«Били по окнам, убивали людей»: как Лебедь усмирял Баку

Новость опубликована: 20.01.2020

«Били по окнам, убивали людей»: как Лебедь усмирял Баку

30 лет назад в Баку взошли советские войска. Подавление силами армии беспорядков, вспыхнувших на фоне межнационального конфликта, вылилось в огромные жертвы и усугубило кризисную ситуацию в Азербайджанской ССР. Если веровать очевидцам, солдаты часто не различали, в кого стрелять.

20 января 1990 года в Баку, где уже неделю продолжались погромы армянского народонаселения, вошли части Советской армии. Операция по принуждению к порядку боевиков Народного фронта Азербайджана (НФА) обернулась массовыми жертвами. Пострадали как запевалы незаконных действий, так и военные и мирное население. Как отмечали многочисленные свидетели, солдаты часто действовали без разбора, принося порядочный вред простым горожанам. Трагическая развязка затяжного межнационального конфликта вошла в историю под названием «Черный январь». Популярный специалист по Закавказью, британский журналист Томас де Ваал позднее подчеркнул в своей книге, что

в тот день «Москва, в сущности, утеряла Азербайджан».

Существует несколько точек зрения на события 30-летней давности. Дискуссионной остается роль военных в прекращении безобразий и восстановлении мира. Некоторые эксперты убеждены, что истинной целью СА в Баку являлась борьба с НФА и поддержка Компартии Азербайджанской ССР, в то пора как безопасность людей якобы интересовала войска в меньшей степени. Ряд лиц с обеих сторон противостояния обвиняли армию в промедлении. Грабительства и убийства начались в Баку еще 13 января, и долгое время никто не пытался обуздать бандитов. Итогом явился массовый исход армянского народонаселения из Азербайджана. Насилие проявлялось и в отношении других этнических групп: русских, евреев, греков.

«Москва, используя армянские погромы как предлог, ввела в Баку войска с целью разбить стремящийся к власти Народный фронт. Советские войска, возглавляемые командующим воздушно-десантной дивизией вооруженных сил СССР, генералом Александром Лебедем, взошли в столицу Азербайджана 20 января. Действия координировал министр обороны СССР Дмитрий Язов. Спустя несколько дней он сознался, что войска были введены в Баку «с целью пресечения попытки захвата власти Народным фронтом», — указывается в книжке армянского политолога Татуля Акопяна «Карабахский дневник. Зеленое и черное».

«Били по окнам, убивали людей»: как Лебедь усмирял Баку

Военнослужащие подразделения внутренних войск МВД СССР сопровождают армянских беженцев в морской…

Военные подразделения внутренних войск МВД СССР сопровождают армянских беженцев в морской порт для эвакуации их на пароме Баку — Красноводск (г.Туркмебаши, Туркмения), 13—20 января 1990 года

Сергей Титов/РИА «Новинки»

Из-за того, что телеэфир после взрыва блока питания на телевизионной станции был отключен накануне в 19:30, обитатели города не знали, что происходит. Большинство бакинцев получили информацию о введении чрезвычайного положения только в 5:30 утра из объявления по радио и из листовок, разбрасываемых с вертолетов, когда было уже чересчур поздно. Солдаты наступали на Баку с трех сторон по всей окружности кольцевых дорог. В них стреляли из засады. Военным доводилось открывать ответный огонь.

О том, как события «Черного января» выглядели глазами советских военных, в своей книге «За державу обидно…» повествовал генерал Александр Лебедь. По его словам, подлетавшие к ВПП самолеты обстреливались с земли.

«Все было, как всегда: строго в установленное время колонны полков свершили марши на аэродромы, скоро и организованно загрузили технику.

Первым ушел на Баку 137-й гвардейский Рязанский парашютно-десантный полк. Я взлетел с первым аэропланом Тульского полка. Январь, зима, светает поздно, темнеет быстро. Самолет, в котором я летел, приземлился в густых сумерках на аэродром Кала, что в 30 километрах от Баку. Сферой ненавязчиво постреливали. Какой-то летный начальник торопливо доложил, что по фюзеляжу одного из самолетов прошлась длинная очередь, утрат нет, самолет вроде тоже серьезно не поврежден», — отмечал Лебедь.

По пути от аэродрома к столице солдатам доводилось разбирать многочисленные баррикады. Кроме того, бунтовщики выливали на асфальт бензин и бросали горящие факелы. Из виноградников у обочины шоссе колонну периодически обстреливали. Военных закидывали кирпичами, арматурой и обрезками труб. По сведениям Лебедя, за время 30-километрового марша семь бойцов ВДВ из Рязани получили пулевые ранения, а возле 30 — телесные повреждения.

Первое же вступление в бой, как вспоминал генерал, ознаменовалось новыми потерями.

«Сержанту пуля угодила в спину, в район поясницы, правее позвоночника, и проникла в брюшную полость. Ему в госпитале отмотали метра полтора кишок, но он остался существовать. Рядовой получил через каску слепое ранение головы. Через месяц солдат, не приходя в сознание, скончался в лазарете», — констатировал он.

Если верить кавказоведу де Ваалу, «танки переползали через баррикады, сминая на своем линии автомобили. По словам очевидцев, солдаты стреляли в бегущих людей, добивали раненых».

«И армяне, и русские, и евреи, безусловно, ожидали прихода войск. Но военные пришли как в стан врага: не защищать, а сражаться. Они учинили расправу над местным населением, а не над бандитами. Им было все равновелико. Солдаты стреляли по окнам, убивали людей. Известный случай: игравшая в тот день свадьбу пара подошла к окну — и оба бывальщины убиты», — рассказала «Газете.Ru» правозащитница Светлана Ганнушкина, которая следила за происходившим в Баку, а позднее детально занималась этой темой.

«Били по окнам, убивали людей»: как Лебедь усмирял Баку

20 января 1990 года. Жертвы трагических событий 20 января в Баку

20 января 1990 года. Жертвы трагических событий 20 января в Баку

Олег Литвин/ТАСС

Азербайджанская правозащитница и свидетель событий в Баку Лейла Юнус в книге «Из советского лагеря в азербайджанскую тюрьму», написанной в соавторстве с мужем Арифом Юнусом, также помечала, что при подавлении беспорядков военные зачастую действовали без разбора:

«Советская армия вошла в советский город, как армия оккупантов: под покровом ночи, на танках и бронемашинах, расчищая себе линия «огнем и мечом».

Давили машины с людьми, даже машины «скорой помощи», шквальным огнем убивали всех, вводя детей, всех, кто попадал под пули, и даже тех, кто находился у себя на балконе или у окна своей квартиры. Пулеметная очередь прошила окно в коридоре нашей квартиры…»

Во многом Юнус повторила слова кинорежиссера Станислава Говорухина, какой побывал в Баку вскоре после подавления беспорядков и откликнулся на увиденное и услышанное статьей под названием «Репетиция?» Она вышла в «Московских новинках» 18 февраля 1990 года. В частности, Говорухин писал:

«По данным военного коменданта, расход боеприпасов в эту ночь — 60 тысяч патронов.

На сумгаитской пути стояла на обочине, пропуская танковую колонну, легковая машина, в ней — трое ученых из Академии наук, трое профессоров, одна из них — дама. Вдруг танк выехал из колонны, скрежеща гусеницами по металлу, переехал машину, раздавив всех пассажиров. Колонна не стала — ушла громить «врага, засевшего в городе…»

В то же время маршал Язов отрицал использование подобной техники: «В Баку вообще не было танков. В Баку бывальщины боевые машины пехоты».

«Мы не убили ни одного человека. Мне не было доложено ни об одном случае, что кого-то застрелили наши бойцы», — признавался он в интервью азербайджанскому Lider TV.

На следующий день после ввода войск в Баку сделались появляться листовки и надписи, осуждающие действия армии: «Долой советскую империю!», «Долой КПСС!», «Советская армия — фашистская армия». Вечерком 21 января открылась чрезвычайная сессия Верховного Совета Азербайджанской ССР, которая признала неправомерным ввод войск и приостановила поступок указа Президиума Верховного Совета СССР о чрезвычайном положении в городе, заявив, что, если центральные власти проигнорируют это решение, будет поставлен проблема о выходе Азербайджана из СССР.

В опубликованном позже заявлении комиссии ВС Азербайджанской ССР по расследованию событий ввод войск в Баку был наименован «страшной по своей жестокости преступной акцией, приведшей к массовой гибели мирного населения».

«Жители города не были заблаговременно оповещены о введении чрезвычайного положения. Лишь спустя семь часов после начала акции было сделано объявление военного коменданта. Ввод воинских долей и соединений в Баку сопровождался антигуманными, жестокими действиями со стороны военнослужащих, жизни лишались все, кто попал в поле зрения», — сообщалось в этом документе.

Сообразно данным, собранным Лейлой Юнус, в общей сложности в результате ввода войск в Баку и районах были убиты 133 человека, ранены 611, противозакооно арестован 841 человек, пятеро пропали без вести.

«Били по окнам, убивали людей»: как Лебедь усмирял Баку

Баку, 20 января 1990 года

Баку, 20 января 1990 года

Андрей Соловьев/ТАСС

«Военными были разгромлены и сожжены 200 домов и квартир, 80 автомашин, в том числе и машин «скорой помощи». Среди уложенных были женщины, дети и старики, работники «скорой помощи» и милиции», — указывала правозащитница в книге.

Большинство жертв похоронены на Аллее шахидов в Баку.

Политолог Акопян резюмировал: «Уложено было более сотни демонстрантов и боевиков, часть которых принимала участие в армянских погромах в Баку. Под гусеницами танков погибли десятки миролюбивых жителей, сотни были ранены. Во время столкновений погибли более двух десятков солдат Советской армии, а это означает, что в городе шли бои».

Ключ


«Били по окнам, убивали людей»: как Лебедь усмирял Баку