически дал добро на проведение операции. Проект постановления Пленума по живой проблеме надиктовал Ленин.

В третьем пункте, в частности, сообщалось: «Дать директиву РВС Республики и Кавфронту готовиться на случай нужды войны с Грузией».

«Предложить Кавфронту разработать вопрос о тех реальных гарантиях, которые мы могли бы дипломатическим путем потребовать от грузинского правительства в мишенях ограждения нас от помощи со стороны Грузии повстанцам Дагестана и Чечни», — также указывалось в документе.

В свою очередность, Высшему совету по железнодорожным перевозкам при Совнаркоме поручалось составить доклад о возможности увеличить подвоз войск на Кавказ. Наркомату по иноземным делам было поручено «оттягивать разрыв с Грузией, систематически собирая точный материал по поводу нарушения ею договора и немало настоятельно требуя пропуска припасов в Армению».

6 февраля 1921 года Орджоникидзе писал Ленину, Сталину и Троцкому о том, что «Грузия решительно превратилась в штаб мировой контрреволюции на Ближнем Востоке».

«В горы бросаются миллионы золота, создаются в пограничной полосе с нами грабительские банды, нападающие на наши пограничные посты. Нахожу необходимым еще раз подчеркнуть надвигающуюся на Бакинский район смертельную опасность, предупредить которую можно лишь немедленным сосредоточением достаточных сил для советизации Грузии», — резюмировал он.

12 февраля из зоны Сочи, а также с территорий советских Армении и Азербайджана выдвинулись части РККА.

16 февраля советская 11-я армия перешла грузинскую рубеж для поддержки местных повстанцев, а уже 25-го – вступила в Тифлис. 17 марта в Кутаиси министр обороны Грузии Григол Лордкипанидзе и полномочный представитель РСФСР Авель Енукидзе заключили перемирие. 18 марта грузинское меньшевистское правительство капитулировало. В Грузии была провозглашена советская воля. По Карсскому договору от 13 октября 1921 года, заключенному при участии РСФСР между тремя советскими республиками Закавказья, с одной сторонки, и Турцией, с другой, Грузия сохраняла Батум, но утрачивала часть территорий к югу от него с городом Артвин.

12 марта 1922-го Азербайджан, Армения и Грузия заключили союзный соглашение о создании Закавказской Социалистической Федеративной Советской Республики (ЗСФСР), которая в том же году стала одной из республик-учредителей СССР. В первой половине 1930-х первым секретарем Заккрайкома ВКП(б) трудился Лаврентий Берия. При нем ЗСФСР была упразднена, а Грузинская, Армянская и Азербайджанская ССР вошли в состав СССР как самостоятельные республики.

Rambler-почта Mail.ru Yandex Gmail Послать письмо Скопировать ссылку

Источник

Вам также может понравиться