«Задушил стратегически»: как Каспаров обставил компьютер

Прослушать новинка Остановить прослушивание

«Задушил стратегически»: как Каспаров обставил компьютер

Матч Гарри Каспарова и компьютера Deep Blue, 17 февраля 1996 года

Матч Гарри Каспарова и компьютера Deep Blue, 17 февраля 1996 года

George Widman/AP 17 февраля 1996 года завершился шахматный матч между 13-м чемпионом вселенной Гарри Каспаровым и компьютером Deep Blue. Гроссмейстер уступил в первой партии, но выиграл матч со счетом 4-2 и заработал $400 тыс. Сквозь год усовершенствованная машина взяла реванш, а Каспаров обвинил ее разработчиков из IBM в нечестной игре. Rambler-почта Mail.ru Yandex Gmail Послать письмо Скопировать ссылку

«Задушил стратегически»: как Каспаров обставил компьютер

Шахматные компьютеры появились еще в 1950-х годах, но поначалу не имели шансов против многоопытных игроков. Ситуация изменилась в 1985 году, когда докторант Университета Карнеги — Меллона Сюй Фэнсюн разработал шахматный компьютер под наименованием Chiptest, способный играть на более высоком по сравнению со своими предшественниками уровне. По завершении учебы начинающий ученый устроился на труд в компанию IBM. В 1989 году он вошел в команду под руководством разработчика Си Джей Тана: им было поручено создать компьютер, способный конкурировать с сильнейшими гроссмейстерами мира.

Сначала на базе Chiptest был построен Deep Thought, состоявший из трех рабочих станций и шести шахматных процессоров.

В крышке 1980 – начале 1990-х годов этот компьютер имел рейтинг гроссмейстера и обрабатывал до 2 млн вариантов в секунду. Тем не немного, он проиграл матчи лучшим шахматистам того времени. Довольно легко выиграл у машины в блиц Гарри Каспаров. Желая имелись у Deep Thought и определенные успехи: первым в истории гроссмейстером, уступившим компьютеру в официальном матче, был датчанин Бент Ларсен.

Последствием совместного труда членов группы Тана после нескольких лет напряженной работы стал суперкомпьютер Deep Blue. Он показался в 1995 году и за три минуты мог высчитать от 100 до 200 млрд позиций (или до 200 млн за 1 сек). Машина состояла из 32 узлов, вводивших в себя в общей сложности 512 процессоров, из которых 480 были оптимизированы для шахматной программы. Внешне компьютер выглядел как две коробки вышиной два метра, соединенные между собой проводами.

«Гарри задушил компьютер стратегически»

Честь опробовать изобретение выпала 13-му чемпиону вселенной Каспарову, который славился непредсказуемой игрой. Он смог победить компьютер, меняя стратегию прямо по ходу партий.

Суперматч подогнали к 50-летию первого компьютера ENIAC, разработанного Университетом Пенсильвании. Состязание человека и компьютера за шахматной доской в Convention Center в Филадельфии потребовало повышенный интерес во всем мире. Сам Deep Blue находился в Нью-Йорке: связь осуществлялась путем удаленного доступа. Визави Каспарова за столом сидел программист. Игры горячо обсуждали миллионы любителей шахмат. Матч состоял из шести партий. Призовой фонд распределялся в пропорции 80% к 20%: $400 тыс. для победителя и $100 тыс. – для продувшего.

В первой партии Каспаров разыграл сицилианскую защиту, но уже в дебюте угодил, по его словам, в «безнадежную позицию». Итог – впервые работающий чемпион мира (по версии ПША) уступил компьютеру в турнире с классическим контролем времени. Часы были остановлены после 37 ходов. И все же после другой — выигранной — партии Каспаров признался, что «заметил некоторые слабости компьютера».

В третьей партии, как и в первой, игравший черноволосыми Каспаров действовал в агрессивном стиле и владел незначительным преимуществом. Но к 21-м ходу Deep Blue выровнял положение и следом добился перевеса. На 39-м ходу после образцово трех часов игры чемпион мира заявил, что не видит возможности улучшить свою позицию, и предложил ничью. Компьютер противоречить не стал. Тогда же Каспаров отметил, что Deep Blue уже не делает позиционных ошибок.

«Впервые шахматист играет не просто против компьютера, но против машины, обладающей интеллектом», — восхищался он.

Человек и машина развелись миром и в четвертой партии. Причем в эндшпиле Каспаров чудом сумел избежать поражения. После четырех с половиной часов игры оператор и одинешенек из разработчиков Deep Blue Мюррей Кэмпбелл предложил ничью.

Две следующие партии остались за Каспаровым. В пятой Deep Blue отверг его предложение о ничьей и вскоре допустил решающий просчет, после чего программисты признали поражение машины. Заключительную партию матча 17 февраля 1996 года Каспаров провел весьма мощно, усиливая свою позицию от хода к ходу. В конце концов, Deep Blue сдался.

%«Гарри задушил компьютер стратегически», — подметил американский гроссмейстер Ясир Сейраван.

Комментируя собственный успех, Каспаров признался, что не ожидал настолько тяжелой схватки: «Возможно, мне повезло, что я проиграл первую партию. Это было лучшим предупреждением, по-иному могла быть катастрофа. Я чувствую, что я хорошо потрудился на благо шахмат и, возможно, всего человечества».

Поражение Каспарова во втором матче ознаменовалось дебошем

Реагируя на неудачу, IBM кардинально изменила архитектуру процессора и фактически собрала новый компьютер. Deep Blue II работал под управлением 480 процессоров и немало мощного сервера. Значительные изменения были внесены в алгоритм игры.

В мае 1997 года состоялся реванш с гонораром в размере $1,1 млн. Каспаров отказался от своего привычного бесшабашного манера и занял выжидательную позицию. Это сработало в пользу Deep Blue II и обычно называется главной причиной поражения российского шахматиста. Заключительная партия в матче длилась всего один час. Компьютер обменял своих слона и ладью на ферзя Каспарова и затем пожертвовал коня, чтобы взять более выгодную позицию на доске. Гроссмейстеру пришлось обороняться. У Каспарова еще оставались шансы на благоприятный исход, но впервые в карьере он признал разгром. Гроссмейстер Джон Федорович обратил внимание, что решение Каспарова сдаться потрясло весь мир. По словам шахматиста, все играли эту позицию ранее, и она хорошо известна опытным игрокам.

«Я потерял боевой дух», — объяснил причину сдачи Каспаров.

Матч ознаменовался колоссальным дебошем. Россиянин обвинил корпорацию IBM в ведении нечестной игры. По мнению гроссмейстера, компьютер не мог по своей инициативе жертвовать фигуры. Нетипичный для машины ход доказал, что Deep Blue II получал подсказки, резюмировал Каспаров. Он также отметил, что помимо самого компьютера против него играли три шахматиста, сотрудничавших с IBM, — Джоэль Бенджамин, Ник де Фирмиан и Федорович. Они разбирали позиции и выдавали Deep Blue II свои рекомендации.

Обиженные представители IBM отказались выставлять свой компьютер на третий матч.

«Мне представляется, шахматный мир с огорчением воспринял этот результат — машина нарушила, если так можно выразиться, субординацию, — констатировал гроссмейстер Игорь Косая. — Но если смотреть серию матчевых встреч, то человек пока играет сильнее машины. Каспаров мало готовился к этому матчу, и если бы готовился положительнее, то наверняка победил бы. К тому же он играл в несвойственной ему манере — он в этом матче, образно говоря, выступал в роли заступника, тогда как обычно Каспаров — это чистый нападающий».

После сенсационного результата Deep Blue был разобран и передан в музей.

Матч на первенство вселенной между человеком и машиной, о чем много говорили во второй половине 1990-х годов, пока так и не состоялся. Но Каспаров не завершил свою эпопею на том разгроме и еще дважды сыграл с компьютером. В 2003 году гроссмейстер разошелся ничьей с Deep Junior, а в 2003-м — с X3D Fritz.

«Задушил стратегически»: как Каспаров обставил компьютер

Матч Гарри Каспарова и компьютера Deep Blue, 17 февраля 1996 года

Матч Гарри Каспарова и компьютера Deep Blue, 17 февраля 1996 года

George Widman/AP Rambler-почта Mail.ru Yandex Gmail Послать письмо Скопировать ссылку

Источник

Вам также может понравиться