Независимость

Новость опубликована: 16.05.2020

Независимость

Воля, особенно в России, очень любит забирать, ограничивать, уничтожать свободу. Так проще. Вся история двадцатого века в России – это война за свободу, ее краткий миг и откат в реакцию. В этом плане 90-е годы стали уникальным периодом в нашей истории. Это был самый длинный период свободы, открывшей для страны и ее народа огромные перспективы. Но перспективы – схлопнуты, свобода – давно ограничено в самой извращенной конфигурации. Именно поэтому Путину и его пропаганде так важно очернить, обесценить 90-е. Чтобы лишая людей их прав, выдавать эти лишения за благо.

Шаги по либерализации края и введении определённых демократических принципов в последний век российской истории предпринимались неоднократно. Впервые самодержавная власть была ограничена в 1905 году «Манифестом 17 октября», составленным Сергеем Юльевичем Витте и подмахнутым императором. «Манифест» предполагал создание Государственной думы – законодательного и представительного органа власти, а также закрепление политических прав и независимостей – слова, печати, совести, собраний и союзов. То есть, фактически законодательная власть становилась разделённой между монархом и выборными представителями от народонаселения. Стала возможной законная работа партий. Предполагалось, что политическая деятельность перестанет быть сферой либо элитарной, либо противозаконной.

Но подобная система, призванная содействовать переходу Российской империи от самодержавия к конституционной монархии просуществовала недолго. Император неоднократно накладывал вето на решения Думы, а после переворота (третьего июля 1907 года), роспуска Думы второго созыва и изменения избирательного законодательства последующие созывы Думы сделались «карманными». Самодержавие вновь лишилось каких-либо ограничений.

Февральская революция 1917 года уничтожила самодержавие (и упразднила монархию в России в принципе), провозгласила равенство граждан (вне подневольности от сословного происхождения, вероисповедания, пола или имущественного статуса). Было принято решение о созыве Учредительного собрания (органа выборного и представительского), какое и должно было определить дальнейшее политическое устройство России, действующие же органы власти признавались исключительно временными. Введённый порядок просуществовал меньше года, в октябре произошёл большевистский переворот, установивший власть советов, а в январе 1918 было рассеяно Учредительное собрание, заседавшее менее суток. На последующие, как минимум, три года страна погрузилась в абсолютный хаос и террор Штатской войны.

Период Новой Экономической Политики (предложенной Лениным на X съезде партии в марте 1921 года) ознаменовался либерализацией будет условной и только экономической. Частная инициатива крестьян или мелких предпринимателей в городах (нэпманов) была не запрещена, но и не пользовалась поддержкой со сторонки государства. Был необходим отход от грабительской политики Военного коммунизма, хотя бы для того, чтобы избежать общероссийского бунта. Преходящие уступки от государства были на тот момент единственно верным решением, позволявшим большевикам сохранить власть. При этом ни о какой политической либерализации не шло и выговоры – X съезд помимо принятия НЭПа принял также резолюцию о единстве партии. Отменена была даже внутрипартийная демократия (при запрещенье всех прочих партий), а в первых конституциях СССР существовала особая категория «лишенцев» (лиц, не имеющих прав ни избирать, ни быть избранными). Уже в 1927 году (в связи с вероятной войной с Англией и кризисом хлебозаготовок) экономические свободы стали ограничиваться, а к 1929 окончательно произошёл поворот в сторону политики индустриализации, коллективизации и целого государственного контроля над экономикой. Отсутствие политических свобод (при наличии, тем не менее, политической борьбы) во время НЭПа и заложило основы последующего сталинского тоталитарного порядка.

Ещё одна попытка либерализации была предпринята в годы хрущёвской оттепели. На XX съезде партии (1956 год) был осуждён культ личности Сталина, репрессии пор Большого террора и послевоенного времени, стала возможной амнистия и реабилитация политических заключённых (как нынешних, так и прежних). Появилась возможность ведения политики разрядки интернациональной напряжённости и вообще контактов с западным миром (например, фестиваль молодёжи и студентов в Москве в 1957 году), осуждение репрессий как явления. Даже в цивилизации появилась определённая свобода (публикация «Одного дня Ивана Денисовича» Солженицына, например). Однако по-прежнему сохранялись сталинская конституция 1936 года и целый государственный контроль над экономической деятельностью. Ни куда не исчез контроль над идеологией (абстрактное искусство или образ жизни стиляг виделись недопустимыми). Либерализация не затронула края Организации Варшавского договора, фактически подконтрольные СССР (в 1956 году кровавейшим образом было подавлено антисоветское бунт в Венгрии, а в 1961 году построена Берлинская стена).

После отстранения Хрущёва от власти в 1964 году и перехода к эпохе застоя либерализация была если не упразднена, то значительно свёрнута – о том же сталинском тоталитарном периоде предпочитали не упоминать вовсе (за исключением Второй Мировой войны).

Начавшаяся в 1985 году Перестройка и сделавшаяся её продолжением политика 1990-х охватила все стороны общественной и политической жизни, сделав их впервые действительно либеральными и демократичными. Была завершена Морозная война с Западом (в 1987 году был подписан договор о ликвидации ракет средней и меньшей дальности, а в 1990 – хартия для новоиспеченной Европы, юридически завершившая Холодную войну). Был ослаблен государственный контроль над экономикой – возникла возможность кооперативной, а впоследствии и частной экономической инициативы. В 1990 году была упразднена шестая статья конституции о руководящей роли КПСС, и возможность создания и реального участия в политике множества различных политических партий показалась впервые после 1917 года. Парад суверенитетов (фактически приведший к распаду СССР), ослабление влияния СССР на края Восточной Европы (и ликвидация Организации Варшавского договора) вывела либерализацию с уровня страны на уровень фактически мировой.

Политика 1990-х с приватизацией, решительной отменой «железного занавеса», многопартийной (в реальности, а не на бумаге) политической системой, совершенной идеологической свободой продолжила, дополнила и возвела в абсолют ценности Перестройки. И этот этап оказался наиболее длительным среди других попыток либерализации в российской истории XX века. Более того – он не завершился каким-то целым и очевидным моментом, но уже с 2000 года отход от либеральной политики стал заметен, в 2003 году он стал очевиден.

Двухгодичная либерализация 1905-1907 годов на десять лет продлила самодержавие.

Февральская революция и полугодовое правление Временного правительства погрузили край в трёхлетний хаос Гражданской войны. Экономически либеральный НЭП (6-8 лет) привёл к тоталитарной системе на следующую четверть века. Оттепель (тоже возле 8 лет) сменилась двадцатилетним Застоем. Пятнадцать (если не восемнадцать, если считать с начала правления Горбачёва) лет свободы дали весьма многое: эту свободу прочувствовать, понять и даже к ней привыкнуть. Сейчас страна снова стоит на развилке. Любой кризис – это момент выбора линии. Сейчас как никогда есть шанс сказать этой власти – хватит воровства, лишений, обмана, пора освободить Кремль, а значит и край. Или же погрузиться еще глубже в темные времена диктатуры, террора и беззакония.


Независимость