«Дама во цвете лет»: как мать Петра I стала русской царицей

Прослушать новинка Остановить прослушивание

«Дама во цвете лет»: как мать Петра I стала русской царицей

РИА «Новости», коллаж 1 февраля 1671 года состоялось венчание вдовствующего царя Алексея Михайловича и юной Натальи Нарышкиной. Этому супружеству пытались помешать, однако государь не поверил доносам на свою избранницу. Нарышкина родила Алексею Михайловичу наследника — грядущего Петра Великого. После смерти царя родственники его первой жены Марии Милославской подвергли соперницу жесткой опале. Однако Нарышкина сумела добиться воцарения своего сына на престоле и помогала ему мастерить первые шаги в управлении державой, которую он навсегда изменил. Rambler-почта Mail.ru Yandex Gmail Отправить послание Скопировать ссылку

«Дама во цвете лет»: как мать Петра I стала русской царицей

    13 марта 1669 года от родильной горячки скончалась первая жена царя Алексея Михайловича — Мария Милославская. Ей было 44 года. Это случилось сквозь пять дней после тяжелых родов. Дочь Евдокия умерла спустя два дня после появления на свет. Всего в этом супружестве родились 13 детей. Четверо из них умерли в младенческом или детском возрасте, а двое, Федор и Иван, занимали русский престол. Дочерью Милославской была и царевна Софья, регент при малолетних Иване и Петре, какую подросший единокровный брат затем насильно отстранил от власти.

    Считается, что все дети Алексея Михайловича мужского пола от Милославской имели немощное здоровье, а потому рано умерли. Единственным крепким отпрыском второго царя из династии Романовых был Петр – сын Натальи Нарышкиной.

    Сквозь шесть дней после смерти супруги, с которой он прожил 21 год, Алексею Михайловичу исполнилось 40 лет. В декабре 1669-го вдовцу организовали смотр невест, проведя перед его очами 70 девиц со всей страны.

    Государю понравилась 36-я по счету — 18-летняя Наталья Кирилловна из незнатного и небогатого рода Нарышкиных.

    Она доводилась дальней родственницей супруге боярина Артамона Матвеева — близкого друга царя — и воспитывалась в ее палатах. Нарышкина получила неплохое образование, умела общаться с мужчинами, обладала добрым нравом. Алексей Михайлович впервые увидел ее, когда гостил у Матвеева, а Наталья поднесла ему водку, икру и копченую рыбу. Тяни вечер он не спускал с нее глаз. Поняв, к чему идет дело, Матвеев молил освободить его и воспитанницу от столь высокой чести, опасаясь, что завистники испортят девице жизнь. Однако расчетливый боярин понимал и огромные перспективы такой партии.

    По одной из версий, выбор царя в прок Нарышкиной был предопределен уже на той встрече — и последующие смотрины во дворце превратились в пустую формальность для соблюдения обычая. Согласно иной, Нарышкина прошла во второй «тур» вместе с дочерью Ивана Беляева. Как указывал крупный историк второй половины XIX — первой половины XX столетия Евгений Шмурло, сохранились свидетельства закулисной борьбы между двумя партиями этих кандидаток и появления подметного послания (доноса) против Авдотьи Беляевой. Его современник, специалист по истории Москвы Иван Забелин, в свою очередь, уточнял, что Нарышкина как «смотренная нареченная» могла жить в доме Матвеева, где царь, действительно, мог не раз ее видеть.

    «Это женщина во цвете лет, роста выше среднего, с черными глазами навыкате; лик у нее кругловатое и приятное, лоб большой и высокий; вся фигура красивая, отдельные члены крайне соразмерные, голос, наконец, приятно звучный и все повадки крайне изящны», — описал Наталью современник, путешественник и дипломат Якоб Рейтенфельс.

    Еще во время траура по усопшей Милославской скончался четырехлетний царский сын Симеон, а в январе 1670 года – 15-летний Алексей, какого готовили к трону. Не ясны были перспективы двух оставшихся мальчиков Федора и Ивана. В этой ситуации от Нарышкиной требовалось, в первую очередность, родить самодержцу здорового наследника.

    Родственники Милославской, надеявшиеся на возвышение с приходом к власти одного из ее сыновей, встали в жесткую оппозицию к Нарышкиным. Они даже обвинили Матвеева в том, что для привлечения царя к своей воспитаннице он использовал приворотное зелье. Против Нарышкиной показалось подметное письмо. Оно стало поводом для проведения расследования, которое, впрочем, не выявило никаких грехов за будущей царицей.

    По суждению историка Игоря Андреева, написавшего биографию Алексея Михайловича, история с подметными письмами еще более укрепила чувства старящегося царя. Он усмотрел в этом явную клевету. Поэтому спустя девять месяцев, 1 февраля 1671 года, свадьба все-таки состоялась.

    «Нареченную поутру просто разбудили и повезли под венец, облачив в драгоценное платье столь тяжелое, что она изнемогла в нем. Все, включая самого Алексея Михайловича, пребывали в усилье, страхуясь и перестраховываясь», — отмечал Андреев, опираясь на воспоминания очевидцев событий.

    В Успенском соборе молодых венчал царский духовник. После венчания последовал шумный пир. Посаженым папой стал князь Никита Одоевский, посаженой матерью — его супруга Авдотья Федоровна. Матвеев стоял у сенника – почивальни новобрачных.

    Милославским пришлось на пора затаиться. А Матвеев, прежде занимавший лишь второстепенные должности, через месяц после царской свадьбы возглавил Посольский распоряжение (аналог МИД).

    «30 мая 1672 года у Натальи Кирилловны родился первенец — будущий царь Петр I. Обрадованный Алексей Михайлович отпраздновал это событие вящими пирами и милостями. Среди остальных был отличен Матвеев, вместе с отцом царицы пожалованный чином окольничего. А два года спустя, в октябре 1674 года, по случаю крестин царевны Феодоры, Артамон Сергеевич получил высший думный чин», — констатировал Андреев.

    Супружество Натальи Нарышкиной вышло недолгим, но счастливым. Любовь царя к ней все усиливалась, особенно после рождения детей. Воспитанная не по канонам традиционной знати, она привнесла немало нового в образ жизни русской царицы. На всех торжественных богослужениях Наталья Кирилловна присутствовала сама, а летом ездила в отворённой карете, что до нее считалось неслыханным. Она не стеснялась веселиться, заражая двор интересом к танцам и музыке, предпочитала свободу загородной существования камерности кремлевских палат. Алексей Михайлович старался во всем угождать молодой жене. Для проведения спектаклей в селе Преображенском выстроили «Комедийную хоромину». В октябре 1672 года там состоялось первое представление на сюжет библейской Книги Есфирь. А в январе 1673-го в Кремле показалась «Театральная хоромина».

    Есть мнение, что своим прогрессивным поведением царица повлияла и на сына Петра, которому, как известно, бывальщины чужды многие традиционные правила и ритуалы.

    Спокойные и счастливые времена завершились для Нарышкиной после смерти венценосного супруга в начале 1676 года. На престол взошел сын Милославской — Федор Алексеевич. Боярина Матвеева тотчас сослали без корабля, а овдовевшей царице пришлось поселиться с малолетними детьми в Преображенском.

    После смерти Федора III в 1682 году и воцарения 15-летнего Ивана и 10-летнего Петра Нарышкины восстановили старее влияние. Матвеева немедленно реабилитировали и вернули в Москву. Через несколько дней боярин погиб во время Стрелецкого бунта.

    Реальная воля перешла в руки царевны Софьи, ставшей регентом. Она совершенно не ладила со своей мачехой. В 1689 году Наталья Кирилловна организовала женитьбу сына на Евдокии Лопухиной, самолично подобрав ему невесту и поспешив с бракосочетанием. Таким образом, 17-летний царь по тогдашним законам вступил в совершеннолетие. Случилась их борьба с Софьей, окончившаяся победой Петра. При молодом Петре Нарышкина принимала участие в государственных делах. Влияние маме на государя было весьма заметным. Ее родня заняла важные места во власти.

    Наталья Кирилловна умерла в 1694 году от душевной болезни. Теперь Петру I пришлось углубиться в государственные вопросы и самостоятельно править державой.

    Rambler-почта Mail.ru Yandex Gmail Послать письмо Скопировать ссылку

    Источник

    Вам также может понравиться