Закопанная история: что делать с погибающими курганами

Закопанная история: что делать с погибающими курганами

В Курганской районы уничтожен могильный курган 1-го тысячелетия до нашей эры — местный фермер забрал с него землю для своих нужд. Эксперты находят, что не знать о том, что это охраняемый государством объект, вандал не мог. Доступной местному населению информации о могильниках, курганах и других археологических объектах крайне немного, признают специалисты, и это даже хорошо. Почему — в материале «Известий».

Исторический раскоп

В истории с фермером-вандалом речь шагает о древнем захоронении в Кетовском районе Курганской области. Злоумышленник вывез землю, чтобы высыпать её на свои поля. На кадрах, опубликованных с пункты происшествия, видны кости животных на том месте, где был курган. Сейчас СУ СКР по Курганской области проводит доследственную проверку по этому инциденту.

Начальство управления охраны объектов культурного наследия правительства Курганской области Сергей Севостьянов сообщил «Известиям», что инцидент был зафиксирован ещё в апреле 2021 года, было устремлено заявление о привлечении лица, который причинил вред объекту, к уголовной ответственности.

Управляющий партнёр ООО «Легес Бюро» Мария Спиридонова отметила, что фермер в этой ситуации свершил преступление, предусмотренное ст. 243 УК РФ «Уничтожение или повреждение объектов культурного наследия». Штраф здесь очень серьёзный — до 3 млн руб., обязательные труды, принудительные работы на срок до трёх лет или лишение свободы на тот же срок.

Закопанная история: что делать с погибающими курганами

Фото: Depositphotos/LehaKoK  

В управлении охраны объектов цивилизованного наследия сообщили, что уничтожен «Курганный могильник Орловский-1», который обследовали в ходе разведочных работ в 2017 году. Сообразно предварительной датировке, памятник относится к раннему железному веку (VII в. до н.э. — III в. н.э.).

Мотивация фермера, который разрушил курган, пока неотчетлива. Однако эксперты полагают, что не знать о том, что это за холм на его территории, он не мог.

— Все местные знают, что живут возле курганов, — пояснил «Известиям» курганский археолог Игорь Новиков. — Курган опахивается техникой уже десятки лет — фермеры его обходят при распашке. Он есть на доминирующей возвышенности. Это заметное сооружение даже спустя две тысячи лет.

По его словам, рядом находится ещё несколько курганов, в том числе, в четырёх километрах — самый крупный в регионе.

Археолог Сергей Сиротин также замечает, что здешние жители, как правило, знают про курганы. Исключение — распаханные места, о наличии которых известно только специалистам.

Закопанная история: что делать с погибающими курганами

Фото: Depositphotos/photographee.eu  

— Но то, что в Кетовском зоне — очевидно, что это курган, — заметил Сиротин . — Фермер понимал, что разрушает курган.

Тепличные условия

Стоит отметить, что случаи, когда древние захоронения разрушают попросту по незнанию, также встречаются. Так, в сентябре 2020 года в Новгородской области через них проложили трассу для мотокросса. Одна из насыпей, оставшаяся от финно-угорских племён, существовавших на этой территории в середине I тысячелетия нашей эры, оказалась разрезана глубокой колеей. Никто не стал проверять, что это за возвышенности — рукотворные или природные.

РЕН ТВ сообщает, что в Дагестане незнакомые разрушили уникальный памятник истории возрастом более 5 тыс. лет — холм, под которым нашли древнее поселение, бизнесмены разровняли и выстроили там теплицы. В этом регионе зафиксирована целая серия случаев уничтожения памятников федерального значения, в том числе утрачена группа древних захоронений Инчхе.

Закопанная история: что делать с погибающими курганами

Проложенная на кургане линия для мотокросса в Новгородской области Фото: ВНовгороде.ру/vnovgorode.ru/Павел Колосницын  

Вандалами в подавляющем большинстве случаев становятся предприниматели — регион переживает бум оранжерейного бизнеса, парники строят на любом свободном месте. При этом в Центре охраны памятников истории, культуры и архитектуры заявили, что чиновники в администрации зоны «просто не знают, где археологические памятники под землёй есть, а где их нет».

Чёрная навигация

Научный сотрудник отдела сохранения археологического наследства Института археологии РАН Ольга Зеленцова указывает: действительно, информированность жителей о подобных объектах не всегда хороша.

— Но это палка о двух крышках, — сказала она «Известиям». — Информированность о законе однозначно нужна. А информированность о памятниках… Вы сами ведаете, какой бич эти черные археологи в нашей стране. С одной стороны, хорошо бы, чтобы на каждом памятнике стояла табличка: не трогай, это монумент. Но таблички без физической охраны будут скорее вредить. На каждый памятник физическую охрану не поставишь.

Эксперт считает, что необходима информированность в том смысле, чтобы люди понимали ценность археологии. А давать информацию о памятниках — опасно.

Сергей Сиротин именует открытую информацию о них «навигацией для черных копателей».

Закопанная история: что делать с погибающими курганами

Построенные на кургане теплицы в Дагестане Фото: ИЗВЕСТИЯ  

— У меня нет впечатления, что в резоне сохранения подобных объектов что-то меняется в лучшую сторону, — заявил «Известиям» директор Института археологии РАН Николай Макаров. — Кушать отдельные успешные действия силовиков, когда по фактам разрушения памятников предпринимаются следственные действия, возбуждаются иски, возвращаются собрания. Случаи есть, но они бывают ответом лишь на очень серьёзные разрушения.

По его словам, разрушениям подвергаются большие погребения с увлекательным инвентарём, и ситуация здесь остаётся тяжёлой.

— Пока у нас не будет полностью заблокирована торговля археологическими древностями в интернете, мы не сможем ничего сделать, — произнёс Макаров. — Именно интернет-сайты — это главный канал торговли. Это серьёзная проблема, здесь нет простых решений.

Ольга Зеленцова находит: сейчас происходит новый всплеск активности черных копателей. Их активность немного снизилась после того, как в 2013 году был зачислен закон об уголовной ответственности за уничтожение или повреждение объектов культурного наследия (ст. 243 УК РФ).

Закопанная история: что делать с погибающими курганами

Фото: ИЗВЕСТИЯ/Дмитрий Коротаев  

— Сейчас мы опять сталкиваемся с тем, что все поля разрыты, — говорит она. — Торговля в интернете большую роль играет. Она отслеживается, но не пресекается. Дела по археологии ещё весьма сложно доказать, ими не любят заниматься. Хотя были несколько крупных уголовных дел в отношении черных копателей.

Закон с возвратной силой

Заведующий отделом научной информации и подготовки публикаций Института археологии РАН Николай Лопатин отмечает: система охраны вдали не везде хорошо работает, особенно в глубинке.

— Многие памятники археологии официально не стоят на государственной охране, — приметил он. — Это не значит, что их можно сносить, закон предусматривает, что с момента обнаружения памятник находится под охраной государства.

Научный сотрудник отдела сохранения археологического наследства Института археологии РАН Ольга Зеленцова подтверждает: в России есть хороший закон ФЗ-73, который все эти случаи, по идее, должен предотвращать.

— В этом законе кушать несколько статей, которые регламентируют, как проводить любые работы — строительные, земляные, — когда на территории есть объект археологического наследства: курган, селище и т.д., — рассказала она «Известиям». — По ней любые работы должны предваряться работами по сохранению объекта археологического наследства. Если неизвестно, что на территории есть такой объект, то орган охраны памятников просит провести историко-культурную экспертизу.

Закопанная история: что делать с погибающими курганами

Фото: ТАСС/Валерий Шарифулин  

Она указывает, что такие предметы хорошо отрегулированы законом, и если правильно его исполнять, то памятники уберечь от последствий хозяйственной деятельности вполне реально.

— Но не всюду закон исполняется, не везде эти обращения к органам охраны хорошо и правильно отработаны, — сказала Зеленцова. — Я тружусь в Поволжье, и здесь в основном практика уже хорошо налажена. Но в других регионах могут быть проблемы. Дело в исполнении и компетентности органов охраны.

Сергей Севостьянов также отметил, что 73-ФЗ «предполагает исчерпывающие механизмы, обеспечивающие информирование лиц, осуществляющих домовитую деятельность, о наличии на земельных участках объектов культурного наследия».

— Вместе с тем, следует отметить наличие проблем утилитарного применения норм KoAП РФ и УК РФ, устанавливающих ответственность за причинение вреда археологическому наследию, — сказал Севостьянов.

Есть и ещё одна проблема — подобный закон иногда становится проблемой для местных жителей. Так, СМИ сообщают, что в Карелии Прионежский суд обязал сельскую воспитательницу Анну Ларионову разобрать доля построенного дома на участке, выданном ей государством. Уже после того, как ей выдали землю, выяснилось, что она находится в границах территории объекта цивилизованного наследия «Стоянка Шуя ХХII». И теперь женщина сама должна провести спасательные археологические работы.

Закопанная история: что делать с погибающими курганами

Фото: РИА Новости/Владимир Песня  

Первоначальный суд по этому поводу она выиграла, однако вышестоящие инстанции отменили это решение и развернули дело не в пользу Ларионовой. Теперь ей необходимо заниматься не воспитанием детей, а археологией.

Юрист Мария Спиридонова полагает, что решение это «не отвечает требованиям законности и обоснованности».

— В ситуации, когда собственник осуществлял стройка жилого дома при наличии необходимых разрешений и отсутствии приказа, установившего территорию выявленного объекта культурного наследия, он не может быть принуждён к сносу доли дома и проведению спасательных археологических работ, — заявила она «Известиям». — Базовый принцип, сформулированный ещё в Конституции, гласит, что закон (и соответственно другие нормативно-правовые акты) обратной силы не имеет. Следовательно, если строительство началось ещё до принятия приказа управления, то признать его противозаконным и обязать снести объект не представляется соответствующим нормам закона.

Она также предлагает рассмотреть вопрос об обращении с иском о возмещении уронов к администрации, так как чиновники могли знать о предстоящем включении земли в границы территории объекта культурного наследия.

Охранная философия

Николай Лопатин помечает: раньше считалось, что археологическому наследию больше угрожает хозяйственное освоение, но в последние десятилетия именно черные копатели сделались более серьёзной проблемой.

Закопанная история: что делать с погибающими курганами

Фото: РИА Новости/Анна Садовникова  

— Грабители действуют целенаправленно на тех объектах, какие могут содержать исторические ценности, — сказал он. — Если фермеру курган попадается случайно, то грабители работают целенаправленно и эффективно, используя и научные данные, и металлодетекторы, которые запрещены сейчас, — они с того или иного памятника вытаскивают тяни металл. По объёмам грунта это может быть гораздо меньше, но по степени ущерба научного, исторического и культурного — больше.

При этом, замечает Лопатин, сейчас вящая часть археологов работает на объектах, которым угрожает тот или иной фактор: природный или хозяйственный — строительство автодорог, газопроводов.

— Всеобщей понимание сейчас таково, что лучше сохранять что-то, что осталось от прошлого, — говорит он. — Охранная философия заключается в том, что в грядущем мы сможем исследовать это лучше. Методика развивается и улучшается непрерывно, и в будущем из этого объекта мы сможем извлечь больше научной информации. Да и в цельном лучше сохранить в первозданном виде исторический ландшафт. Поэтому сейчас не приветствуются раскопки просто с научными мишенями — для пополнения музеев. Копнуть, чтобы что-то узнать — сейчас это считается неправильным. Основная задача археологии как науки в касательстве ещё сохранившихся памятников — подольше их сохранить.

Однако такой подход к изучению археологических памятников — настоящая дилемма для учёных. С одной сторонки, хочется всё сохранить, но в то же время информация о курганах и памятниках остаётся закрытой. И не все археологи с этим подходом согласны.

— Наука развивается, методика улучшается, как и техническое оснащение, и определённая логика в том, что какие-то объекты нужно сохранить для будущих исследователей, есть, — говорит Сергей Сиротин. — Но в свете заключительных тотальных разрушений, если есть возможность для исследования курганов, их нужно исследовать. Это моя точка зрения.

Закопанная история: что делать с погибающими курганами

Фото: РИА Новости/Павел Львов  

Он подчеркнул, что выбор археологов вечно делается в пользу того кургана, которому действительно что-то угрожает.

>