«Территория оккупирована»: как Эстония вышла из СССР

Новость опубликована: 30.03.2020

«Территория оккупирована»: как Эстония вышла из СССР

«Территория оккупирована»: как Эстония вышла из СССР

Акция «Балтийский линия» 23 августа 1989 года

Акция «Балтийский путь» 23 августа 1989 года

Юрий Абрамочкин/РИА «Новинки»

30 марта 1990 года Верховный Совет Эстонской ССР принял постановление «О государственном статусе Эстонии». Территорию республики предлагалось находить оккупированной с 1940 года, советская власть признавалась незаконной. Действие Конституции СССР в Эстонии приостанавливалось. Курс республиканских воль на независимость приобретал, по сути, необратимый характер.

30 марта 1990 года Верховный Совет Эстонской ССР принял постановление «О государственном статусе Эстонии». Государственная воля СССР в Эстонии признавалась незаконной и провозглашалось начало восстановления Эстонской Республики. Кроме того, устанавливался переходный этап до формирования конституционных органов государственной власти новой Эстонии.

«Верховный Совет Эстонской ССР утверждает, что оккупация Эстонской Республики Альянсом ССР 17 июня 1940 года не прервала существование Эстонской Республики де-юре: территория Эстонской Республики является оккупированной до натурального времени», — говорилось, в частности, в документе.

В Эстонии, в отличие от других союзных республик, Народный фронт не ускорил, а скорее замедлил переход от суверенитета к целой независимости, уточнял в своем материале «Распад СССР. Как ушла Эстония» историк Эдуард Глезин. Умеренная позиция НФЭ на какое-то пора сблизила его с эстонской Компартией – по крайней мере, ее прогрессивно настроенной частью. В результате конфронтация Эстонии с союзным серединой была не столь сильной, как у Литвы и Латвии. Республика избежала силовой операции наподобие тех, что были организованы советской волей в Вильнюсе и Риге.

По итогам выборов в Верховный совет Эстонии, прошедших в марте 1990 года, НФЭ получил возможность сформировать правительство. Пост премьер-министра взял один из лидеров Народного фронта Эдгар Сависаар.

«Слабость и безволие, проявленные еще на первых этапах решения возникающих конфликтов, крайняя нерешительность союзных воль, как представляется, способствовали тому, что довольно сдержанные позиции трех балтийских союзных республик — Литвы, Латвии и Эстонии — эволюционировали от заявок «дать им возможность осуществлять самостоятельно экономическую реформу» — к предоставлению полной независимости от СССР. Руководители этих республик, немало говорившие о «необходимости суверенитета», но не решавшиеся принять соответствующие решения высших органов власти, боясь возмездия союзного середины, на примере Грузии и Армении убедились в том, что союзные власти слабы и безвольны. Они стали действовать немедленно. Через два дня после грузинского «акта», 11 марта 1990 года, сессия Верховного Рекомендации Литвы принимает «Акт о восстановлении независимого Литовского государства», отменяя на территории республики действие Конституции СССР.

30 марта того же 1990 года Верховный Рекомендация Эстонии принимает закон «О государственном статусе Эстонии», отрицающий законность государственный власти СССР в Эстонии с момента ее установления — то кушать с 1940 года.

4 мая Верховный Совет Латвии принимает Декларацию «О восстановлении независимости Латвийской республики», отмечал в своей книжке «Полураспад СССР. Как развалили сверхдержаву» известный российский политик Руслан Хасбулатов.

По требованию союзных депутатов балтийских республик съезд депутатов СССР создал особую Парламентскую комиссию для выявления исторической правды относительно обстоятельств вхождения этих республик в состав Советского Союза. Комиссию возглавил одинешенек из ближайших соратников Михаила Горбачева академик Александр Яковлев. После изучения вопроса им был сделан доклад о наличии негласных протоколов к пакту Молотова — Риббентропа. Так широкому кругу стало известно, что Литва, Латвия и Эстония стали долей СССР отнюдь не добровольно.

8 мая 1990 года года Верховный Совет ЭССР принял закон о признании недействительным наименования «Эстонская Советская Социалистическая Республика» и о восстановлении наименования «Эстонская республика».

Также этот закон запретил использование герба, флага и гимна Эстонской ССР в качестве государственных символов и восстановил поступок Конституции Эстонской Республики 1938 года. Через восемь дней был принят закон об основах временного порядка управления Эстонией. Сообразно ему прекращалось подчинение органов государственной власти, госуправления, органов суда и прокуратуры республики соответствующим органам власти Альянса ССР, они отделялись от системы СССР. Было объявлено, что отношения между республикой и Союзом ССР отныне строятся на основе Тартуского миролюбивого договора, заключенного между Эстонской Республикой и РСФСР 2 февраля 1920 года.

Отношения с СССР эстонская сторона предлагала урегулировать линией переговоров. В качестве темы выдвигались прекращение оккупации и восстановление независимости Эстонии. Указом президента СССР Горбачева от 14 мая 1990 года правовой акт ЭССР от 30 марта признавался недействительным. В документе особо подчеркивалось, что Верховный Рекомендация эстонской ССР принял постановление «О государственном статусе Эстонии» в одностороннем порядке, без совета с народом республики, игнорируя сложившиеся в Альянсе ССР экономические, политические, культурные и правовые связи. Против Литвы в аналогичной ситуации была объявлена экономическая блокада.

Первая из советских республик

Впервые твердые призывы к выходу из СССР раздались в Прибалтике осенью 1988 года. Их озвучил перед большой толпой диссидент Тривими Веллисте. На поле либерализации государственной власти в рамках проводимой Горбачевым перестройки в Эстонии, Латвии и Литве уже вовсю шли мирные акции протеста, взошедшие в историю как «Поющая революция». Так, 11 сентября 1988 года на музыкально-политический фестиваль на Певческом поле в Таллине собрались возле 300 тыс. эстонцев — примерно треть об общей численности этого народа.

А 16 ноября того же года Верховный Рекомендация Эстонской ССР большинством голосов принял Декларацию о суверенитете.

В ней указывалось, что дальнейшее развитие республики должно происходить в условиях суверенитета. Также выражалось несогласие с выплеснутыми президиумом Верховного Совета СССР на всенародное обсуждение изменениями и дополнениями советской конституции, которые исключали право Эстонии на самоопределение. Признавалось верховенство эстонских законов над советскими.

«Эстонский народ на берегах Балтийского моря возделывает землю и развивает свою культуру уже более пяти тысяч лет, — подчеркивалось в документе. — В 1940 году гомогенное в национальном касательстве, суверенное Эстонское государство стало составной частью Советского Союза, при этом было предусмотрено сохранение гарантий суверенитета и расцвет нации.

Однако внутренняя политика сталинизма и этапа застоя игнорировала эти гарантии и принципы.

В результате этого на эстонской земле для эстонцев как коренной национальности сложилась неблагоприятная демографическая ситуация, природная окружение во многих регионах республики оказалась в катастрофическом положении, продолжающаяся дестабилизация экономики отрицательно сказывается на жизненном уровне итого населения республики».

Один из подписантов Декларации, тогдашний секретарь Президиума Верховного Совета Эстонии Виктор Вахт впоследствии высказал разочарование дальнейшим ходом событий.

«Когда все завязалось, я так и не понял, почему, борясь за самостоятельность республики, надо было разделить людей. Ведь никто не против хорошей существования, почему же нельзя было бороться вместе? Зачем понадобилось назвать тех, кто годами жил на территории Эстонии, оккупантами? — задавался проблемами Вахт. — В эту категорию попали и российские эстонцы. Я не понимал, зачем надо вытеснять русский язык. Причем неконституционными линиями. Пытался доказать, что строить правовое государство неправовыми методами нельзя. Мы сами создали конфликты», — сообщал он в интервью газете «Русский Телеграф» в 1998 году.

23 августа 1989 года около 2 млн жителей трех прибалтийских республик выстроили 600-километровую живую цепь, соединив Таллин, Ригу и Вильнюс. С аэропланов Ан-2 на людей бросали цветы. Мирный протест был приурочен к 50-летию подписания пакта Молотова-Риббентропа, который, как напоминали в республиках, изменил их политический статус. Выступлением несложных граждан воспользовались сепаратистские организации. В Москве осудили инициативу эстонцев, но не решились на ответные действия.

Источник


«Территория оккупирована»: как Эстония вышла из СССР