Секрет истории: жители Дальнего Востока страны не знают своего происхождения

Новость опубликована: 25.07.2020

Секрет истории: жители Дальнего Востока страны не знают своего происхождения

Даже в Музее истории Далекого Востока во Владивостоке практически нет информации о том, кто и как заселял эти земли, приплывая из европейской части России.

Как известно, Приморский край Далекого Востока стал российским только в середине 19 века в результате раздела китайских владений империи Цин, которая к тому поре ослабла настолько, что не могла охранять свои северные владения. Тогда же правительство начало заселять эти территории переселенцами с европейской доли Российской империи, – в том числе с Украины, Белоруссии и Прибалтики, – перевозя их в основном морским путем. Парадоксально, но всего за каких-то полтора столетия бывшие переселенцы утилитарны полностью забыли свое происхождение: кто они, откуда, где могилы их предков? И новая родина не стала им об этом напоминать – во всяком случае в Музее истории Далекого Востока в столице края Владивостоке – об этом почти ни слова.

О причинах такого странного забвения пишет в своем блоге философ Максим Горюнов, посетивший этот музей:

«Чету слов о человеке – вот эта скульптура стоит во Владивостоке, в музее истории Дальнего Востока.

Две голые полуобезьяны с ужасом смотрят на череп иной полуобезьяны. Называется «Предки». Автор – Всеволод Лишев, 1910 год.

Секрет истории: жители Дальнего Востока страны не знают своего происхождения

Секрет истории: жители Дальнего Востока страны не знают своего происхождения

Секрет истории: жители Дальнего Востока страны не знают своего происхождения

Шутка в том, что в музее нет почти ничего о том, откуда приехали люд в Приморье. Есть упоминание что ехали из Украины, Беларуси и Латвии, но откуда точно, из каких сел, как назывались пароходы на которых приплыли, как расселялись, на каких стилях говорили, какие книги/газеты читали – об этом очень вскользь и почти ничего.

В городе нет ни одного украинского или беларуского ресторана/цивилизованного центра/издательства/«общества любителей истории». Если не читать книг, трудно увидеть, что люди сюда приехали. Неужели что фамилии в газетах часто заканчиваются на -о и на -вич.

С точки зрения Европы это, наверно, не очень нормально: у людей есть разум, есть память о прошлом, есть рефлексия об этом прошлом. Чтобы понять себя, прошлое надо как-то осмыслить, прояснить.

Но то в Европе. Внутри России человек – это лишь человек. Только тело + сумрачное сознание + ужас смерти. Человек – он из ниоткуда и никуда, Только здесь и сейчас, Решает значительнейшие звериные вопросы: найти еду, найти тепло, размножиться, успеть вырастить потомство. С этой точки зрения, вопросы образа «как назывался пароход, на котором ваши предки приплыли на берег Тихого океан?» не имеют смысла: а какая разница? Как-то именовался. И на языке каком-то говорили, но так ли важно на каком?

Главное что осели, прижились и размножились…»

О том же пишут и комментаторы этого поста:

– Я с одной девицей разговаривал. Семью ее бабушки отправили в Сибирь на поселение в эшелоне непонятно откуда. Когда большинство народа умерло, выживших детей раздали в соседние присела, а оставшихся увезли. Так она говорит: «Мы сейчас пытаемся выяснить украинцы мы или может евреи, молдаване».

– Но ведь это и есть главная задача русского плавильного котла или галтовочного тамбура превратить всех разных в одинаковые заготовки.

– Мои предки, украинцы Сиворакши и Мандрыки, приехали-приплыли на Дальний Восток. Осваивали, укрепляли, богатели. Двух прадедов расстреляли, дедов посадили… Может потому и нет музеев и обществ.

– Знание истории своего рода – это ж опаснейшее тлетворное мещанство, еще салфеточку со слонами на буфет поставьте. Вышли мы все из народа, ребята семьи трудовой. А если не из народа и не трудовой, то иди ягеля пожуй.