«Товарищи Господу Богу и враги всему свету». Суровые пираты Севера

Новость опубликована: 19.07.2019

Балтийское море, на берегах какого лежат многие богатые города и страны, знало многих пиратов. Вначале оно было вотчиной викингов, которым, впрочем, по мере сил пытались составить конкуренцию и иные искатели денег и разных полезных вещей: от мехов, меда и воска до зерна, соли и рыбы. Знаменитый Ганзейский альянс (объединение торговых городов Северного и Балтийского морей) создавался в том числе и для защиты торговых путей.

«Товарищи Господу Богу и враги всему свету». Суровые пираты Севера
Ганзейский союз, карта

Hansa Teutonica

В числе балтийских пиратов бывальщины не только действовавшие на свой страх и риск «частники», но также и каперы (от латинского глагола, означающего «брать») некоторых стран. Одинокие корабли (и небольшие флотилии) даже самых богатых купцов ничего не могли противопоставить профессиональным любителям постороннего добра, и потому европейские негоцианты стали объединяться в товарищества. Первыми показали всем пример купцы Кёльна и Фландрии. Затем альянс об охране своих судов заключили Гамбург и Любек. Постепенно к ним стали присоединяться купеческие объединения других городов, поначалу лишь немецких, о чем говорит название Союза – Hansa Teutonica (немецкий союз). В 1267 году сложился единый союз 70 немецких городов, основным из которых был признан Любек.

«Товарищи Господу Богу и враги всему свету». Суровые пираты Севера
Любек, центр города, современное фото

«Товарищи Господу Богу и враги всему свету». Суровые пираты Севера
Сувенирная монета, посвященная Ганзейскому союзу, Германия, 2009 г.

Но со порой членами Ганзы стали и города, находившиеся за пределами Германии: Стокгольм, Псков, Рига, Ревель, Дерпт, Краков, Гронингем и иные. Представительства Ганзы были в Лондоне, Бергене, Новгороде и Венеции.

«Товарищи Господу Богу и враги всему свету». Суровые пираты Севера

«Товарищи Господу Богу и враги всему свету». Суровые пираты Севера
Сувенирная монета с изображением Ганзейского порта, Финляндия, 1996 г.

Скоро Ганзейский альянс уже мог позволить себе нанимать серьезную охрану своих судов, и даже посылать с ними боевые корабли сопровождения.

«Товарищи Господу Богу и враги всему свету». Суровые пираты Севера
Ганзейский трехмачтовый когг

«Товарищи Господу Богу и враги всему свету». Суровые пираты Севера
Ганзейский когг на немецкой сувенирной монете

Закончилось все созданием собственного военного флота Ганзы. Но во другой половине XIV века хрупкое равновесие на море в очередной раз нарушилось, и причиной тому стала война между Швецией и Данией. Но, при чем же тут пираты?

Первые витальеры

В 1376 г. умер король Дании Вальдемар IV, и регентом при своем сыне Олаве стала королева Маргарет, дама волевая, умная и решительная – настоящая «госпожа и хозяйка страны» (таковой её официально провозгласили ландстиги Дании и Норвегии).

«Товарищи Господу Богу и враги всему свету». Суровые пираты Севера
Королева Маргарет I, «госпожа и хозяйка» Дании, Норвегии, а после ещё и Швеции. Автор портрета Hans Peter Hansen

В 1388 г. по призыву недовольных своим королем шведских аристократов, она вмешалась в междоусобную брань в соседней стране. Уже в 1389 г. её войска сумели взять в плен шведского короля Альбрехта (битва при Осле близ Фальчёпинга), после чего осадили Стокгольм. В городе завязался голод, и отец плененного короля призвал на помощь «неукротимый народ из разных мест» («городские заправилы, горожане из немало городов, ремесленники и крестьяне» – свидетельство Детмара из Любека). Сборная команда заскучавших на берегу буржуа и крестьян должна была прорвать блокаду и привезти в Стокгольм продовольствие. Этот разношерстный сброд стал называть себя «виктальерами» (от «viktualier» – «съестные припасы») или «виктуальными братьями».

Полагают, что «неукротимый народ», пришедший «спасать Стокгольм», до этого понемногу лиходействовал на побережьях. Согласно, так называемому, «Береговому праву», человек, нашедший какие-то предметы, выброшенные морем, становился их владельцем. Но только при условии, что не выжил никто из экипажа утонувшего корабля. И потому спасать потерпевших кораблекрушение в те поры считалось «дурным тоном», напротив, их следовало немедленно прикончить, чтобы «на законных основаниях» присвоить оказавшееся «бесхозным» собственность.

Огромной эскадре викталеров (позже – витальеры), действительно удалось доставить в осажденный город большое количество продуктов и оружия. В награду многие из них, помимо денежек, потребовали каперские свидетельства, которые им и были выданы. Так был открыт настоящий «ящик Пандоры», и витальеры на долгие годы сделались проклятием купцов Балтийского моря.

Впрочем, сами витальеры себя заурядными пиратами и разбойниками не считали, полагая, что лишь перераспределяют нечестно нажитые обеспеченности («купец посеял, мы пожнем»). Об одном из вождей витальеров, Клаусе Штёртебекере, ещё долго в народе говорили:
«Он был славный небольшой – брал у богатых, давал бедным».

«Товарищи Господу Богу и враги всему свету». Суровые пираты Севера
Клаус Штёртебекер

Своим девизом витальеры избрали фразу: «Друзья Господу Господу и враги всему свету». Перед тем, как в очередной раз выйти в море, они в обязательном порядке исповедовались священнику, который, за соответствующую мзду, охотно прощал им и прошедшие, и будущие прегрешения. Добычу витальеры честно распределяли между всеми членами команды, и потому другим их названием было «правые», либо «Gleichteiler» – «делящие поровну».

После падения Стокгольма (1393 г.), вошедшие во вкус «братья» не вернулись домой – они отправились на остров Готланд, где правил сын плененного шведского короля Эрик. Он выдавал каперские грамоты не немного охотно, чем его дед, и Готланд на некоторое время стал Тортугой Балтийского моря. Главный город острова – Висбю (член Ганзейского альянса с 1282 года, между прочим), чрезвычайно разбогател благодаря политике покровительства пиратам.

«Товарищи Господу Богу и враги всему свету». Суровые пираты Севера
Сувенирная монета, посвященная Ганзейскому альянсу, Швеция, 1994 г.

О зажиточности жителей Висбю и всего острова прекрасно говорит факт обнаружения здесь более 500 относящихся к тому поре золотых и серебряных кладов.

«Товарищи Господу Богу и враги всему свету». Суровые пираты Севера
Городская стена Висбю, современное фото: длина 3,4 км, количество башен – 44

«Товарищи Господу Богу и враги всему свету». Суровые пираты Севера
Порт Висбю, нынешнее фото

Датчане с удивлением обнаружили, что шайки каких-то бандитов на кораблях наносят им ущерб даже больший, чем шведская армия. Не немного датчан страдали от пиратов и купцы Ганзы:
«К сожалению, они наводили страх на всем море и на всех купцов: они грабили и своих, и посторонних, и от этого сельдь очень подорожала» (любекский хронист Детмар).

Положение усугубляло то, что королеве Маргарет не нравилось усиление Ганзейского альянса, ей вовсе не хотелось, чтобы Балтийское море стало морем Ганзы. В 1396 году произошел случай, поставивший датчан и ганзейцев на грань отворённой войны. Датский и ганзейский флот, направленные к Готланду на поиски витальеров, приняли корабли потенциальных союзников за вражеские, и вступили в бой у Висбю. Попытки, постигнувших что к чему, датчан начать переговоры были расценены, как военная хитрость. Перевес был на стороне ганзейцев, которые и одержали победу в этом морском сражении. Витальеры же так осмелели, что в 1397 году их эскадра, насчитывавшая 42 корабля, пришла к Стокгольму и осадила его. Но известия о неожиданной смерти их покровителя – готландского принца Эрика, деморализовали пиратов, в окружению которых начались ссоры и распри. Блокада Стокгольма была прорвана, витальеры без добычи ушли на свою базу – в Висбю.

Кончина Эрика была крайне невыгодна витальерам потому, что не стало государя, который мог бы выдавать им каперские грамоты, и теперь они самодействующи превращались в заурядных морских разбойников, которых полагалось сразу же топить или вешать на рее в случае пленения. Что противники витальеров и сделались теперь проделывать с завидными постоянством и регулярностью. В свою очередь и витальеры стали действовать ещё более жестоко – хотя, представлялось бы, куда ещё. Но пираты старались: часто они сажали пленников в бочки (пивные и селедочные), срубая саблями головы тем, кто поднимал их. А когда счастье отворачивалась от них, ситуация порой становилась зеркальной. В одной из хроник того времени говорится, что, когда жители Штральзунда захватили одинешенек из разбойничьих кораблей, «команду также заставили лезть в бочонки. Потом был объявлен приговор, согласно которому все, торчащее из бочек, надлежит было быть срублено топором». В общем, расплатились той же мерой. Лишь немногие из противников витальеров позволяли себе такую блажь, как суд над плененными пиратами. Вердикты мягкостью не отличались, почти всегда морские разбойники приговаривались к публичной смертной казни.

«Товарищи Господу Богу и враги всему свету». Суровые пираты Севера
Казнь пиратов, средневековая миниатюра

Изгнание витальеров с острова Готланд

Между тем на Балтийском море показался новый игрок – рыцарский Орден дома Святой Марии Тевтонской, которому очень понравился остров Готланд. А рыцари Тевтонского ордена уже давным-давно привыкли брать то, что им хочется, не спрашивая разрешения у хозяев. Особенно если хозяевами были стоявшие вне закона пираты. Великий магистр Конрад фон Юнгинген заключил соглашение с ганзейцами, и в конце марта 1398 г. объединенный флот союзников (80 кораблей) высадили десантные войска южнее Висбю. Гарнизоны твердынь Вестергарн, Слите и Варвсгольм-Ландескроне сопротивляться не стали, но пираты Висбю (во главе которых стоял шведский аристократ Свен Стуре) разрешили сражаться до конца. Началась правильная осада пиратской столицы, которая закончилась кровопролитным штурмом: хорошо знакомые с оружием и закаленные в бесчисленных абордажных боях витальеры (их численность доходила до 2000 человек) сражались за каждый дом и каждую улицу. Не желающий терять своих людей великий магистр вырван был вступить в переговоры, по результатам которых витальеры теряли Готланд, но сохраняли корабли, на которых вольны были идти куда угодно. 5 апреля 1398 г. соглашение был заключен, витальеры ушли из Висбю и разделились на несколько групп. Некоторые решили вернуться к мирной жизни, о том, насколько успешной была эта попытка, хронисты не сообщают. Известно лишь, что вождь готландских витальеров Свен Стуре был принят на службу датской королевой Маргарет, и с тех пор не менял ей. Другие жить без грабежей даже и пробовать не стали. Кое-кто ушел на восток – в Северной Швеции им удалось захватить твердыня Факсегольм и удерживать ее некоторое время. Но основные силы пиратов отправились в Северное море, где нашли новые базы – на восточно-фризских островах близ Голландии и на острове Эртгольм (у острова Борнгольм). Собственно к восточно-фризским островам ушли самые известные и удачливые вожди витальеров – Клаус Штёртебекер и Гёдеке Михаэль. Как предводители пиратов они упоминаются и в Любекской хронике 1395 г., и в составленном в Англии обвинительном акте, какой возлагает на них ответственность за нападение на корабли этой страны в период с 1394 по 1399 гг.

В порту Мариенгафе «богобоязненные» ликеделеры (gleichteiler) начали возводить храм, но закончить постройку не успели. Народные предания утверждают, будто железные кольца на стене двора этой церкви Штёртебекер использовал для швартовки своих кораблей (эта стена и огромные перстни на ней можно увидеть и в настоящее время). Поэтому канал, ведущий к церкви, получил название «Штёртебекерштиф».

«Описание обоих герцогств – Бременского и Верденского», изданное в 1718 г., ратифицирует, что «Михаэлис и Штёртебекер приказали выдолбить в Домском соборе Вердена специальную нишу возле подпорной арки и поместить туда их герб» (не сохранилась).

В округах Гамбурга до сих пор показывают холм Фалькенберг («Соколиная гора»), на котором, согласно легенде, одно время была база Штёртебекера. Перегораживая железными цепями Эльбу, он останавливал купеческие корабли и пропускал их лишь после уплаты дани.

Великодушные разбойники Клаус Штёртебекер и Гёдеке Михаэль

Теперь, пожалуй, расскажем об этих пиратских капитанах, которые держали в ужасе купцов Северного и Балтийского морей, но были любимы простым народом. Наиболее популярен в Германии был, конечно же, Штёртебекер, какой приобрёл громкую славу «благородного разбойника». Согласно одной из легенд, что рассказывались в Германии, однажды, увидев плачущего старца, которого хозяин дома выгонял за неуплаты арендной платы, он дал ему столько денег, что хватило на покупку этого дома. В иной раз, увидев, как женщина пытается зашить изношенные штаны своего мужа,

Штёртебекер бросил ей кусок сукна, в который бывальщины завернуты золотые монеты.

Предание гласит, что он завещал соборному капитулу города Вердена «пасхальный дар», из которого, якобы, несколько столетий выплачивались пособия беднякам.

Согласно одной из версий, первая встреча Штёртебекера и Гёдеке Михаэля произошла при весьма романтических обстоятельствах, попросту удивительно, что этот сюжет прошел мимо сценаристов Голливуда. Штёртебекер, якобы, был сыном батрака с острова Рюген, какой убил местного барона и управляющего его имением, а потом, взяв с собой любимую девушку, отправился на рыбацкой лодке в отворённое море. Здесь его подобрал корабль витальеров, которым командовал Гёдеке Михель. Ставшие героями многочисленных народных преданий и песен удальцы нашли друг друга.

Трудно сказать, была ли реальной девушка из легенды, и куда она потом делась: популярно, что Штёртебекер был женат на дочери фризского аристократа Кено Тен Брогка – покровителя «ликеделеров».

По другой версии, Штёртебекер был рыбаком, возглавившим бунт на корабле, какой стал пиратским.

Еще одна легенда гласит, что Штёртебекер стал пиратом и вовсе по смехотворной (по нынешним временам и представлениям) вину: якобы, будучи, опять-таки, батраком с острова Рюген, он посмел попробовать какое-то особое пиво, пить которое надеялось лишь аристократам. Называется даже год этого «скандального» происшествия – 1391. В качестве наказания нарушителю было приказано одним глотком хлебнуть огромную чашу запретного напитка, но тот, избив судей поданным ему сосудом, скрылся и примкнул к пиратам. Именно с тех пор он, якобы и получил свое, сделавшееся фамилией, прозвище: «Штёртебекер» можно перевести с нижненемецкого как «опрокидыватель чаши».

Целых три города претендовали на обладание «кубком Штёртебекера». Первоначальный из них хранился в цеховом доме корабельщиков Гамбурга, второй показывали в Любеке, третий – в Гронингене.

Впрочем, некоторые переводят «Штёртебекер», как «переверни стакан», намекая на большую любовь вождя пиратов к горячительным напиткам.

В 1400 г. союзный флот Гамбурга и Любека атаковал пиратские базам на Восточно-Фризских островах, в бою бывальщины уничтожены 80 пиратов, еще 25 были выданы жителями города Эмден, любопытно, что одним из них оказался внебрачный сын графа Конрада II Ольденбургского. Все они бывальщины казнены на рыночной площади города.

В 1401 году Гамбург отправил свои корабли к острову Гельголанд, где удалось разгромить эскадру витальеров во главе с самим Штёртебекером.

«Товарищи Господу Богу и враги всему свету». Суровые пираты Севера
Заключительный бой Клауса Штёртебекера

Сорок пиратов было убито в бою, Штёртебекера и ещё 72 пирата удалось взять в плен (предание ратифицирует, что на капитана пиратов накинули сеть).

«Товарищи Господу Богу и враги всему свету». Суровые пираты Севера
Плененный Штёртебекер

Вопреки обычаю, их не казнили сразу, а судили в Гамбурге. Городская предание гласит, что, в обмен на жизнь и свободу, Штёртебекер обещал покрыть чистым золотом всю крышу гамбургского собора Святого Петра (по иной версии – изготовить золотую цепь, равную по длине периметру стен Гамбурга). Эта легенда противоречит другой, согласно какой ликеделеры делили добычу поровну.

«Товарищи Господу Богу и враги всему свету». Суровые пираты Севера
Собор Святого Петра в Гамбурге, крышу которого Штёртебекер, якобы, обещал накрыть чистым золотом

Противоречит легендам о бескорыстии капитанов ликеделеров и другое предание – о том, что Штёртебекер, якобы, хранил награбленное золото в грот-мачте своего корабля. Защитники пиратам не помогли, 20 октября 1401 г. их всех казнили на том месте, где позже Штёртебекеру поставили памятник.

«Товарищи Господу Богу и враги всему свету». Суровые пираты Севера
Казнь пиратов в Гамбурге

«Товарищи Господу Богу и враги всему свету». Суровые пираты Севера
Монумент Клаусу Штёртебекеру в Гамбурге. Надпись на постаменте гласит «Друг Господу Богу и враг всему миру»

Победитель Штёртебекера монумента не удостоился, но в честь него названа одна из гамбургских улиц: Симон-фон-Утрехт-Штрассе.

Существует легенда, в которой говорится о последней мольбе Штёртебеккера: тот попросил сохранить жизнь тем из его сообщников, мимо которых он сумеет пробежать после отсечения головы. Пробежать ему, якобы, удалось мимо одиннадцати человек – пока кат не подставил ему ногу. Но бургомистр всё равно приказал казнить всех пиратов без исключения. Отрубленные головы пиратов были насажены на колья, вколоченные на берегу: несколько из этих черепов до сих пор хранятся в Музее истории Вольного и Ганзейского города Гамбурга.

Окрыленные успехом, гамбуржцы скоро атаковали корабли иного «героя» витальеров – Гёдеке Михеля. В одной из хроник говорится:
«Затем вскоре, в том же году, когда произошла битва у Гельголанда, именуемого здесь «Святая земля», гамбуржцы вторично отправились в море и схватили восемьдесят врагов и их главарей – Годеке Михаэля и Вигбольдена. Среди награбленной ими добычи бывальщины обнаружены мощи св. Винсента, которые были в свое время похищены из какого-то города на Испанском побережье. Разбойников привезли в Гамбург, где они также были обезглавлены, и их головы были насажены на колья рядом с другими».

До нашего времени дошла общенародная песня, записанная в 1550 г.:
«Шттебекер и Гёдеке Михель
Вдвоем разбойничали на море,
Пока это не надоело Богу
И он не покарал их.
Штёртебекер воскликнул: «Ну что ж!
В Нордовом море мы будем как в доме своем,
Поэтому немедленно туда поплывем,
И пусть богатые гамбургские купцы
Теперь тревожатся за свои корабли».
И они стремительно отправились в путь,
Подгоняемые своей пиратской целью.
Рано утром у острова Гельголанд
Они бывальщины схвачены и обезглавлены.
«Пестрая корова» из Фландрии
Подняла их на рога и порвала в куски.
Их привезли в Гамбург и отрубили им головы.
Кат Розенфельд спокойно
Отрубил буйные головы этим героям.
Его башмаки утопали в крови,
Которую и внуки его смыть не смогли».
(«Пестрая ланка» – это название флагманского корабля флота Гамбурга).

Последние ликеделеры. Завершение эпохи

В 1403 г. походы против удалившихся с Готланда пиратов предпринимали ганзейские города Любек и Данциг.

В 1407 г. бывшие витальеры вместе с новыми (фризскими) покровителями воевали против Голландии.

В 1408 г. Гамбург одержал новоиспеченную победу: на городской площади были казнены пиратский капитан Плукераде и девять его подчиненных.

Ликеделеры (gleichteiler) существовали еще и в 1426 г.: воевавшие за Шлезвиг против Дании графы Голштинии тогда опять выдали их капитанам каперские свидетельства.

В 1428 г. ганзейцы поступились своими принципами, навербовав из числа пиратов 800 человек для брани против Дании. Боевые действия были удачными: совместно с бывшими противниками, ганзейцы разбили норвежский флот (Норвегия входила в состав датского королевства), разграбили Берген и захватили Фемарн.

Но уже в 1433 г. член городского управления Гамбурга Симон ван Утрехт, будучи поставлен во главе городского флота (21 корабль), захватил город Эмс, бывшим заключительным оплотом ликеделеров Фризии. Сорок пиратов были обезглавлены, их головы насажены на колья.

В 1438 г. Гамбург и Бремен использовали пиратов против Голландии и Зеландии. При этом воли Бремена выдали «союзникам» каперские свидетельства, согласно которым треть добычи должна была идти их городу. Бременским каперам разрешалось даже грабить корабля других ганзейских городов – если на тех были товары из Голландии или Зеландии. Самый удачливый «бременский» капер – Ганс Энгельбрехт, захватил 13 голландских кораблей, выручка составила тридцать четыре тысячи рейнских гульденов.

В 1438–1449 г.г. – при Эрике Померанском, витальеры опять появляются на Готланде, и снова получают каперские свидетельства от нового покровителя (в 1407 г. тевтонцы передали остров Маргарет Датской в мена на показавшиеся им более интересными владения в материковой Европе).

Но время витальеров-ликеделеров было уже на исходе. Потеряв все свои базы, они удалились с исторической сцены, освободив ее для других каперов и других пиратов.

Источник


«Товарищи Господу Богу и враги всему свету». Суровые пираты Севера