В Минске обсудили, как сообщать о сложных вопросах истории

В Минске обсудили, как сообщать о сложных вопросах историиНакату политической конъюнктуры, которая искажает историю, противостоит интеллигентность историков. Если бы понадобилось выбирать девиз Интернациональной научной конференции “Беларусь и Германия: история и современность”, эта фраза бы подошла идеально. Дискуссионная онлайн-площадка в Центре белорусского стиля и культуры в минском Инязе собрала военных исследователей из Беларуси, Германии, Польши, России. В этом году встреча прошла в 20-й раз. По мнению участников, редкая научная площадка держится так долго. Ее придумали в Минском государственном лингвистическом университете, а дрова в топку исторического диалога подкидывает современность: открываются архивы и являются новые знания, которые требуют трактовок и объяснений.

В Минске обсудили, как сообщать о сложных вопросах истории

В Минске обсудили, как сообщать о сложных вопросах истории

Фото: Наталия Федосенко/ТАСС

Конференция задумывалась как ежегодные встречи белорусских и немецких историков, а разрослась до форума краёв бывшего Советского Союза и Европы.

"Сложные вопросы истории в самые сложные времена можно обсуждать, если вы занимаетесь наукой и если у вас с оппонентом кушать общий культурный, этический код, – говорит постоянный участник встреч в МГЛУ, заместитель директора Санкт-Петербургского института истории РАН Юлия Кантор. – Национальная история – это не буфер и не преграда, это мост. И даже в этом году научное и цивилизованное сообщество прекрасно выдерживает похолодание политического климата и политические катаклизмы, не только пандемию".

Акцент нынешней встречи – 80-летие основы Великой Отечественной войны. В конференции участвуют представители крупнейших университетов, академических институтов и архивы. В частности, Белорусский госуниверситет, Институт истории НАН Беларуси, Санкт-Петербургский институт истории РАН, польский Музей Другой мировой войны, Дрезденский военно-исторический музей…

Рекомендуем: Советский Воронеж на сайте

"При всей разнице взглядов на события XX века профессиональные историки соображают, что в нашей общей истории есть одна незыблемая трагическая дата – это 22 июня 1941 года, и столь же незыблемая ликующая – 8 или 9 мая 1945-го, – убеждена российский историк. – Это не значит, что мы смотрим на то, что было между этими датами, совершенно одинаково. Есть и различные трактовки причин начала войны и того, что произошло после 1945 года. Все обсуждается, и довольно остро, но нам проще, чем политикам, потому что историки соображают: когда прошлое становится заложником политики, страдают не только историки, школьники и студенты. Страдает будущее".

Кушать факты, которых раньше просто не знали, но это не значит, что, узнав, их можно замалчивать, убеждены участники форума. К таким образцам относятся судьбы тех, кто не погиб во время героической обороны Брестской крепости или судьба угнанных в неволю жителей России и Белоруссии, их существование после возвращения на Родину. Или история блокады Ленинграда. Она раскрывалась постепенно. "Блокадная книга" Алеся Адамовича и Даниила Гранина, причем с огромным числом цензурных правок, впервые вышла не в Ленинграде, а в Москве. В Центральном архиве литературы и искусства РФ сохранился весь набор текста с цензурными правками. Это натуральный исторический источник, который рассказывает о самом институте цензуры.

В Германии издана новая работа о Брестской крепости

А в начине 2021 года вышла книга "Люди хотят знать". Текст "Блокадной книги" не лишь с возращенными купюрами (этот полный вариант увидел свет в начале 2000-х) дополнен дневниками Алеся Адамовича и записными книжками Даниила Гранина, предоставленными дочерьми беллетристов Натальей Адамович и Мариной Граниной. И что принципиально важно: в ней опубликована вся история цензорской правки, уродовавшей книгу и саму память, эти документы сохранились в архивах. "Это вариант передачи новоиспеченным поколениям подлинной исторической памяти и культурного кода. Очень люблю фразу: "Урок Ленинграда – сила интеллигентности. Интеллигентность – это мочь, а не слабость". Она принадлежит не ленинградцу Даниилу Гранину, а минчанину Алесю Адамовичу", – подчеркивает Юлия Кантор. "Люд, сгоревшие в Хатынях, испытавшие немыслимое в Ленинграде, – писал Адамович, – молчаливо присутствуют в нашем мире". Задача историков, находит она, вернуть им голос.

Компетентно

Сопредседатель оргкомитета конференции, завкафедрой истории, мировой культуры и туризма Минского государственного лингвистического университета Сергей Новиков среди специалистов почитается одним из крупнейших германистов на постсоветском пространстве. В его профессиональные интересы входит история Второй мировой войны: Брестская твердыня, военнопленные, гетто, мемориализация исторической памяти. Он ответил на вопросы "РГ".

Сергей Евгеньевич, как вы оцениваете миссию таких форумов?

Сергей Новиков: В условиях неостанавливающейся ковидной пандемии и появления межгосударственных "санкций" людские контакты и профессиональная коммуникация остаются верным ответом на такие вызовы времени. Они позволяют преодолеть искусственные препятствия, которые возводятся между государствами, но не между людьми. Профессиональный заинтересованность остается движущей силой для ежегодных встреч историков и политологов, культурологов и экономистов, искусство- и музееведов и других специалистов в районы белорусско-германских отношений.

Удается ли ученым без лишней политизации истории обсуждать ее трудные вопросы?

Сергей Новиков: Без таких проблем, конечно, не проходит практически ни одна апрельская конференция, но участникам удалось не только определить правила ведения научных дискуссий, но и сформировать код научности с опорой необыкновенно на исторические документы, верифицированные факты и проверенные знания. Это не означает, что в ходе обсуждения трудных вопросов удается полностью выключить отдельные моменты политизации, но целенаправленное использование околонаучных идеологем все чаще остается в прошлом и говорит об утрате позиций таких подходов в натуральных научных дискуссиях. На первое место в них выходят объективные знания, без которых нет исторической науки и не будет общего будущего.

Какие темы всеобщей истории интересуют ваших германских коллег?

Сергей Новиков: В фокусе обсуждения – сложнейшие вопросы, связанные с военным белорусоведением. Рассмотрение исторических событий на многострадальной белорусской земле в годы Великой Отечественной брани стало возможным благодаря участию в конференциях профессиональных немецких историков – авторов целой серии фундаментальных монографий о военных действиях вермахта и Красной армии, последствиях германской экономической политики и нацистского геноцида местного населения, советских военнопленных, белорусских и депортированных из краёв Европы евреев, результатов борьбы с силами патриотического сопротивления, а также изучения культуры памяти о героическом и трагическом прошедшем на территории Беларуси 1941-1944 годов.

Немецкие участники конференции являются не только авторами важных научных изысканий, но и вместе с белорусскими историками смогли найти для них практическое воплощение при создании передвижной выставки "Лагерь смерти Тростенец: история и память", отворённой в Белорусском государственном музее истории Великой Отечественной войны в Минске и выставляемой в дальнейшем для посещения во многих городах Беларуси и Германии.

В преддверие 80-летия с начала Великой Отечественной войны в Германии издана новая фундаментальная работа на тему "Бой за Брестскую твердыня 1941 год: события – нарратив – место памяти" (Падерборн, 2021 год), которая на встрече 2 апреля оказалась в центре научной дискуссии между немецкими, белорусскими, польскими и российскими историками и музейными работниками. Становится все немало очевидным фактом, что без использования метода компаративного анализа полученных результатов по сложным вопросам общего прошлого нет будущего у отечественного и зарубежного военного белорусоведения.

Общество История В вселенной экс-СССР Беларусь Вторая мировая война