«Взять до зимы»: как Ленин послал Фрунзе в атаку на Крым

Новость опубликована: 21.09.2020

«Взять до зимы»: как Ленин послал Фрунзе в атаку на Крым

Прослушать новинка Остановить прослушивание

«Взять до зимы»: как Ленин послал Фрунзе в атаку на Крым

Вручение Красного знамени Реввоенсовета республики одной из отличившихся частей за успешную борьбу…

Вручение Алого знамени Реввоенсовета республики одной из отличившихся частей за успешную борьбу против Врангеля

РИА «Новости» 21 сентября 1920 года советский Реввоенсовет провозгласил создание Полуденного фронта с целью взять удерживаемый белогвардейцами Крым до зимы. По рекомендации Владимира Ленина командующим был назначен проявивший себя в Посредственнее Азии военачальник-самоучка Михаил Фрунзе. После прибытия в зону боевых действий он докладывал в Москву о низком моральном духе Алой армии и разговорах об измене. Тогда еще никто не мог предположить, что менее чем через два месяца войска Петра Врангеля покинут Крым на кораблях.

«Взять до зимы»: как Ленин послал Фрунзе в атаку на Крым

100 лет назад территория к норду от Крымского полуострова продолжала оставаться горячей точкой – здесь проходила линия соприкосновения красных и белых. Надвигалась решающая фаза Гражданской войны на Юге России. Советское правительство под руководством Владимира Ленина ставило задачу ликвидировать заключительный серьезный очаг сопротивления идейного врага в регионе. Срочно требовалось восстановить реноме Красной армии, пошатнувшееся после разгрома от поляков под Варшавой. Русская армия Петра Врангеля, уже полгода оборонявшая Крым, после несчастливой операции по высадке десанта на Кубань стремилась во что бы то ни стало удержать Северную Таврию, необходимую для снабжения войск продовольствием.

На поле поражения РККА от польских сил и очевидной необходимости для Совнаркома искать мира с Юзефом Пилсудским, Западный и Юго-Западный фронты теряли свое утилитарное значение.

21 сентября 1920 года Реввоенсовет РСФСР на основании постановления ЦК РКП(б) издал приказ о создании Южного фронта. В него взошли 6-я и 13-я, а с 18 октября – еще и 4-я советские армии. Кроме того, вновь учрежденному фронту передали обе Конные армии – 2-ю под командованием донского казака Филиппа Миронова и 1-ю во главе с Семеном Буденным. Специально для войны с белыми буденновцев перебросили с польского направления. Если в середине сентября боевой состав советских войск на крымском участке определялся в 38,4 тыс. штыков и свыше 7 тыс. сабель при возле 300 орудиях и свыше 1 тыс. пулеметов, то после решения Реввоенсовета количество выдвинутых против армии Врангеля красных гораздо возросло. Они располагали военными самолетами и бронепоездами.

Тремя неделями ранее, 1 сентября, Политбюро ЦК РКП(б) приняло решение «дать военному ведомству директиву взять Крым до наступления зимы». На вытекающий день Реввоенсовет РСФСР постановил: «Предстоящую операцию, которая должна ликвидировать Врангеля в течение настоящей осени, подготовить всесторонне с таким расчетом, чтобы успех был безусловно гарантирован». Когда же встал вопрос о выборе подходящего военачальника на пост командующего Южным фронтом, Ленин предложил кандидатуру Михаила Фрунзе – он лишь что завоевал Бухарский эмират и, в отличие от проигравшего полякам Михаила Тухачевского, пребывал в зените славы. 10 сентября Фрунзе покинул должность командующего Туркестанским фронтом и экстренным поездом выехал в Москву. 20-го Ленин принял его в своем кабинете в Кремле. Рассказав о планах по захвату Крыма, глава Совнаркома наименовал главную задачу Южного фронта – не допустить зимней кампании.

Из центральных регионов Советской России в Северную Таврию безостановочно шли поезда с армиями, оружием, боеприпасами, обмундированием и продовольствием.

Однако и этого новому командующему казалось мало. Фрунзе обратился в Иваново-Вознесенский губком РКП(б) с мольбой прислать ему для борьбы с Врангелем коммунистов. Комфронта считал принципиально важным обеспечить свои войска достаточным количеством многоопытных партийных работников, которые не разбегутся в сложный момент сражения, а будут стоять до конца и своим примером поведут в бой немного решительных красноармейцев.

Присоединиться к поезду Фрунзе, на которого просоветский элемент Москвы смотрел как на будущего ликвидатора оставшейся горстки «помещиков и эксплуататоров», напросился пролетарский стихотворец Демьян Бедный. Для укрепления морального духа бойцов пообещал приехать на фронт председатель ВЦИК Михаил Калинин. Кроме того, главнокомандующий всеми вооруженными мочами РСФСР Сергей Каменев обязался помочь артиллерией, самолетами и огнеметами. Своему старшему адъютанту Сергею Сиротинскому Фрунзе возложил найти в Москве все, что опубликовано в печати о танках, а также о предстоящем театре военных действий.

«Сиротинский искал в Москве книжки о крымских походах русских армий. Часами копался он в букинистической литературе на Арбате, на Тверской, на Сретенке и на Варварке. И не зря: очень многое удалось разыскать. Любой день Фрунзе наведывался в полевой штаб Реввоенсовета, тщательно изучал там последние оперативные данные. Вечерами допоздна декламировал в гостинице. 25 сентября фронтовой поезд вышел из Москвы. Состав был довольно громоздким, поэтому охрана поезда была повышена», — отмечается в книге «М. В. Фрунзе: Военная и политическая деятельность».

Главнокомандующий белыми войсками Врангель тоже не сидел без дела. Предугадывая скорый натиск РККА ввиду неудачи в Польше, 14 сентября он сам начал решительное наступление на красных – заключительнее в Гражданской войне. Уже на следующий день, 15 сентября 1920 года, у Обиточной косы в Азовском море произошел заключительный бой русской эскадры под Андреевским флагом. При примерном равенстве по числу кораблей белые имели заметное превосходство в скорости и мочи артиллерийского огня. Сражение продолжалось 6,5 часов. Если верить советской стороне, после потери одного корабля и бегства иного врангелевская эскадра отказалась от продолжения боя и отступила к Керчи. По этой версии, победа у Обиточной косы стала крупнейшей для алого флота в Гражданской войне.

Белые, однако, считали, что успех в морском сражении остался за ними.

Руководивший их эскадрой Борис Карпов запоздалее писал: «К сожалению, в этом бою мы не смогли уничтожить противника. Мы потеряли один корабль, который могли легко заменить иным; красные — свой лучший корабль, сильно поврежденным. В утреннем бою неприятель превосходил нас силами втрое, но был нами обращен в бегство. В дневном бою противник превосходил нас вдвое и гораздо — числом снарядов, которых не жалел, но бой материально кончился вничью. Однако морально он оказал такое действие на алых, что с тех пор красные корабли никогда больше до самого конца кампании не показывались в Азовском море».

19 сентября сухопутные части белоснежных взяли Александровск (ныне Запорожье), а 28-го – Мариуполь, подойдя на 17 км к Юзовке (ныне Донецк) и на 30 км к Таганрогу. Оглушительные победы войск Врангеля в сентябре 1920-го привели к дезорганизации и деморализации красных частей, а трофеи белых были огромны — до 12 тысяч пленных, 40 орудий, шесть бронепоездов.

Параллельно готовилась штурм на Каховский плацдарм, созданный красными и потенциально весьма опасно угрожавший белым.

«В течение сентября Русская армия рассеяла противника на всем фронте от Азовского моря до Кичкасской перевозы. Задача моя — развязать себе руки для заднепровской операции — была выполнена», — уточнял Врангель в своих мемуарах.

Тем порой был сформирован Реввоенсовет Южного фронта. В него вошли Сергей Гусев, Бела Кун, Мирон Владимиров и Ивар Смилга. Начальником штаба по настоянию Фрунзе сделался Иван Паука. Опасность наступления Врангеля для УССР и РСФСР дала жизнь новому лозунгу: «Все на борьбу с Врангелем!». Значительнейшим стратегическим шагом красных в этот период войны явилось заключение военного союза с Нестором Махно. В лице 15 тысяч повстанцев РККА получила добавочную помощь против Врангеля. Тому, в свою очередь, никак не удавалось через своих эмиссаров добиться содействия поляков – если не новоиспеченным наступлением на большевиков, то формированием на территории Польши еще одной Русской армии.

Охранник командующего Южным фронтом, венгерский коммунист Ене Дьеркеи в своей книжке «Рядом с Фрунзе», вышедшей в начале 1960-х, вспоминал: «26 сентября 1920 года специальный поезд прибыл в Харьков. Перед Фрунзе стояли вящие задачи. Врангель захватил Крымский полуостров и оттуда угрожал топливной базе всей Советской России – Донецкому бассейну. Место и погода благоприятствовали противнику. Представители французского капитала помогали Врангелю оружием и деньгами. Вход в Крым прикрывали Перекопские укрепления, какие тогдашние буржуазные военные специалисты считали неприступными. Бойцы Красной армии, уставшие от боев, вооруженные старым оружием, готовились к выполнению труднейшего задания».

Сам Фрунзе доносил Ленину: «Дух войска надломленный, в массах слышатся разговоры об измене, свежих резервов нет, положение усугубляется дезорганизацией тыла. В самом Харькове у меня сейчас нет ни одной верной части. Чувствую себя со штабом фронта в окружении враждебной стихии».

Польские и союзные им петлюровские войска к концу сентября 1920 года бывальщины уже под Киевом и Винницей. Имелись все возможности создать единый фронт Польши, Симона Петлюры и Врангеля, указывает украинский историк Виктор Савченко.

Страшась этого объединения, Ленин настаивал на общем контрнаступлении РККА уже в двадцатых числах сентября.

Но Фрунзе, понимая губительность неподготовленного наступления, затягивал его начин до 18–22 октября, ожидая прибытия свежих резервов и прежде всего 1-й Конной армии. Тогда еще ничто не сообщало о том, что развязка войны наступит менее чем через два месяца.

Источник


«Взять до зимы»: как Ленин послал Фрунзе в атаку на Крым