«Хрупкое равновесие»: как Горбачев пытался избавить СССР от развала

Прослушать новинка Остановить прослушивание

«Хрупкое равновесие»: как Горбачев пытался избавить СССР от развала

Президент СССР Михаил Горбачев во время встречи с главами союзных республик по проекту соглашения о…

Президент СССР Михаил Горбачев во время встречи с главами союзных республик по проекту договора о создании Союза суверенных стран, Ново-Огарево, 1991 год

Юрий Абрамочкин/РИА «Новости» 23 апреля 1991 года главы девяти союзных республик и президент СССР Михаил Горбачев подмахнули заявление о принципах нового Союзного договора. Путем расширения полномочий республик предполагалось спасти Советский Союз от распада. Подписание соглашения планировалось на 20 августа. Однако начавшийся днем ранее путч сорвал эти планы. Rambler-почта Mail.ru Yandex Gmail Послать письмо Скопировать ссылку

«Хрупкое равновесие»: как Горбачев пытался избавить СССР от развала

      Весна 1991 года выдалась крайне сложной как для Советского Союза, так и для его президента Михаила Горбачева. Все углублялся экономический кризис. Из-за развала связей между республиками союзный бюджет не получил возле 40% поступлений. Население было обозлено на правительство из-за падения уровня жизни.

      Тем не менее, 17 марта 1991-го немало 76% советских граждан высказались за сохранение СССР на всесоюзном референдуме. Голосование не проводилось в шести республиках, решительно настроенных на выход из Советского Альянса. И все равно итоги референдума приободрили Горбачева. Верховный Совет СССР заключил, что принятое на голосовании решение является решительным и имеет обязательную силу на всей территории страны. Президенту и Совету Федерации рекомендовалось ускорить разработку проекта новоиспеченной Конституции СССР.

      2 апреля 1991 года в СССР произошло не имевшее аналогов повышение розничных цен и тарифов. Стоимость продуктов столы и услуг выросла в несколько раз. Миллионы людей в одночасье оказались за порогом бедности. В середине месяца Горбачев посетил Японию и Полуденную Корею, которая согласилась предоставить СССР крупный кредит в обмен на помощь при вступлении в ООН и содействие в урегулировании ситуации с КНДР.

      22 апреля 1991 года премьер-министр Валентин Павлов признал, что «край, по существу, оказалась в зависимости от иностранных кредиторов».

      В «обновленный Союз» под названием «Содружество суверенных государств» (ССГ) согласились вступить 9 из 15 республик — Россия, Украина, Белоруссия, Казахстан, Узбекистан, Туркмения, Киргизия, Таджикистан и Азербайджан. Грузия присутствовала на переговорах, но заявление в итоге не подмахнула. Не участвовали в Ново-Огаревском процессе Эстония, Латвия, Литва, Армения и Молдавия.

      23 апреля 1991 года Горбачев достиг в Ново-Огареве договоренности с лидерами девяти республик о подписании в ближайшем будущем нового Союзного договора суверенных государств, который известен как заявление «9+1» (девять лидеров союзных республик + президент СССР). С прочими бывшими союзными республиками предполагалось строить отношения на основе общепринятых международных правил.

      «16-19 апреля состоялся ранее запланированный мой визит в Японию, а после возвращения, 23-го, мы скопились с руководителями высших государственных органов республик в ново-огаревском особняке, — вспоминал Горбачев в своей книге «Жизнь и реформы». — Я повел беседа с коллегами, глядя им в глаза. Обстановка тяжелейшая, нужны неординарные, согласованные эффективные действия. Надо постараться отложить в сторонку расхождения, касающиеся в общем-то частных вопросов, и тем более личные симпатии и антипатии. Поставить выше всего интересы края. Это велит наш долг, бремя ответственности. Сейчас важно сформулировать документ — краткий, понятный людям, которые увидали бы, что руководители намерены действовать решительно и согласованно. Это сразу успокоит общество, разрядит грозовую атмосферу. Мое настроение передалось участникам встречи. Одинешенек за другим, каждый по-своему, они поддержали такой подход и высказались за согласованное заявление».

      Совместное заявление о безотлагательных мерах по стабилизации обстановки в краю и преодолению кризиса начиналось фразами о необходимости «решительных мер по восстановлению повсеместно конституционного порядка, неукоснительному соблюдению действующих законов впредь до принятия новоиспеченного Союзного договора и Конституции Союза». В то же время оно провозглашало, что в СССР могут остаться лишь те республики, которые этого пожелают.

      Другими словами, Горбачеву пришлось отказаться от попыток сохранить Советский Союз в первозданном виде.

      Согласно этому документу, республики получали гораздо больше прав, а центр из управляющего превращался в координирующий. В результате многие союзные структуры, прежде всего министерства и ведомства, претерпели бы положительные изменения. В руках союзного руководства при такой формуле оставались бы лишь вопросы обороны, финансовой политики, внутренних дел. Все прочие вопросы решались бы на республиканском уровне.

      «Сама идея подписания какого-то нового договора между союзными республиками, на базе какого может быть создана и новая Конституция СССР, возникла еще в конце 1990 года, — отмечал в своей книжке «Советский Союз. Последние годы жизни» историк Рой Медведев. — Тогда же началась и работа над концепцией и проектами. Первоначальный проект договора о Союзе суверенных республик был опубликован в «Правде» 9 марта 1991 года, но обсуждение его шло вяло. Труд над созданием и редактированием этого документа происходила в большой подмосковной правительственной резиденции в Ново-Огареве. В этой работе принимали участие юристы, работники партийного аппарата ЦК КПСС, сюда приглашались и главы союзных и автономных республик, нередко приезжал и сам Горбачев. Варианты договора множились и менялись».

      Представители девяти республик и Горбачев подчеркивали нужда скорейшего заключения нового Союзного договора. Однако состоявшиеся в Ново-Огареве в мае – июне многочисленные встречи выявили порядочные расхождения и противоречия: если одни настаивали на конфедеративных принципах, то другие желали сохранения более тесных отношений, то кушать, федерации. Первую позицию занимали Россия и Украина, вторую – председатель Верховного Совета СССР Анатолий Лукьянов.

      «Заявление «9+1» с подписями Горбачева, Бориса Ельцина и глав других республик появилось неожиданно для всех. Это, конечно, ошеломляющая новость, — записал в своем дневнике ученый-экономист, в ту пору член Президентского рекомендации СССР Вадим Медведев. — Работа шла в довольно конструктивном духе. Это видно и по тому, что итоговое заявление в общем-то в своей основе не так уж мощно отличается от проекта. Заседали в узком составе. Конечно, в заявлении есть и ряд уступок (Союз суверенных государств; в числе тех, кто будет подписывать Союзный соглашение, не упомянуты автономии), но зато по всем другим пунктам получено согласие, и это открывает новую страницу в политике и практических поступках».

      После принятия заявления участники процесса вместе поужинали и подняли тосты.

      Позднее Горбачев вспоминал, что в тот момент у него «от дави отлегло, появилась надежда».

      На пленуме ЦК КПСС 24-25 апреля 45 первых секретарей обкомов из 75 потребовали освобождения Горбачева от места генерального секретаря. Он смог сохранить свой пост только благодаря предварительному утверждению основ Союзного договора.

      «Достигнутое принципиальное согласие было значительнейшим условием прекращения все более обострявшегося конфликта между председателем Верховного Совета России Ельциным, бесспорным лидером в стане сторонников решительного продолжения реформ, и президентом СССР Горбачевым, желавшим сохранить хрупкое равновесие между реформаторами и рутинерами и соблюсти интересы центра перед лицом возраставших требований со стороны республик, добивавшихся самостоятельности, суверенитета и даже целой независимости», — отмечал французский историк Николя Верт.

      Юридически состав нового Союза надлежало зафиксировать в Союзном соглашенье, который еще предстояло подписать.

      17 июня 1991 года Горбачев подписал, а на следующий день направил в Верховный Совет СССР и в Верховные Рекомендации республик проект договора «О Союзе суверенных государств». После радикальных изменений последний вариант был обсужден в Ново-Огарево 23 июня 1991-го. На встрече Горбачева, Ельцина и Нурсултана Назарбаева 29-30 июня было зачислено решение о его подписании главами союзных республик 20 августа. По предложению Горбачева автономные республики должны были тоже сделаться соучредителями нового Союзного государства. Ельцин против этого не возражал. Напротив, именно он в это время активно ратовал за расширение прав самоуправлений.

      Как известно, подписание Союзного договора сорвал начавшийся 17 августа 1991 года путч. Процесс распада СССР завершился 8 декабря 1991-го, когда главы России, Белоруссии и Украины подмахнули Беловежские соглашения о прекращении существования Союза ССР и создании Содружества независимых государств (СНГ).

      «Хрупкое равновесие»: как Горбачев пытался избавить СССР от развала

      Президент СССР Михаил Горбачев во пора встречи с главами союзных республик по проекту договора о…

      Президент СССР Михаил Горбачев во время встречи с главами союзных республик по проекту соглашения о создании Союза суверенных государств, Ново-Огарево, 1991 год

      Юрий Абрамочкин/РИА «Новости» Rambler-почта Mail.ru Yandex Gmail Послать письмо Скопировать ссылку

      Источник

      Вам также может понравиться