«Всякий, кто убьет европейца, почитается святым». Афганское восстание против британских оккупантов Кабульская твердыня Бала-Хиссар в 1879 году

Земля горит под ногами оккупантов

Казалось, что захватив Кандагар, Кабул и другие важнейшие города Афганистана, и посадив в столице ручного эмира Шуджу, британцы заложили основы крепкого господства в стране.

Англичане освоились в Герате и готовились к новым захватам. В Афганистане осталось около половины армии вторжения: 7 тыс. британских армий, 13 тыс. «шахского контингента» Шуджи (содержались за счёт британцев) и 5 тыс. сикхов. Общее командование осуществлял генерал Коттон.

Вскоре выяснилось, что ситуация дальня от полной победы.

Во-первых, британцы не смогли опереться на прочную местную власть. Шуджа не пользовался авторитетом среди здешних феодалов и простого народа. Его власть была призрачной и простиралась только там, где стояли британские войска.

Без англичан эмира тут же бы низвергли. Когда шах Шуджа зимой 1839–1840 года жил в Джелалабаде, вокруг города были дислоцированы пехотная бригада и полк легкой конницы. Он буквально сидел на британских штыках. Народу было же ясно, что страной правит марионетка, за которой стоят ненавистные оккупанты.

Во-вторых, сами британцы работали как откровенные оккупанты, вызывая ненависть народа.

Англичане грабили города и селения, забирали всё ценное, продовольствие, фураж и гужевой транспорт. В линии районов грабили население под видом налоговых сборов.

Всё это сопровождалось издевательствами, пытками, убийствами и насилием. Любые попытки людей противиться давили террором, жителей сопротивляющихся селений расстреливали и сжигали живьём.

Кроме того, британские власти значительно сжали расходы на оккупационные нужды в Афганистане, которые составляли немалую сумму – 1 260 тыс. фунтов стерлингов в год.

Чиновники Шуджи сделались собирать подати и налоги для своего эмира, отбирая кусок у местных феодалов. А британцы не могли выплачивать прежние субсидии и подачки здешним вождям, ханам и феодалам.

Переход британцев к прямому и систематическому «кормлению» с местного населения наносил урон карману здешней знати. Поэтому часть знати вскоре заняла враждебную позицию в отношении англичан.

Ещё одним фактором ненависти афганцев к британцам сделалось их поведение в отношении местных девушек. Холостые британские офицеры создали целые гаремы из местных женщин, в том числе и из родовитых семей.

В частности, такой гарем из местных красавиц создал дипломат, капитан А. Бёрнс, который снова прибыл в Кабул.

Это создало британцам огромное число последовательных недоброжелателей со стороны родителей, родственников, женихов и прочих афганцев.

«Всякий, кто убьет европейца, почитается святым». Афганское восстание против британских оккупантов Знатная кандагарская красавица Бегюм Джан. Литография Джеймса Раттри, 1848. Лейтенант Раттри был в Кандагаре, когда в 1842 участвовал в карательной экспедиции Поллока на заключительном этапе Первой англо-афганской брани

Восстания

Уже в сентябре 1839 года солдаты Бомбейской дивизии под началом генерала Кина были отправлены в Индию. Армии шли через Газни и Кветту в Белуджистан, где местные жители нападали на британские подразделения, идущие через Боланское ущелье.

В этом же месяце на пути между Кабулом и Казни было совершено нападение на английский отряд, который охранял обоз с денежным довольствием. Начальство отряда полковник Херинг был убит. Против разбойников была направлена карательная экспедиция во главе с капитаном Утрамом и майором Маклареном.

Поднявшиеся гильзаи бежали в Пешавар.

В октябре 1839 года британцы взяли штурмом Келат (Калат), правитель княжества Мехраб-хан погиб.

Сокровища княжества бывальщины объявлены собственностью британцев и разграблены. Среди них были драгоценные камни, жемчуг и, чего не ожидали, большое количество объектов роскоши из Европы.

Весной 1840 года снова восстали племена гильзаев, которые не признавали власть Шуджи.

Они перерезали значительнейшую коммуникацию британцев Кандагар – Кабул. Генерал Нотт отправил из Кандагара два отряда, которые с большим трудом утопили бунт в крови.

Чтобы окончательно утихомирить местные племена советник эмира Уильям Макнотен (Макнахтен) выделил деньги для подкупа вождей гильзаев. Также британцам пришлось снаряжать карательный поход в зона Бамиана, где восстали хазарейцы, не желающие кормить оккупантов.

Затем гильзаи снова восстали в районе Газни.

Тем временем опять началось восстание в Келатском княжестве. Белуджи перебили британский отряд лейтенанта Кларка. Затем они взяли штурмом Келат, перебив британский гарнизон лейтенанта Лавдэя. Племя карри осадило Кветту. Британцам пришлось перебрасывать сюда добавочные войска, чтобы стабилизировать ситуацию в Южном Афганистане и Белуджистане.

В августе 1840 года британцы завершили строительство военного станы под Кабулом, расположенного в 5 километрах к северу от городских стен и 9 километрах к северо-востоку от кабульской крепости Бала Хиссар.

Крепость Бала Хиссар имела стратегический нрав, так как господствовала над местностью. Шудж уль-Мульк разместил в крепости свой гарем.

А новый британский лагерь с одной стороны был узок каналом, а с востока и запада – холмами Сиях-Санга и Бемару, с которых мог простреливаться. Там построили солдатские казармы и домики для офицеров, к каким приехали семьи. Многие одинокие офицеры предпочитали жить в городе.

Отказ от такой прекрасной позиции как Бала Хиссар сделался роковой ошибкой британского командования.

«Всякий, кто убьет европейца, почитается святым». Афганское восстание против британских оккупантов Афганский эмир Шуджа уль-Мульк в Бала Хиссаре в 1841 году. Литография по рисунку Джеймса Раттри

Пленение Дост Мухаммеда

В зоне Гиндукушских перевалов, около Бамиана, снова начались волнения.

Повстанцы нападали на британские подразделения и посты. Прежний афганский правитель Дост Мухаммед разрешил использовать благоприятную ситуацию и продолжить борьбу за Афганистан.

Он при поддержке правителя узбекского ханства Хульм Мир Вали собрал 8-тысячный отряд и в сентябре 1840 года выступил против британцев. Узбекское ополчение оттёрло британцев к Сайгану (Сейган).

Находившийся здесь крупный отряд афганских солдат из «шахского контингента» Шуджи поднял мятеж и совместно со своим командиром Салех Мухаммедом перешел на сторону Дост Мухаммеда.

Британцы перебросили в район Бамиана бригаду полковника Денни. В упорном бою, пользуясь перевесом в артиллерии, британцы взяли вверх.

Дост Мухаммед был разгромлен и едва не попал в плен. Он снова бежал и скрылся в горах Кухистана. Британцы вырвали правителя Хульма подписать договор, по которому он не мог предоставлять помощи Дост Мухаммеду.

В октябре 1840 года восточно-гильзайские племена взяли перевалы между Кабулом и Джелалабадом, прервав вторую важнейшую коммуникацию британцев, которая соединяла их с Пенджабом и Индией.

Британцы постарались восстановить старее положение.

В Тезинской долине, к юго-востоку от Кабула, завязалась упорная борьба. Повстанцы взяли вверх. Англичане потеряли путь на Пешавар.

Таджики Кухистана поддержали восстание Дост Мухаммеда.

Активность бывшего эмира вызвала большое беспокойство в Кабуле. Макнотен упрашивал подкреплений из Индии. Британский политический агент на Гиндукуше доктор Персивал Лорд предложил за мятежного правителя живого или неживого 100 тыс. рупий.

2 ноября 1840 года в бою в районе ущелья Парван-Дара эмир Дост Мухаммед с таджикским ополчением расшиб бригаду генерала Роберта Сэйла. Лорд был убит в бою. 2-й кавалерийский полк бежал с поля боя. Британцы отступили к Чарикару.

Парванская победа потребовала большой эффект в Афганистане.

Однако Дост Мухаммед не использовал эту победу, чтобы развить восстание.

Узнав, что его семья есть в плену у англичан в Газни, он отправился в Кабул и сдался Макнотену. Его сын Акбар отказался сдаваться и бежал к бухарскому хану.

Дост Мухаммед и его вящая семья были отправлены в почётную ссылку в Лудхиану. Бывший эмир был доставлен в Калькутту, где его принял генерал-губернатор Окленд. Ему назначили пенсию в 30 тыс. фунтов стерлингов в год.

В сути, британцам, как и советовал ранее Бёрнс, надо было делать ставку на Дост Мухаммеда. Он был опытным полководцем и умудрённым государственным деятелем, пользовался весом в Афганистане. Но чтобы это понять, пришлось пережить тяжёлое поражение.

В ноябре 1840 года британские войска в Афганистане после отставки Коттона возглавил генерал-майор Уильям Эльфинстон. Гарнизон в Кабуле возглавил полковник Джон Шелтон.

«Всякий, кто убьет европейца, почитается святым». Афганское восстание против британских оккупантов Дост Мухаммед-хан с сыном от излюбленной младшей жены в пешаварской ссылке, за полтора года до возвращения в Кабул. Литография по рисунку лейтенанта Джеймса Раттри

Усиление пожара

Зимой 1840–1841 года поза британцев и их марионетки продолжило ухудшаться.

Пленение Дост Мухаммеда ситуацию не улучшило. Шуджи и его чиновников все ненавидели. Они участвовали в грабительстве страны.

Так, визирь Молла Шикор приказал опечатать всю муку в стране, чтобы после продавать её по более дорогой стоимости на базарах. За все преступления и проступки можно было расплачиваться деньгами с наместниками шаха.

Англо-британские войска, не получая жалованья, грабили цельные округа.

Страна буквально закипала.

В августе 1841 года один из британских офицеров в Кандагаре писал домой:

«…Не могу вам произнести, как ненавидит нас народ: всякий, кто убьет европейца, считается святым. Еще недавно было несколько таких убийств, и мы не можем, не должны тут оставаться; мы должны возвратиться, хотя бы даже с уроном нашей чести». В конце 1840 года снова начались беспокойства в Белуджистане.

Повстанцы снова захватили Келат, свергли посаженного британцами эмира Наваз-хана и провозгласили правителем Насер-хана – меньшего сына Мехраб-хана. К западу от Кандагара восстали дурранийские племена, которые возглавил Акбар-хан, сын Дост Мухаммеда.

Отряды дуррани даже пытались осадить Кандагар, но бывальщины разбиты.

Британский агент Генри Роулинсон интригами и подкупом безуспешно пытался расколоть повстанческое движение. Британские армии из Кандагара на некоторое время подавили восстание.

«Всякий, кто убьет европейца, почитается святым». Афганское восстание против британских оккупантов Крепость Бала-Хиссар

Восстание в Кабуле

Восточные гильзайские племена продолжали контролировать путь из Кабула в Пешавар.

В октябре 1841 года сюда была направлена из Кабула бригада генерала Сейла. Она с трудом прорвалась в Джелалабад и понесла больше потери. Генералу несколько раз приказывали вернуться в Кабул, но он предпочёл сидеть за мощными стенами Джелалабадской твердыни.

Снова произошло восстание в Кухистане.

В Чарикаре находилась резиденция британского политического агента Э. Потингера и дислоцировался батальон гуркхской пехоты. После 10-дневной осады британский гарнизон был целиком уничтожен, а Чарикар занят повстанцами. Потингер смог сбежать.

В это же время небольшой английский отряд (150 человек) капитана Вудбэрна был истреблён в небольшом городке Шахабаде, в 45 км от Газни. Против оккупантов восстали племена, населявшие Хайберское ущелье. Они напали на английский гарнизон в Али-Масджиде.

В сентябре 1841 года в доме Абдулла-хана Ачакзая в Кабуле на совещании вождей было зачислено решение о всеобщем восстании.

Восстание в Кабуле началось 2 ноября 1841 года. С кабульских минаретов прозвучал призыв убивать «неверных».

Этот лозунг оказался полной неожиданностью для англичан, которые считали, что продолжают контролировать ситуацию в стране.

В город под видом мирных обитателей проникли тысячи афганских воинов. Восставшие толпы атаковали резиденцию британского губернатора Бёрнса. Они подавили сопротивление охраны и растерзали Бёрнса. Бывшие в городе британцы были убиты.

Британские войска, расположенные в Ширпурском укрепленном лагере, под Кабулом, были настолько деморализованы, что даже не попытались задушить восстание. Командующий британскими силами генерал Эльфинстон (Эльфинстоун) показал себя слабым, нерешительным и некомпетентным командиром.

Безнаказанность резни в столице показала бессилие британцев.

В Кабул повалили топы повстанцев. Прибыли вожди кухистанских племен со своими отрядами. 22 ноября в Кабул приехал Акбар-хан с 6-тысячным узбекским ополчением.

Воля Шуджи рухнула, его войска быстро переметнулись на сторону победителей. Их примеру следовали даже сержанты и солдаты англо-индийских армий, завербованные в Индии.

Вскоре британцы были блокированы в Ширпурском лагере, который стал для них западнёй. Восставшие, после упорного боя, захватили холм Бемару, какой господствовал над местностью. Британцы потеряли часть артиллерии.

В осаждённом лагере оказалось около 4 500 солдат и 12 тыс. штатских лиц (семьи офицеров и солдат, слуги, вспомогательный персонал и пр.). Британские гарнизоны, которые оказались блокированными в других крупных городах – в Газни, Кандагаре и Джелалабаде, не могли поддержать отряду Эльфинстона. В условиях всеобщего восстания они также оказались под угрозой гибели.

Все пути сообщения были прерваны.

Командир британских армий в Кандагаре генерал Нотт отмечал, что

«ни один европеец не может пройти 200 ярдов, не подвергаясь угрозе быть застреленным или изрубленным». «Всякий, кто убьет европейца, почитается святым». Афганское восстание против британских оккупантов Генерал Эльфинстон разместил свой лагерь в долине, которая отлично простреливалась с окрестных холмов. На литографии по рисунку Джеймса Раттри изображены афганцы, готовящиеся к обстрелу английского станы Продолжение следует…

>